Красота и здоровье

Beauty-индустрия: «Пусть растут все цветы»

Навязывание современных канонов красоты в медиа и социальных сетях («инстамодели» с безупречными формами, пухлыми губами и идеальными скулами) порождает клише. С будущими возможностями в медицине еще проще станет исправлять природу. Но надо ли? В чем миссия эстетической медицины? С этими вопросами мы обратились к экспертам косметологии.

Наверное, все дело в соцсетях, но теперь ничто не может существовать в собственном маленьком мирке. Вот и beauty-индустрия не остается в стороне от большого мира, его проблем, политических и социальных тенденций. Уже не бренды диктуют нам тренды, а реальность. Всех волнует потенциальная экологическая катастрофа. Драйверы индустрии красоты вовсю работают над тем, чтобы свести отходы к нулю или хотя бы сократить их объемы. Концептуальны экоупаковки, «голые» косметические продукты, и, наконец, все чаще говорят о waterless beauty – снижении количества используемой при производстве средств воды. Все больше людей заботит судьба представителей животного мира. Конечно, когда читаешь, что в ноябре на Борнео погиб последний суматранский носорог (и теперь вся надежда на ученых – вдруг клонируют), трудно остаться равнодушным. И – ура! – увеличивается количество компаний, которые отказываются от издевательских тестов на животных. Все хотят прозрачности во всем – в политике и в косметике. Майкл Корлеоне говорил: «Это оскорбляет мой разум». Именно так реагируют на приукрашивания, а то и заведомую ложь консультантов брендов продвинутые beauty-пользователи, которым в помощь инстаграм-авторитеты красоты в инстаграме и на ютубе (кстати, в этом вопросе лидируют швейцарские барышни).

Мир за толерантность. «Пусть растут все цветы», для всех, вне расовых, гендерных, возрастных различий, найдется своя косметика. И теперь количество цветов тональника не должно ограничиваться скудной палитрой 15–20 оттенков, их должно быть 40-60 для всех типов кожи, от самого светлого до самого темного. Ну и само собой, не остаются в стороне мужчины – морщины, кажется, уже не в моде. Как и сентенция, что мужчина может быть чуть красивее обезьяны. Умные устройства пришли в нашу жизнь. Они пришли и в бьюти-индустрию. Скоро у каждого следящего за собой будет свой «карманный дерматолог», биометрический датчик, измеряющий изменения температуры кожи каждую минуту и контролирующий увлажнение. В моде – выглядеть успешным. Стрессы и вредное воздействие загрязнения призваны нивелировать очищающие ритуалы, к которым приходят некоторые бренды. Например, с помощью косметических продуктов смыть «физическую и духовную пыль повседневной жизни». Сентенция древних «в здоровом теле здоровый дух» переосмыслена и актуализирована: «Здоровье, красота, благополучие – и в итоге внутренняя гармония».

Ирина Сергеевна Чугаева, врач-косметолог, ведущий специалист Центра медицинской косметологии «Космед»:

– Социальные сети – это прежде всего картинки. Зачастую инстамодели делали все процедуры несколько лет назад. Дело в том, что эстетическая медицина стремительно развивается, так что сейчас акценты сместились. Сегодня уже никто не накачивает губы и скулы, поскольку главная задача косметологии – гармонизация внешности и мимики, улучшение пропорций, но ни в коем случае не раздувание лица! Более того, на Западе активно развивается тенденция, в рамках которой девушки убирают введенные некогда препараты. Однако когда предлагаешь это российским клиенткам, они неохотно соглашаются или не соглашаются вовсе, желая оставаться в рамках популярных клише. Соцсети для них – это продажи, и они хотят быть продаваемыми. Но «Инстаграм» отличается от реальной жизни, и эстетическая медицина идет по иному пути. Главное – в любом случае обращаться к экспертам с медицинским образованием, а не пользоваться услугами лжеврачей, которые часто в «Инстаграме» же и диктуют эти каноны. Резюмируя, повторюсь: наша миссия как экспертов – профилактика и гармонизация. Так что атаки клонов не будет.

