Фантастика

На Невском – 2100

Что может быть лучше Невского проспекта, особенно в 2100-м!

Предисловие уже из будущего

Начинаем публикацию фантастической повести «На Невском – 2100». Первую фразу придумал замечательный петербургский писатель Евгений Водолазкин. Продолжил ее в своем духе – про Нечисть – известный мастер фэнтези Ник Перумов. А потом мы предложили всем желающим тоже сочинить несколько строк еще не существующего произведения и вписаться в эту компанию литературных мэтров. И один начинающий автор тут же вписался, да еще как! С ходу придумал целую главу. Ну просто нечеловеческая скорость творчества.

Вот именно – нечеловеческая. Потому что этот автор – компьютер, умеющий сочинять истории.

Сбывается страшный сон писателей, но пока только в нашем журнале. Этот экспериментальный эксклюзив предложил нам один молодой программист, пожелавший пока остаться неизвестным. Он создал программу, дающую компьютеру некие начальные писательские способности, и загрузил в него словари, кое-что из Брэдбери, Лема, Стругацких, «О дивный новый мир» Хаксли, предсказания футуролога Курцвейла, прогноз математика и писателя Вернора Винджа, интервью с экспертами про будущее Петербурга из нашего журнала и некоторые свои собственные соображения о судьбе города и горожан.

Что получилось в итоге? Не Гоголь, конечно. А мы и дали автору такой ник – Негоголь.

Глава первая. Нечеловеческий прогресс

– Докладываю, – произнес председатель Комитета по датам и хронологии по прозвищу Принц Датский. – Через три года мы будем праздновать 400-летие Петербурга.

– Отметить День города надлежит с размахом! – подхватил его заместитель. – Устроим парад с Нечистью на Невском!

– Почему именно с Нечистью? – удивился председатель.

– Потому что парад – это демонстрация, а из слова «демонстрация» выглядывают демоны и монстры. По-русски Нечисть.

На этих словах редактор журнала «На Невском» по прозвищу Умный Глянец отключился от канала секретной связи с правительством Петербурга. Во-первых, она дорогая, во‑вторых, его достали сторонники темных сил, которые уже и жизнью города рулят. Самое противное, что они считают себя суперпатриотичными патрио­тами, потому что пропагандируют только персонажей русского фольклора, а все западные ценности объявили вредной магией, которая хочет нас околдовать. Главный их лозунг – «Баба-яга против!»

– Кстати, статья «Коммунальные услуги дьявола» уже готова, – ворвался в мысли редактора ответственный секретарь Клик Лайков. – Про повышение тарифов на живую омолаживающую воду.

Редакционная летучка началась. Они летели на дронах в виде модных в этом сезоне летающих тарелок над садами-небоскребами, которые процветают в Купчине, и составляли план очередного номера журнала. «Берегите родину – отдыхайте за границей» – реклама турфирмы. «Если тебя кинули, просто расправь крылья» – советы психолога. «Стриптиз по-русски: обнажить душу и показать характер» – о новом реалити-шоу. «Интерфейсом об тейбл» – некие филологи предлагают слово «интерфейс» заменить на «междумордие». «Мертвые в душе» – рекламный триллер про инновационную сантехнику.

– Сплошной гламур, желтуха и чернуха, – поморщился редактор. – Клик Лайков жаждет лайков?

– Есть еще репортаж из зала суда «Робот, будь человеком, исполняй законы!».

Рядом зависла экскурсия «Петербург – колыбель эволюции». Невидимый гид, он же переводчик, рассказывал про солнечные батареи, преобразователи энергии ветра, самоочищающуюся атмосферу, умные дома, сплошь роботизированное производство. Агитировал пожить в каморке Раскольникова, переночевать в ленинском шалаше в Разливе, поучаствовать в старинной петербургской забаве «Перестройка Сенной». Рекламировал единственный на планете отель для инопланетян «Неземное удовольствие»: мол, пока они не прилетели, любой турист может в нем пожить и почувствовать себя гостем из космоса. Там целый звездный городок – местами плавучий, местами подвод­ный, местами парящий в воздухе. А в громадном планетарии можно полетать в невесомости среди звезд шоу-бизнеса.

– Я только что получил интервью с известным программистом Нейроном. Называется «Гаджетом буду!», – сообщил ответсек. – Про то, что человечеству, чтобы не исчезнуть, придется объединить свой мозг с компьютерным.

– Кто автор?

– Элита, практикантка.

– Студентка из высшей школы для блондинок «Светлые головы»? Это не она там витает в облаках на розовом супер-пупере?

– Нет, я жду вас в редакции. У нас проблемы.

– С интеллектом?

Редакция журнала «На Невском» не случайно занимает башню Дома книги. Там на крыше свой мини-аэродром, но главное – там проходит Пулковский меридиан и настраивает на планетарный масштаб. Масштаб действительно впечатляет: редакционный робот Зингер улавливает мысли и желания всех, кто проходит по Невскому, и посылает информацию прямо в головы прохожим: познавательную, развлекательную, рекламную. На любом языке. Но даже робот мог бы сойти с ума от этого потока чужого сознания, если бы не умел блокировать глупости. Однако это средство массовой информации на потребу дня, а есть еще элитный глянцевый журнал.

Элита смотрела в окно. На фоне Казанского собора фланировали люди. Но вели себя как-то странно: кто-то безумно хохотал, кто-то возмущался, а прохожие с детьми стремительно сворачивали на набережную канала и убегали подальше от проспекта.

– Что это с ними?

– А это Зингер матерится на весь Невский.

– Извините, босс, это я на автомате, – сказал Зингер.

– «Автомат» – это вирус, – объяснила Элита. – Теперь вся наша инфа автоматически сопровождается отборным матом.

– Так пусть наши программисты вырубят этого матерщинника к чертовой матери и прочистят ему мозги!

– В том-то и дело, что его не отключить.

– Отключаюсь! – прошептал Зингер и наконец-то вырубился.

– Знаете, это не простой вирус, – Элита с сочувствием смотрела на Зингера в отключке. – По моим каналам поступила информация, что в Петербурге многие роботы подверглись вирусной атаке. Вирусы везде разные, но результат один: роботы перестают подчиняться людям даже после чистки, ими начинает руководить иная сила. А если учесть, что носители мощного искусственного интеллекта готовят революцию…

– Очередную техническую?

– Социальную.

– Ну да, желают захватить власть на планете. Как я сразу не догадался. Привет Голливуду!

– При чем тут Америка? У нас в Петербурге уже есть такая партия роботов, которые могут самостоятельно эволюционировать. Программисты научили их саморазвиваться, и они создали язык для общения роботов друг с другом, который люди не понимают.

– Это тот самый пресловутый искусственный интеллект, о котором так долго говорили фантасты и предсказатели?

– Хорошая фантастика имеет обыкновение когда-нибудь сбываться.

– Хотите опубликовать ее в нашем журнале? Почему вы все это рассказываете именно мне?

– Потому что лидер этой партии роботов по прозвищу Бест – ваш бывший одноклассник.

ник Негоголь

(Продолжение в следующем номере)

Предыдущая статья

Утопии Юлии Ауг

Следующая статья

И злато сторожит дракон…

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*