Город моей мечты - Петербург 2100

Новейшая архитектура Петербурга. Ярмарка прощания

Что происходит с архитектурой Петербурга и чего ждать от нее в будущем? Об этом говорили архитекторы и критики на конференции и выставке под общим названием «ПРОСТРАНСТВО И КОНТЕКСТ». Выставка, прошедшая в рамках Международного культурного форума, стала локальным продолжением московского проекта «РОССИЙСКАЯ АРХИТЕКТУРА. НОВЕЙШАЯ ЭРА. 1989–2019».

На стендах – объекты, реализованные за последние 30 лет, в том числе отдельно – петербургский таймлайн, и отдельно – те из них, что попали в черный список, эта часть называется «Строительство как разрушение». Зритель заботливо огражден от архитектурных монстров стеной с нишами-бойницами, сквозь которые нужно осторожно подглядывать за тем, как в ткань города внедряются «чудовищные примеры», по выражению Андрея Ларионова, автора списка. В том числе ЖК «Монблан» и «Аврора», а также «чудовищный бизнес-центр, ротонда неоправданной архитектуры, выросшей в самом центре исторического города», на Владимирской площади. Архитекторы этих построек совершили ошибки, которые невозможно исправить. Мало кто может выдержать одновременное созерцание всей коллекции, видимо, поэтому и предусмотрены отдельные окошки.

Место действия – Петербург

Главную часть экспозиции, посвященной нашему городу, занимают трехмерные объекты. Точечная подсветка выхватывает из темноты кирпичного зала разношерстные макеты петербургских построек и архитектурных фантазий. Макеты установлены на пьедесталы из газобетона, некоторые из них светятся: к примеру, жилой дом «Маленькая Франция» представлен в виде целого кукольного дома-аттракциона с ожившими фигурками в окнах. Рассматривать его хочется не поэтому, просто на выставке это один из немногих примеров узнаваемой архитектуры. Симметричный фасад с ясной артикуляцией внутреннего устройства, типичный для доходного дома 19-го века двор-курдонер, небольшая этажность. Вытянутые по вертикали окна заполняют стены так, что простенки превращаются в тонкие тяги или пилястры, а последний этаж кокетливо маскируется под мансарду. Архитектор Степан Липгарт деликатно интегрировал объект в историческую застройку, убрав семиэтажные корпуса в глубину участка. Дворовые фасады отличаются друг от друга, это создает разнообразие и должно помочь будущим жильцам лучше ориентироваться в пространстве. Степан Липгарт комментирует свой подход к проектированию:

– Петербург в основном город 19-го века. Домодернистский мир не подвергал сомнению само слово «красота». Корбюзье заявил, что исторический город подлежит исправлению и во многом уничтожению. Сейчас мы пришли к представлению, что город, удобный для жизни, комфортный и приятный, – вот он, лучшие примеры – парадные пространства из того же Петербурга.

Идеально встроенным в среду выглядит жилой дом на Бармалеевой улице от Studio-MISHIN. Сергей Мишин залатал локальный пространственный разрыв в ткани города без мимикрии и диссонанса. Видимые части здания – регулярная сетка крупных окон, честный гармоничный объем – не перебивают окружение, а умело используют паузы в диалоге.

Совсем иначе организовано взаимодействие с городом группы объектов ЖК «Смольный парк» бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры», 2010 год. Группа зданий разбрелась по участку между садом «Нева» и улицей Смольного. Функциональные прямолинейные объемы, рассыпанные в центре города, вряд ли можно назвать контекстуальными. Они говорят на языке собственной эстетики, формируя абстрактный квартал новостроек.

Другой стеклянный пришелец – купол «Невской ратуши» совместного авторства Евгения Герасимова и SPEECH. В этом объекте нового делового квартала архитекторам удалось придать стройность и изящество огромному архитектурному объему криволинейного периметра, украсив главный фасад рядом тонких круг­лых столбов, скрыв за этим подобием бамбуковых зарослей массивность сооружения. Вблизи этот прием работает безупречно, а уже с небольшого расстояния зрителю открывается вид на плоский купол, левитирующий над «ратушей», и чем дальше от объекта находится наблюдатель, тем больше выделяется в петербургском небе стеклянный гриб. Это пример агрессивной работы с контекстом: последний используется как однородный фон для создания новой доминанты. При этом один из авторов проекта, Евгений Герасимов, в ходе конференции утверждает:

– Мы строим надолго. Архитектура выставочная может быть эпатажной, а архитектура в городе – это надолго. Архитектор должен думать о том, как она будет восприниматься через годы. Всё яркое, выразительное, броское быстро надоедает. Если мы строим на века, то архитектура не должна раздражать. Главное правило – «не беси».

В центре Петербурга не нужно строить новое, если разу­мно проводить реновацию исторических объектов. На одном из центральных мест выставки макет реконструкции Главного штаба, единственный в экспозиции пример архитектуры интерьера. Автор проекта-исключения – Никита Явейн. Он убежден:

– Преобразования и серьезные пространственные изменения обязательны, если мы хотим добиться комфортной среды. Мы очень долго эксплуатируем мифы о Петербурге, его прекрасную архитектуру, но долго жить на этом невозможно. Когда мы говорим «общественное пространство», в уме появляются площади; на самом деле это весь город. И густота пространства, связность этих пространств между собой – главная городская ценность.

Интерактив

Макеты сами по себе – яркий способ представить проекты. Если этого мало, для развлечения публики можно оживить их. Тогда даже ребенку станет интересно. Архитекторы бюро «Хвоя» представили для выставки инсталляцию «Первый снег». Внутри стеклянного шарика – макет похожего на игрушку домика. Встряхиваешь шар – блестки плавно осыпаются на крышу. Среди экспонатов есть и макеты построек, которые были созданы или возводятся сейчас на территории города, и бумажная архитектура. Вот на одном из постаментов неторопливо вращается условная триумфальная арка, конкурсный проект мастерской KATARSIS Architects.

Последние тридцать лет проектирования в Петербурге напоминают о Вавилонском столпотворении, недаром на конференции то и дело звучали фразы о поиске общего языка. Результат поисков и представлен в экспозиции: пестрая смесь высказываний, впечатление рыночной площади, где каждый старается привлечь внимание. Выставка подводит черту под этим вавилонским периодом, и хочется ждать новую волну архитектуры, создатели которой будут говорить на одном языке, прислушиваясь к Петербургу.

Анна Рыбалка

Предыдущая статья

Зимние чудеса в Гранд Отеле Европа

Следующая статья

2020: не пришествие, но вторжение

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*