Руслан Мативич Райэмаа, заведующий отделением косметологии клиники MEDICI:

– Бьюти-перфекционизм – бич нашего времени, и в области косметической хирургии он принимает уродливые формы в буквальном смысле этого слова. Врачу необходимо помнить, что пожелание пациента – это не всегда главный критерий в выборе процедуры, и успеть вовремя сказать пациенту о ее нецелесообразности. Миссия врача – не провоцировать, не вредить, не извлекать выгоду, а в нужный момент сказать: «Вам достаточно». Диктуя «бьюти-тренды», соцсети связывают фото красивых людей с образами успеха и наслаждений, внушая отвращение к «несовершенным» телам и лицам. Всегда помните: ваши лицо и тело – ваша собственность, и никто, кроме вас, не должен и не может принимать решение, как именно их совершенствовать и какой косметической процедурой воспользоваться. «Жертвы бьюти-моды» – это не эталон красоты. Это одинаковость и похожесть.

Елизавета Алексеевна Гинтовт, кандидат медицинских наук, врач дерматолог-косметолог клиники «Институт красоты ГАЛАКТИКА»:

– В современной косметологии и пластической хирургии, как и в медицине в целом, главной целью является улучшение качества жизни пациентов. Важными задачами для достижения этой цели являются гармонизация лица, исправление дефектов внешности, замедление процессов старения кожи, восстановление потерянных объемов мягких тканей, придание внешнему виду свежести и ухоженности. Последнее особенно актуально, учитывая, что сегодняшний ритм жизни не всегда позволяет высыпаться и вести здоровый образ жизни на регулярной основе. Что касается бьютификации, то современная косметология уже давно отошла от так называемых канонов красоты, когда считались модными огромные губы, щеки и скулы, а лоб был «замороженным». Сегодня уважающие себя доктора не будут предлагать такие варианты, сейчас в моде естественность и ухоженность. Важно, чтобы кожа была холеной, а губы свежими. Пусть даже сохранятся морщинки в уголках глаз – это признаки позитивных эмоций. Наша миссия – это всемерное улучшение внешнего облика пациентов. Человек, довольный своей внешностью, имеет хороший психоэмоциональный фон, высокую самооценку и легче достигает успеха в любой сфере жизни.

Марина Сергеевна Голубева, главный врач Клиники Немецких Медицинских Технологий GMTClinic:

– В связи с возрастанием темпа жизни тенденции в косметологии меняются так же быстро. Бьюти-индустрия переживала разные времена – от отрицания какого-либо вмешательства до гиперкоррекции. Был период, когда значительная часть пациентов хотела одинакового результата – например, очень пухлые губы и выраженные скулы, вследствие этого лица становились похожи друг на друга. К счастью, этот период позади, на сегодняшний день тенденция к естественному результату. Все чаще пациент приходит с запросом скорректировать ту или иную зону так, чтобы о вмешательстве никто не догадался. На мой взгляд, сейчас очень хорошее время – получен достаточный опыт неудачных коррекций и осложнений, на его основе процедуры стали в разы безопаснее и корректнее с эстетической точки зрения. Отмечу еще одну тенденцию: движение косметологии и пластической хирургии друг к другу. Процедуры становятся малоинвазивными, те задачи, которые ранее могли решать только пластические хирурги, теперь решаются и косметологами. Меньше рисков, более естественный эффект, отсутствие выраженного периода реабилитации – все это тренды, которые нельзя не приветствовать.

Герман Владимирович Медведев, пластический хирург многопрофильной клиники «РАМИ»:

– Кого вы представляете, когда говорите: «Он/она красив/а»? Что это значит для вас? Как можно оценить красоту? На все эти вопросы можно получить лишь субъективные ответы. Ко мне довольно часто приходят пациенты на первичный прием, находят при мне фотографию в инстаграме и говорят: «Хочу, как тут, как на ее/его странице». В принципе, это абсолютно нормальное и эволюционно правильное чувство человека – быть привлекательнее. И говоря о навязывании СМИ неких клише красоты, нельзя согласиться с определением «навязывание», ведь информирование о тенденциях в моде и изменениях в восприятии красоты общественностью – это и есть задачи СМИ. В философии у красоты есть несколько измерений: красота как гармония, красота как пропорция и красота как сияние. Я абсолютно за то, чтобы индивидуальность была сохранена, быть может, даже подчеркнута элементами идеальности, пропорциональности и сияния. Но, безусловно, все действия должны подразумевать один итог: не навредить индивидуальной красоте. А как понять ее и оценить? Я считаю, что врач, занимающийся эстетической хирургией, должен разбираться в искусстве, живописи и скульптуре. И благодаря будущим возможностям медицины мы будем исправлять лишь недостатки природы, а не саму суть индивидуальности человека. Я за внесение лучших изменений во внешность человека, но помните, что умеренность и гармония должны быть спутниками красоты.

