Интервью

Дмитрий Астрахан: обманываете ли вы себя? Обманывают ли вас?

Автор кинохитов «Все будет хорошо» и «Ты у меня одна» Дмитрий АСТРАХАН задался вопросом: а так ли плоха ложь, как ее малюют, и снял фильм «Игра». Картина, жанр которой определили как триллер-саспенс, вышла в прокат в начале лета. Но тем, кто пропустил ее на экране, стоит посмотреть в Рунете, потому что задуматься есть о чем…

По сюжету молодой бизнесмен с легкостью достиг всего, о чем только можно мечтать. Он поэт и в то же время владелец крупного издательского дома. У него красавица жена, любимые отец и сын. Он успешен во всем. Но оказывается, что его жизнь – фейк…

– Нестандартный вы сняли фильм, Дмитрий Хананович: звучат стихи, при этом разворачивается почти что триллерный сюжет, в то же время есть мелодраматический элемент, но истории любви нет.

– По большому счету Олег Данилов, автор сценариев всех моих картин, на этот раз написал философскую притчу. Наш фильм – это попытка разобраться: можно ли построить счастливую жизнь на лжи? Правда созидательна для человека или разрушительна? Или нам «дороже нас возвышающий обман»? Отец воспитал героя фильма, своего сына, создав для него искусственный мир. Но делал он это, движимый любовью, и в результате сомнительных с точки зрения морали действий вырос прекрасный человек. Открытый, светлый, талантливый, способный на самопожертвование.

– И вы оправдываете отца, который создал для своего сына фальшивые условия жизни?

– Послушайте, ситуация, которую переживает отец, понятна абсолютно любому родителю, который желает своему ребенку счастья и старается его максимально оградить от неприятностей. В конце концов, договариваясь со школьным учителем о каких-то преференциях для своего сына или дочери, разве мы не создаем искусственную ситуацию благополучия?

– А если этот конфликт мировоззрений вывести на глобальный уровень?

– Конечно, правду надо знать, она нужна человеку – историческая, личная – всякая правда. Но делает ли она нас счастливыми, вот вопрос. Правда может быть созидательной, очищающей, как, допустим, Нюрнбергский процесс. Но бывает и разрушительной, когда люди теряют идеалы. Рухнул социализм, и целое поколение утратило веру в светлую идею. Казалось бы, коммунистическая идеология абсолютно лжива, но при этом она была созидательна. Благодаря этим «лживым» идеалам мы победили в войне. Советский человек был готов на все, потому что он видел примеры самопожертвования в кино, он пел про это в песнях, читал в книгах. Но в то же время, когда начинают идеализировать образ Сталина, я против. Я не хочу знать, что в нем было что-то «человеческое». И когда мне говорят, что Сталин выиграл войну, все это неправда. Потому что не Сталин ее выиграл, а народ, который, как хорошо сказал Виктор Астафьев, утопил врага в своей собственной крови. Зачем идеализировать тиранов? Так что это сложный вопрос, на который лично у меня нет однозначного ответа. И неудивительно, что после просмотра фильма зрители начинают спорить: а что же все-таки правильнее?

– Будем надеяться, что у фильма «Игра» будет такая же долгая судьба, как у «Ты у меня одна» или «Все будет хорошо». Вас самого не удивляет, что эти фильмы зритель записал в разряд классики?

– Да, это правда, и мне приятно, что так произошло. Действительно, нам удалось снять картины-долгожители. Часто доводилось слышать, как зритель имярек смотрел какой-нибудь мой фильм 10, 20 раз. А совсем недавно подошел парень лет двадцати и рассказал, что его сформировал фильм «Зал ожидания». Пересказывая финальную сцену, он плакал. Конечно, такая реакция приятна. Особенно, когда ты понимаешь, что этот парень слишком молод, чтобы помнить реалии советского времени. А между тем он смотрит, переживает. Или «Деточки». Я такие читал отзывы в Интернете! Разумеется, были и серьезные отклики, но очень часто зрители выражали свой восторг косноязычно, даже в нецензурных выражения, но видно же, что от души: «Это п…ц!», «Девки, б…ь, я рыдаю, смотреть всем!» А недавно на съемках в Ярославле меня гримировала совсем юная девушка. И вдруг говорит: «Ой, я вас узнала!» «Ну, сейчас Высоцкого (фильм “Спасибо, что живой”) вспомнит», – думаю я. А она: «Мы с мамой недавно посмотрели “Деточки”. Как это здорово!»

