История

Выставка из цикла «Сага о Романовых»

Его отца называли «Благословенный», наследника – «Освободитель». А к нему прикрепилось прозвище «Палкин». Он начал свое царствование с расстрела мятежников на Сенатской площади, а закончил, приведя страну к разгрому в Крымской войне. Но был ли Николай Первый так ужасен? В залах Михайловского замка открылась выставка из цикла «Сага о Романовых», посвященная самой, пожалуй, противоречивой венценосной личности России. А мы попытались разобраться, каким же был «Палкин» Николай Первый.

НИКОЛАЙ I НЕ РВАЛСЯ К ВЛАСТИ

Он любил инженерное дело и, достигнув совершеннолетия, должен был возглавить инженерное ведомство. Но череда случайностей и неудачных браков старших братьев даровала третьему сыну императора Павла трон. В отличие от брата Константина от власти не отказался, напротив, уверовал в свою миссию. Но не ради собственного возвеличивания, а страны. И кстати, с декабристами обошелся сурово не из личной мести, а из соображений государственного порядка: «Взять на себя пролить кровь некоторых и спасти почти, наверное, все; или, пощадив себя, жертвовать решительно государством», – перед императором дилеммы не стояло. Сам он был настолько не пафосным, что умер в собственном дворце, но не на роскошной кровати с балдахином, а в своем скромном кабинете и на узкой походной кровати (будете в Эрмитаже, зайдите в зал № 17 – там и был кабинет). Ответственность, которую он возложил на себя сам, нередко давила на него. «Вот скоро 20 лет, как я сижу на этом прекрасном местечке. Часто удаются такие дни, что я, смотря на небо, говорю: »Зачем я не там? Я так устал»».

ИМПЕРАТОР БЫЛ ЦЕНЗОРОМ

Водился за Николаем Павловичем такой грешок, что и говорить, – любил лично вникать во все. И Пушкину совершенно серьезно и искренне предложил себя в качестве цензора (по логике, поэт должен был чувствовать себя польщенным – не какой-нибудь там мелкий чиновник решает судьбу его стихов, а сам император). Но может, монарх понял, что на Руси без контроля никак? Да и не все так просто было. Вот Гоголя Николай  I откровенно не любил, а крамольного «Ревизора» на сцену выпустил. Да еще приехал на премьеру, а после нее, выходя из ложи, заметил: «Ну и пьеса! Всем досталось, а мне больше всех!» Или тоже факт: не понравилась императору картина Лапченко «Сусанна и старцы» на академической выставке 1833 года – мол, безнравственна. Другой бы взял да положил ее на полку, а Николай Павлович просто порекомендовал супруге не посещать сию выставку.

ЛОШАДЕЙ И СОБАК МОНАРХ ЛЮБИЛ, КАЖЕТСЯ, БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЛЮДЕЙ

Егор Ботман. Портрет императора Николая I. 1849. Холст, масло. 103х75. ГМЗ «Петергоф»

Александр Дюма в своих заметках о путешествии по России уделил внимание и псу Гусару: «Гусар, старый и грязный спаниель с серой шерстью, был любимчиком императора Николая; он никогда не отлучался от хозяина и пользовался всеми привилегиями избалованной собаки». Гусар удостоился чести быть изображенным (в технике римской мозаики) на крышке малахитового пресса, которым пользовался государь. И более того, художник Егор Ботман увековечил Гусара на портрете его августейшего хозяина. Но надо отдать должное императору – он полюбил Гусара не за смазливую мордашку и особо умильное виляние хвостом. Гусар был необычайно смышлен, и до того как переселиться во дворец русского царя, развлекал публику Карлсбада умением угадывать карты, различать цвета и даже выполнять простейшие арифметические действия. Были свои любимцы у монарха и среди лошадей. Один из них, арабский рысак Амалатбек, послужил конной натурой для памятника Николаю I на Исаакиевской площади. И еще. Император не просто наслаждался обществом любимых животных, но и заботился об их последнем пристанище, создав в Царском Селе кладбища собак и лошадей…

