Интервью

В Германии – страховки, в России – импровизация

Даже такие изысканные искусства как опера, балет и театр можно исследовать с точки зрения бизнес-процесса. Он особенно обширен в случае организации Дрезденского оперного бала в Петербурге, который пройдет в последний день лета. Как переносить мероприятие такого масштаба из страны с одной культурой в совершенно другую? Зачем это делать? Выгодно ли это? Марина Богомягкова, генеральный продюсер журнала «На Невском», поговорила об этом с руководителем Дрезденского оперного бала в Петербурге Трикси ШТАЙНЕР.

Чем в принципе примечательно это событие?

Этот бал 15 лет проводился в Германии и сейчас впервые приехал в Россию. Перенося сюда это событие, мы строим мост: Дрезден и Петербург – города-побратимы.

А какую аудиторию вы планируете собрать?

Первая целевая аудитория, на которую рассчитан бал – это обычные люди. Жители, туристы, которые посещают город, просто гуляют. Побывав на открытой площадке, они могут абсолютно бесплатно увидеть все то, что там происходит.
И вторая целевая аудитория – люди, которые придут в Михайловский театр и Филармонию. Это, конечно, уже другой уровень, потому что они покупают билеты и понимают, что за эти деньги мы организовали огромное мероприятие. Это бизнесмены, политики.
Несмотря на то, что у нас две целевые аудитории, мы не отделяем их друг от друга – в обе стороны будет прямая телевизионная трансляция. Таким образом, мы делаем мост как между этими людьми, так и между нашими культурами.

А в Дрездене такая же аудитория приходит?

Да, у нас 2,5 тысячи зрителей находится в здании театре Semperoper и 15 тысяч – снаружи.

Если рассмотреть организацию бала с точки зрения бизнес-проекта, то какие основные моменты нужно было предусмотреть?

Все мероприятие планируется за год. У нас очень большая организация и очень много пунктов, которые надо было заранее проговорить. Например: как, где и кому продавать билеты. Кроме того, мы всегда пишем художественный план: кто приезжает, какие артисты. Есть и медиа-план, медиа-партнеры, потому что наше мероприятие транслируется по телевизору. Для этого, естественно, мы ищем спонсоров, все согласуем.
Технических вопросов тоже множество. Например, мы полностью перестроили зал Филармонии под бал — сцена и партер будут на одном уровне.

Скажите, а Дрезденский бал в Петербург – это коммерческий проект или он больше идеологический?

Было бы хорошо, если бы он был коммерческим (смеется). Стоит начать с проекта, который мы организовываем в Дрездене, чтобы вы понимали, с какими ожиданиями мы приехали.
Еще до войны семь человек организовали союз для того, чтобы самим проводить мероприятия в театре Semperoper. Не знаю, что в России значит слово «союз», но у нас, в Германии, – это люди, которые сами финансово вкладываются.

Такой «попечительский совет»?

Да, все риски несет на себе не компания, а люди в нем. То есть, изначально это был чисто идеологический проект, который был направлен на то, чтобы люди в него вкладывались. Весь доход «союз» передает в помощь молодым музыкантам.
Сейчас, после 15 лет проведения бала, наш бюджет – 15 миллионов евро. Но и риски повышаются.

А у Дрезденского бала в Петербурге какой бюджет на сегодня?

Для чего я вообще рассказываю всю эту историю? Для того, чтобы показать то, что мы хотели принести этот проект в Россию. То есть мы с одной суммы постепенно пришли к сумме, которую я уже назвала. Да, бюджет в России 700 тысяч евро, который появился за счет продажи билетов и спонсоров.

А кто спонсоры?

У нас есть те спонсоры, которых мы привлекли сами: это «Volkswagen», «Radeberger». Но они предоставляют нам не финансовую помощь, а, так сказать, поддержку. Например, пиво, фарфор.

Скажите пожалуйста, а с какими национальными особенностями вы столкнулись в процессе подготовки бала в России?

В Германии я точно знаю, что я хочу и что получу в итоге. А здесь мы должны налаживать межкультурные связи с людьми, находить к ним подход. Говорить так, чтобы они понимали, что это то, во что стоит вкладываться. Но и для моих российских партнеров очень необычно то, как я подхожу к работе, как и что говорю. Это всегда двойственный процесс.
В Германии, как вы знаете, мы любим все заранее планировать. Всегда пишем планы задолго до начала мероприятия. А в России это больше импровизация.
Один из примеров: у нас всегда в немецкой смете есть план «страховка». Учитывается все, от несчастных случаев до разбившейся лампочки. А когда планируя смету в России, я спросила: «А какие страховки нужны здесь?», мне ответили абсолютно серьезно: «Какие страховки?» (смеется).

В наш менталитет страховка не включена.

Но я не скажу, что это делает работу как-то проще или сложнее. Это интересно.

Да, она просто другая. И последний вопрос: как, с вашей точки зрения, подобные мероприятия способствуют взаимодействию и сотрудничеству наших стран?

Приезжает 300 гостей с немецкой стороны. И некоторые в первый раз посещают страну. Кроме того, важную роль в построении мостов между нашими странами являются трансляции телеканалов: это «НТВ» и немецкий «MDR». Стоит отметить, что «MDR» на предваряющей неделе, для настроя, каждый вечер показывает передачи о русской кухне, культуре, истории. А само мероприятие проводится двумя ведущими. На немецком ведет Том Влаших, а на русском Оксана Федорова. И они, как раз, являются символами соединения наших стран. И мы очень надеемся, что те гости, которые посетят бал, потом приедут к нам на него в Дрезден.

Предыдущая статья

НАДЕЖДА НА НЕБЕСНУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ

Следующая статья

Время для танцев

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*