Надежда Борисовна Шабанова, врач-косметолог клиники эстетической медицины «МЕДИ на Невском»:

– Последние несколько лет среди запросов пациентов – естественная красота. И это очень хорошо! Если раньше нам часто приходилось отговаривать от явных филлеров и больших губ, то сегодня мы вместе с пациентом значительно легче приходим к консенсусу, потому что естественность действительно в тренде. Все устали от вычурной, показной внешности – это уходит на задний план. Хорошо сделанная работа и правильно проведенная процедура не будут ярко выделяться на лице. То есть человек будет выглядеть ухоженным, здоровым, молодым. Мы боремся с возрастными маркерами, и сегодня в арсенале эстетической медицины есть очень много инструментов, чтобы добиться выраженного омоложения, сияния и ухоженного эффекта. Но мы всегда помним, что возрастные маркеры корректируются в том варианте, в котором это необходимо, чтобы красота оставалась натуральной. За услугами лучше обращаться в специализированную клинику, там врачи подберут актуальную процедуру согласно возрасту, особенностям здоровья и подчеркнут естественную красоту человека. Ключевыми преимуществами медицинского учреждения являются: опыт специалистов, безопасность, надежность материалов и оборудования, с которыми работает доктор, возможность провести качественную диагностику, учесть все особенности организма и подойти к вопросу комплексно.

Денис Анатольевич Груздев, основатель «Клиники доктора Груздева», хирург-косметолог:

– Я убежден, что косметолог должен в первую очередь ориентироваться на восстановление, работая как художник-реставратор. Однако тут принципиально важно понять, нравилось ли вообще человеку то, с чем он родился? Если да, то наша задача восстановить и сохранить то, что хорошо от природы. Одна моя пациентка как-то пожаловалась, что ходит ко мне уже 10 лет и вообще не меняется! Зато на встрече выпускников она поняла, как сильно могла бы измениться без ухода и профилактики! Говорит, больше ее не приглашали… Так вот наша миссия не резко «омолодить» человека, а помочь ему не стареть, сохраняя то, чем одарила его природа. Что касается клише: порой «неестественно и красиво» все-таки лучше, чем «естественно и некрасиво». Все индивидуально. Но в 99 % случаев я против подгонки внешности под какие-либо клише.

Денис Генрихович Агапов, главный врач клиники эстетической медицины DEGA, кандидат медицинских наук, доцент кафедры пластической хирургии ПСПбГМУ им. акад. И. П. Павлова, член многих российских и международных ассоциаций пластических хирургов:

– Миссия эстетической медицины – удовлетворять эстетические запросы пациентов и делать их жизнь комфортнее. Мы как доктора понимаем, что наша работа имеет риски осложнений, и всегда сопоставляем их с вероятностью получения желаемого результата, чтобы выяснить, будет ли это соотношение благоприятным. В некоторых случаях особенности внешности не позволяют получить желаемый результат. Например, если пациентка с крупным, толстокожим носом просит сделать маленький нос, то мы объясняем, что провести подобное вмешательство невозможно из-за высокой вероятности осложнений. Также зачастую людям приходится рассказывать, что фотографии в Instagram могут быть продуктом фотошопа, а представленные результаты идут вразрез с природой пациента. Мы можем создать похожие впечатления от лица в соответствии с тем, что нам показывают в Instagram, но не клона. Например, передать общие тенденции – острый подбородок, пухлые губы, правильные скулы. Мы даем пациенту возможность понять, что можно сделать, что в итоге получится, чтобы он сам решил, нужно ли ему это. Хирургического фотошопа, к сожалению, не существует. Мы не можем подогнать внешность под то, что делают компьютерные программы. У меня есть набор фотографий «инстаграмных» девушек в жизни и в социальных сетях. Когда я их показываю, у пациентов обычно спадает пелена с глаз, они повышают свою самооценку и не стремятся что-то исправить.

Предыдущая статья

На Фурштатской открылся новый бар Hangar bar

Следующая статья

Мой Петербург

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*