МОНАРХ ЧАСТЕНЬКО ЗАХОДИЛ В МАСТЕРСКИЕ ХУДОЖНИКОВ

Хоть Николай  I и любил инженерное дело, но обожал и живопись – коллекционированием произведений западных и отечественных мастеров заинтересовался, еще будучи великим князем. В мастерских художников он себя чувствовал как свой. И кажется, имел на это право. Ну или почти. Будущий монарх с 7 лет брал уроки рисования (а потом у знаменитого Ореста Кипренского учился гравированию) и, судя по сохранившимся рисункам, обладал художественным талантом. Кстати, сохранился его карандашный рисунок – единственное изображение восстания 14 декабря, которое привело Николая на престол. Современники и, более того, сами художники отмечали, что Николай как зритель «… имел образованный разум и понятие о предметах изображения и художестве». И зрителем был благодарным. Францу Крюгеру подарил драгоценные золотые часы с бриллиантами. Правда, к сожалению, не лично. Пока посылка дошла до берлинского художника, бриллианты исчезли. И когда позже Николай увидел у Крюгера «раздетые» часы, он, кажется, даже не разгневался, а лишь посетовал: «Видите, как меня обкрадывают! Но если бы я захотел по закону наказать всех воров моей империи, для этого было бы мало всей Сибири, а Россия превратилась бы в такую же пустыню, как Сибирь».

ЕГО СРАВНИВАЛИ С НЕРОНОМ

И называли каннибалом. И кто? Английский парламент и, разумеется, охочая до сенсаций пресса. За что? За то, что отозвался на просьбу австрийского двора Габсбургов, который стремился удержать Венгрию в составе Австрийской империи и вынудил венгерскую армию капитулировать. Но Николай, кажется, с юмором отнесся к нападкам англичан, дипломату лорду Дургаму говорил по-французски: «Я теперь буду подписываться Николаем-каннибалом». Видно, монарха веселило двуличие англичан, тех еще колонизаторов. Но любопытно другое. Когда летом 1844 года Николай I посетил Великобританию, он произвел прекрасное впечатление на королеву Викторию и ее супруга. Монархиня отмечала его красоту, изящество манер, искренность, любезность и в то же время непреклонность в том, «что касается раз и навсегда определенных им принципов долга, которые ничто на земле не заставит его изменить».

ПУШКИН ПРИЗНАВАЛ, ЧТО НИКОЛАЮ МУЖЕСТВА И ДАРА СЛОВА НЕ ЗАНИМАТЬ

Мемуаристы вспоминают, как он из чувства долга отправился на Сенную площадь успокаивать холерный бунт. И хотя без войск не обошлось, но и в своем воззвании к народу Николай I был очень убедителен (по легенде, укорял бунтарей: «Стыдно народу русскому, забыв веру отцов, подражать буйству французови поляков»). К тому же не побоялся поцеловать кого-то из людей, стоявших в толпе. При нем Петербург стал по-настоящему имперской столицей, он не жалел денег на дворцовую роскошь, но не для того, чтобы потешить свои личные амбиции. Сам он отличался скромностью. Котлеты с картофельным пюре, щи, гречневая каша – вот его традиционный рацион. На выставке есть картина – Николай I с сыном на санях рассекают Невский проспект. Без охраны. Вот так однажды, прогуливаясь в одиночестве, он присоединился к скромной похоронной процессии то ли отставного солдата, то ли мелкого чиновника. Несмотря на внешнюю холодность, он умел располагать к себе. Живописец и гравер Лев Жемчужников, воспитывавшийся в кадетском корпусе, вспоминал, как государь играл с кадетами: «…в расстегнутом сюртуке ложился он на горку, и мы тащили его вниз или садились на него <…> и он встряхивал нас, как мух. Любовь к себе он умел вселить в детях; был внимателен к служащим и знал всех классных дам и дядек, которых звал по именам и фамилиям!»

НИКОЛАЯ НАЗЫВАЛИ ПОСЛЕДНИМ РЫЦАРЕМ ЕВРОПЫ

И он им действительно был. Романтик, своей супруге Александре Федоровне преподнес в дар Коттедж петергофской Александрии, построенный в готическом стиле, а в честь 25-летия бракосочетания организовал масштабный праздник, на котором Николай и его свита были одеты в подлинные рыцарские доспехи из его личной коллекции. В духе героев рыцарских романов Николай Павлович дома называл свою жену Белым цветком. И на смертном одре Николай сказал супруге: «Ты всегда была моим ангелом-хранителем, с той самой минуты, как я увидел тебя, и до моего последнего часа».

Елена Боброва

Предыдущая статья

Что принес нам месяц… март

Следующая статья

Ростислав Хаит. «Громкая связь»

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*