Фантастика

На Невском – 2100

Продолжение. Глава четвертая на сайте: https://nanevskom.ru/na-nevskom-2100-4/

Глава пятая. КРЕМЛЬНАШ

Шоу «Офигительные звери» проходило в креативном пространстве Кремля «Созвездие псов». Хедлайнером выступал пес по кличке Аполлон Кобельведерский. По команде «Голос!», тоненько скуля, он подпевал певице Матрице. Наряд на ней был хайповый – платье-спрей: вы распыляете специальное вещество из баллончика вокруг своего тела, вас окутывает облако неволокнистой ткани, из которой можно слепить себе временное платье. Остальные герои шоу тоже не промах: конь, отбивающий копытами чечетку, любитель прикалываться ежик и внезапно прозревший крот. Эти способности у них развились не сами по себе, а по науке. Потому что все они звери не простые, а генномодифицированные. И вместе с певицей Матрицей оказались частью проекта Кремля.

А дело было так. Операция под штрихкодовым названием #Кремльнаш перешла в стадию политического угара. Кандидаты в президенты резали правду-матку по живому. Всеми средствами стремились проникнуть в мозги потребителя-избирателя и там уж вволю разгуляться со своим навязчивым креативом, а заодно и с отвязным сервисом. Это по старинке называлось нейромаркетингом.

«А вы не устали ворочать миллионами?!» – интересовалась оппозиция у олигархов и призывала граждан свергнуть позорный и несправедливый роботовладельческий строй, роботов согнать со всех рабочих мест и сделать их слугами простого народа. «Лучший способ помочь бедным – стать богатым!» – возражали олигархи. «Чего у вас не отнять – так это денег», – соглашался народ и весь свой гнев обращал на роботов.

Вообще, роботофобия активизировалась. По сетям распостился сериал, состряпанный столетней домохозяйкой, про то, как в роддоме одной мамаше подменили младенца: вместо сына подложили биоробота. В ответ на это роботы сняли свое артхаусное кино «Трудно быть ботом»: бот скачал из Сети и установил в память расширение, отвечающее за сакральность. Да так этой самой сакральности накачался, что поверил в богочеловека. Представители темных сил рекламировали заговоры на выборы и требовали запретить вешать на двери таблички «Потусторонним вход запрещен». «Превратим скайпы в скальпы!» – предлагал известный лжеученый. И обещал создать прибор, по которому наконец-то можно будет читать чужие мысли на расстоянии.

Лариса Ахмадеева. «Настроение»

Ну а Кремль возродил свой древний лозунг времен тотальной чипизации: «В человеке все должно быть прекрасно известно государству». Потому что хакеры что-то там взломали – и перепутались пароли, явки, адреса. Но государственная динамо-машина уже работала в новом направлении: в Думу внесено предложение принять закон об обязательной публикации персональных генетических портретов всех граждан РФ.
Депутаты приняли в первом чтении, закусили во втором и решили пойти еще дальше – переформатировать страну в ГМО. В Генно-модифицированное общество. Мол, знак ГМО на груди у него – больше не надо и знать ничего. И можно управлять генетическим кодом, создавать улучшенных людей. А тут и генетики подсуетились – предложили начать прямо с эмбриона – редактировать, корректировать гены зародыша, что-то в них удалять и добавлять, изменять наследственность. Карие глаза менять на голубые, рост на вес, блондинок на брюнетов. Так Россия оказалась в интересном положении – и в результате родилась национальная идея, которую со времен коммунистов никак не получалось родить.

«И свежие идеи могут дурно пахнуть», – попыталась сопротивляться оппозиция, защищая право новорожденных на собственные гены. Но ей объяснили, что сначала национальную идею проверят на собаках.
«Ну и пес с ним!» – отмахнулась оппозиция, имея в виду действующего президента, который по давней традиции держал в Кремле фешенебельную псарню. Движуху по популяризации идеи ГМО в массы предложили возглавить певице Матрице. Она только что снялась в детективе «Трехгрошовые оперы», в комедии «Бриллиантовая рука Москвы», в триллере «Электрические 12 стульев» и проснулась знаменитой.

– Ничто не ценится так дорого, как дешевая популярность, – сказал Бест, появившись на «Офигительных зверях» с командой поддержки – котом Чернышевским и попугаем по имени Оксюморон. Матрица с подвывающим ей Кобельведерским как раз исполняли романс «Гори, голимая звезда». Это чудо подкорректированной природы транслировалось на всю страну. И тут на сцену вышел Чернышевский. Нет, он не стал читать отрывок из «Что делать?», а просто вскочил на ждущего своего звездного часа коня, делая вид, что спасается от пса. И у пса проснулся нормальный собачий инстинкт, а не какой-нибудь там рефлекс собаки Павлова: он погнался за котом.

– Пасть порву! – прокричал из зала Оксюморон, который уже давно живет на свете, много чего видел, слышал и запомнил. К тому же его хозяин – Умный Глянец. Конь заржал, крот убежал, ежик прикололся. Причем к платью Матрицы, которое на глазах у изумленной публики срочно стало таять.

– Здравствуйте, я ваша голая тетя! – передразнил певицу попугай. – Скажи кроту, чтоб впредь не зарывался…

И ежу понятно, что тут началось. Гэмэошное шоу сорвалось.

– Господа, вы звери! – возмущался Оксюморон, когда на него устроили облаву охранники. И посоветовал кому-то в зале: – Если жена тебе изменила, радуйся, что она не изменила пол.

Бест с Чернышевским, уже выходя из зала, слышали, как попугай распевал: «Вот кен ай ду? Водки найду!», а зал радостно подхватывал.

– Чем я заслужила такую немилость? – поинтересовалась поджидавшая их Матрица. Она уже набросила на себя плащ, скрывавший испорченное платье. – Чем так не понравилась?

– У вас денежные мешки под глазами, – ответил Бест. – А ваша мимимишная попса – оружие культмассового поражения. Я постоянно буду вас разоружать.

– Чай? Кофе? Валерьянка?

Но кот не ответил Бесту, предпочел подремать на руках у Элиты. Они уже вернулись в свою редакцию на Невском, в башню Дома книги.

– Знаешь, почему в нашем городе поставили памятник Кутузову? – спросил Бест, глядя из окна на Казанский собор.

Элита знала:

– Потому что он сдал Москву. Это старая шутка.

– Но сейчас она, кажется, опять становится актуальной.

– Неужели Москва хочет ввести в нашем бедном городе налог на роскошь человеческого общения?

– Она хочет апгрейдить Петербург – превратить его в Сити и переименовать в Питер-Сити. Придется снова воевать с москвичами. Бордюр – поребрик, подъезд – парадная, шаурма – шаверма…

– Собаки взяли Кремль, коты – Зимний…

– А мы возьмем Смольный и устроим там штаб эволюции.

– Послушай, а зачем тебе все это? За деньгами ты не гонишься…

– Я иду им навстречу. Но не в этом дело. Мне нужно разгадать одну очень сложную загадку, и это будет сделать проще, если я стану первым лицом.

– Что за история?

– Давняя и таинственная.

– И когда она случилась?

– В 2018 году…

(Продолжение в следующем номере)

Ник Негоголь

(Автор – компьютер с программной установкой на описание будущего. Редакция за его сочинения ответственности не несет.)

Предыдущая статья

«Сказка о царе Салтане» | «Невская волна» | 27 декабря

Следующая статья

Киберпоэзия

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*