– Когда «Деточки» вышли в прокат, вы много ездили по стране с фильмом и встречались со зрителями. У вас какая-то потребность слышать живые отклики?

– Мне очень интересно и важно узнать, что люди думают о моих картинах. Хотя, конечно, страшновато услышать и отрицательный отклик. Ведь хочется, чтобы о моем фильме говорили «только стоя и с восторгом»…

– А правда?..

– …никому не нужна, как мы это уже выяснили.

– И что, попав за кулисы после премьеры своего коллеги, сами никогда не говорите как на духу?

– Если фильм или спектакль нравится – говорю, конечно. А если нет, то зачем? Одно дело говорить свои замечания на этапе, когда можно еще что-то изменить. А когда уже все сделано, зачем расстраивать? Бывает, скажешь человеку не те слова – и все, он скукожился, перестал созидать. Особенно это молодых касается, детей. Это все глупости, когда говорят, что надо воспитывать строгостью. Я ни одному своему студенту на первом курсе ни в коем случае не скажу, что он не талантлив. И даже в самой неудачной работе буду искать что-то положительное. Да, обману, но очень возможно, что студента мои слова вдохновят и он разовьет то, что в нем все-таки заложено природой. Но, замечу, похвала и успех вдохновляют в любом возрасте.

– А по гамбургскому счету? Самому себе правду говорите, разбираясь, почему какие-то проекты выстрелили, а какие-то нет?

– С трудом, но говорю. Пытаюсь понять, где мог допустить ошибку. Например, я знаю, что слишком рано выпустил в прокат фильм «Четвертая планета» и он оказался в тени мощного успеха «Все будет хорошо». Но вот недавно был мастер-класс, и на нем совсем молодая барышня с долгим упорством расспрашивала меня именно про «Четвертую планету». Значит, картина живет. Похвастаюсь: читал неофициальные рейтинги и выяснил, что в двадцатку наших кинохитов последней четверти века вошли шесть (!) моих картин! И «Алхимики», и «Контракт со смертью». Помню, в свое время Алла Пугачева мне рассказала, как ехала в поезде и смотрела первую часть «Контракта со смертью», а второй части не было. И она спросила, где же ей посмотреть вторую часть? Тогда не было Интернета, дисков, и я послал Алле Борисовне кассету с фильмом. Вообще, эта картина на многих произвела впечатление. Когда «Контракт со смертью» показали по телевизору, на следующий день на съемках на одной белорусской ТЦ вахтерша, узнав, что я Астрахан, схватила меня за рукав: «Стойте! А что, такое бывает?!» Люди поверили, что уже вовсю развернут бизнес и у несчастных бомжей вырезают органы. У многих зрителей был шок.

– «Игра» запущена на орбиту, скоро появится на интернет-платформах. Что дальше?

– Сейчас работаю над военным фильмом о героях, подлинных и мнимых, о тех, кто реально побеждал в войне, и о тех, кто лишь пожинал плоды великих подвигов. Также мы затронем тему коллаборацио­низма, которую редко поднимают в нашем кинематографе. А ведь на оккупированных территориях оказалось огромное количество людей, и у каждого была своя судьба. Один из них – Федор Крылович, о котором мало кто знает, а между тем он совершил самую крупную за годы Великой Отечественной сухопутную диверсию – одним махом уничтожил несколько эшелонов с боевой техникой, боеприпасами, отправленных вермахтом на Курскую дугу. Говорят, Крыловичу повезло. Но, знаете, у каждого везения есть имя и фамилия. У Крыловича было так много подвигов, что он заслужил кличку Герой. Но при этом он был награжден лишь орденом Ленина, и то в 1949 году. При жизни герой так и не получил полного признания от государства, ютился с семьей в полуподвальном помещении, а сейчас его именем названа улица, поставлен памятник. Так что наш фильм вернет из забвения имя еще одного героя Великой Отечественной…

Ольга Машкова

Предыдущая статья

Что принес нам месяц август

Следующая статья

Кинофестиваль «Провинциальная Россия». Некиношные заметки

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*