Культура

Фантазии Андрея Сикорского

Художник Андрей Сикорский, известный в первую очередь своими кошачьими сериями и вариациями на тему знаменитой любительницы абсента, находит вдохновение и в фиксации еды. Вернее, постеды.

Пока фото, разбросанные по его инстаграму, еще не сложились в общую концепцию и не обрели название. Но идея очевидна: красоту, эстетику и, главное, персонажа можно разглядеть во всем. Даже в банановой кожуре, селедочной голове и паре корочек хлеба. Большинство фотографий были сделаны за обеденным столом. И началось это не сегодня и не вчера. Из доинстаграмовой эпохи Сикорский вспоминает, как однажды на половинке яблока, которое не сгнило, а просто засохло, сделал узкие надрезы, и в итоге проступила сморщенная рожица старика в капюшоне. «Любая вещь может подстегнуть фантазию, – убежден художник. – Ржавое ведро в полосе прибоя, след на снегу, в данном случае – еда. А поскольку я по основной профессии, ну или одной из профессий, мультипликатор, то сразу вижу какого-нибудь персонажа. Вот, например, банан. Исходя из его размера, характера и пропорций, понимаю: ага, если приложить к нему две фисташки, то получится такой персонажик – уснувший банан».

***
Мультипликацией Андрей начал заниматься практически случайно еще в 1990‑е и не бросает это занятие до сих пор. «Добрый, обучающий» и при этом абсолютно не скучный мультсериал «Три кота», художником-постановщиком которого является Сикорский, идет на СТС уже года три. Об успехе кошачьего проекта говорит то, что его купили для показа 170 стран мира.

Андрею можно только завидовать: несмотря на трех котов, у него остается «куча творческой энергии, которую надо выплескивать». И выплескивается она в живописные работы, инсталляции, стимпанк-объекты, фото, создание шляп и серии коллажей, которые особенно полюбились обитателям соцсетей. Сикорский: «Одно дело, когда ты рисуешь в компьютере, технологично и быстро, другое – когда у тебя в руках какой-то материал. Кусок железа например. Или та же кожура банана. В принципе все выставки, которые я делал, состояли в основном из объектов, выполненных в стиле recycled art. Это переработка чего-то выброшенного, старого». Несколько лет назад прошла большая выставка Сикорского, полностью состоявшая из объектов, сделанных из мусора, который художник нашел на берегу Финского залива. Скульптуры, картины, маски, ассамбляж, инсталляции – всего около двухсот предметов, сложившихся в единый «Голос мусорного моря». Несмотря на сразу бросающуюся в глаза экологическую составляющую, главным, по словам автора, было не желание обратить внимание на проблему загрязнения окружающей среды, а показать, что «бог есть в каждой вещи» и у любой коряги, осколка бутылки или огрызка яблока есть своя красота, которой просто нужно дать возможность проявить себя. «Я бы даже не назвал это эстетикой безобразного, – отстаи­вает свое искусство Сикорский, – но для меня почерневшая кожура банана и селедочная голова – это скетч, в котором есть юмористический контекст».

***
Вторая жизнь, которую обретают банановая шкурка и селедочная голова на фотографиях Сикорского, и дальше – в инстаграме, как правило, вызывает улыбку. Иногда шутливо спрашивают Андрея: «Тебе в детстве не говорили, что нельзя играть с едой?» Художник убежден, что играть можно во что угодно, если, конечно, не переступать границы дозволенного. Сикорский: «Должна быть территория, где ты чувствуешь себя абсолютно свободным. Не вижу ничего такого, что не позволяет совместить хвост селедки с телом куклы Барби и сделать из нее русалку».

***
Хотя обычно фидбек бывает позитивным, случаются и болезненные реакции. Когда Сикорский «посягает» на классиков – например, изображает котов персонажами знаменитых картин Малевича, Мунка, Моне, Пикассо. Или когда «Любительница абсента» – угрюмая дама, и синий сифон с полотна Пикассо путешествуют по чужим полотнам. То она загрустит под деревом со стаей грачей Саврасова, то займет место Венеры у Боттичелли, то присоседится к девушкам в поле Малевича, то повиснет на ветке у Дали. Ироничные картинки быстро разлетелись по Сети, вызывая улыбку у интернет-аудитории. Но писали и гневное: «Как вы можете! Рисуйте свое!», или «Сикорский, перестань это делать! Кто тебе дал разрешение?!» На такие замечания художник реагирует с юмором: «Я им отвечаю: “Спрашивал разрешения на спиритическом сеансе. Все нормально, добро дали!”».

***
Кстати, фото в инстаграме – не первый foodart Сикорского. На одной из предновогодних выставок в Эрарте он уже представлял инсталляцию из мандаринов и репейника: «Репьевик стоял нормально, а Мандариновик начал быстро портиться. Причем он покрылся такой красивой, фактурной плесенью, было в этом процессе что-то интересное, он красиво погибал. Но выставка шла три недели, и администрация музея начала волноваться. В итоге мне пришлось его заменить. Ведь у меня же главное не эпатировать зрителя, а заставить его улыбнуться».

Параллельная жизнь

25 апреля в музее современного искусства Эрарта откроется выставка «Сны без Фрейда», (сразу оговорим: проект художественный, а не психоаналитический), в которой приняли участие художники, осваивающие фантастическую реальность сна. Единственное видео на выставке – Андрея Сикорского. Это своего рода виртуальная галерея, по которой путешествует камера, и зрители вместе с ней имеют возможность рассматривать творения Андрея Сикорского. Картины в золоченых рамах, все вполне академично, вот только начинка постмодернистская, коллаборация двух проектов Сикорского на тему мировой живописи – «Подмена» и «Арт-трип любительницы абсента». Можно на это своеволие художника взглянуть как на хулиганство, а можно воспользоваться возможностью по-новому взглянуть на хрестоматийные шедевры. В любом случае при взгляде на новое творение у зрителя обязательно возникает когнитивный диссонанс, который в случае со «Снами без Фрейда» оказывается вполне уместным. «Когда я начинал проект «Подмена» («Арт-трип любительницы абсента» плавно из него вылился), сразу увидел в этом некий сюрреализм, – рассказывает Сикорский. – Сон. Когда ты абсолютно свободен – берешь персонажа одной картины и вставляешь в другую. Чего никогда бы не случилось в реальной жизни, ведь картины написаны в разные времена, разными художниками, в разных стилях. И в этом есть фантастическая реальность сна, в котором может произойти все что угодно: любительница абсента попадает в танец Матисса, а кричащий человек Эдварда Мунка встречается с таитянкой Гогена в баре».

В Эрарте также можно будет увидеть феерические сны с летающими аквалангистами Наталии Румянцевой, ночные кошмары, полные скорбного бесчувствия и хтонического ужаса, Аллы Давыдовой, Андрея Новикова и Андрея Рудьева, апокалиптическое сновидение Ивана Коршунова «Дождь», сочетающее эпос (падение комет) и китч (мимимишные серые котики). О снах в Сети наяву – пугающей реальности – перфекционистские химеры Дамира Кривенко.

Мария Рогалева

Фото: Андрей Сикорский

Предыдущая статья

ММСО: Новая субъектность образования

Следующая статья

Столица за обеденным столом

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*