Персоны

«Ура первопроходимцам Севера!»

Байки из строительной бытовки

Есть люди, за которыми хочется ходить с записной книжкой. Когда это некий выдающийся философ или писатель-острослов, понятно, но таким человеком может быть и обыкновенный работяга. С Александром Замаем судьба меня свела в Ямало-Ненецком национальном округе. Замай так характеризовал одного знакомого:

– А тощий! Фигура, как рама у велосипеда!

Эти слова можно было отнести и к «теловычитанию» самого Замая. Если внимательней вглядеться в его лицо, нетрудно было обнаружить сходство с актером Леонидом Быковым. (Фотографироваться Замай наотрез отказался, поэтому я вынужден дать его словесный портрет.) Тембр голоса – как у Марка Бернеса времен кинофильма «Два бойца». Говорил Сан Саныч с малороссийским акцентом: уроженец Харьковской области ко времени нашего знакомства уже три десятилетия жил на Крайнем Севере, работал на стройках преимущественно стропальщиком.

Стоило Замаю появиться в рабочей курилке, галдеж прекращался моментально. Сан Саныч молча присаживался. Минуты две-три стояла напряженная тишина ожидания. Затем Замай, ни к кому не обращаясь, начинал рассказывать. Без всякого к тому повода. Ему говорили:

– Сан Саныч, почему бы тебе книгу не написать? Ты так рассказываешь!..

Замай отмахивался:

– Куда мне! Я только языком горазд. Когда руки отдыхают.

Большинству приведенных ниже баек должна предшествовать фраза: «Замай рассказывал…» И только первые две списаны мной с натуры.

*****
Плотник Олег Славинский прибивает верхний край листа древесно-волокнистой плиты к внутренней стене дома. Место неудобное – угол; не размахнуться, молоток то и дело гвоздодером цепляет потолок, и удар по гвоздю приходится по касательной.

– Странно, – удивляется наблюдающий за процессом Сан Саныч, – ветра нет, а гвозди гнутся…

*****
В балок* к Замаю заглянул на огонек знакомый монтажник. Сан Саныч предложил гостю кофе.

– Сколько тебе сахару – ложку, две? – спрашивает.

– Дома я обычно в чашку две ложки кладу, в гостях – три, – пошутил знакомый.

– В таком случае не стесняйся, – говорит Сан Саныч, – будь как дома…

*****
Был июнь, когда я впервые попал на Север. Сидим у брата в Салехарде, выпиваем за встречу. За разговорами и не заметили, как вечер прошел. А с дороги приустал я. Спрашиваю брата:

– Когда спать ложиться будем?

– Как солнце сядет, так сразу и ляжем.

Посидели еще, солнце подкатило к горизонту, а дальше – ни-ни.

– И когда же у вас тут солнце садится?

– В августе, – как ни в чем не бывало отвечает брат…

*****
– Сколько раз меня штрафовали за браконьерство! А если серьезно рассудить, за что штрафовать-то было? Только за то, что стволы не оформлены или членские взносы не уплачены? Браконьерство, мужики, это другое. Вот мой сосед, например, настрелял глухарей, тогда их еще в Надымском районе было как в заповеднике. Спрашиваю: зачем столько?!

– Соседям, – говорит, – друзьям раздам.

– Так ведь ты вчера раздавал.

– Понимаешь, Сан Саныч, их здесь столько!.. Ну не смог удержаться! Азарт!

Я ему:

– Я бы тебе прикладом за такой азарт!..

*****
Собака была предана хозяину. Когда Васька был пьян или с глубокого похмелья, она ни на шаг не отходила от него. Сопровождала даже на работу. Перед началом рабочего дня прораб, издали завидев работягу, у ног которого плелся «верный Руслан», говорил:

– О! Опять пьяный!

И ни разу не ошибся. А мы долго гадали, кто «сдает» Ваську прорабу!..

*****
Позапрошлой ночью наблюдал я из окна драку. Незнакомый мужик бил знакомого мне негодяя. А вчера вечером побитый заглядывает ко мне, спрашивает:

– Ты не знаешь, где такого-то найти? В каком балке он живет?

Уточняю:

– Того, что тебя отметелил?

– А ты видел?!

– Как не видеть, – говорю, – ведь под самым моим окном.

– Видел – и не вышел помочь?! – говорит с упреком. – А еще земляк!

– То-то и оно, что уж собрался я было выйти помочь, да смотрю, он и сам неплохо справляется…

*****
Работал со мной мужик один – специалист, каких еще поискать надо. Но зашибал. И зашибал неслабо. И в нерабочее время и в рабочее. Понятное дело, начальство это раздражало, рублем наказывали, на собраниях разбирали, только не увольняли. Приходит Федя – его Федором звали – как-то на работу, а сам еле на ногах стоит. Прораб говорит:

– Вот что, работник из тебя нынче все равно никакой. Топай домой, отдыхай. Сегодня четверг. Так и быть, за четверг и за пятницу восьмерки в табеле я тебе поставлю – потом отработаешь. Суббота, воскресенье – выходные. Выхаживайся! И чтоб в понедельник на работе был как огурчик! Понял?

– П-пнял.

В понедельник без пяти восемь утра – нет Феди! Ровно восемь, начало рабочего дня – грохот в коридорчике прорабском, распахивается дверь кабинета, вваливается Федя. И сразу на четыре кости – не то на ногах стоять не может, не то прощения просит:

– Изв-вни, Ван Ваныч, не вых-ходился. Д-дней не хватил-ло!..

*****
А про то, как гуси человека до Харькова довели, я рассказывал? Дело еще до Северов было. Работал я в Харькове на стройке. У нас один мужичок запил и прогулял девять дней. В объяснительной записке он написал: «На выходные поехал к теще копать картошку (называет село в 90 километрах от Харькова.) Теща отблагодарила – дала девять живых гусей. В электричке с гусями ездить нельзя, в автобусе тем более. Вот и пришлось гнать их в Харьков своим ходом…»

*****
– Что, краснодеревенщиком работаешь? – спрашиваю я в плотницкой монтажника, которого временно перевели на плотницкие работы.

Поправляет:

– Не краснодеревенщиком, а краснодеревщиком.

– Вот-вот, – говорю. – И ты моего юмора не понял. Не ты один такой. Как-то раз в Салехарде затащил меня брат на первомайскую демонстрацию – век на них не ходил и не собирался, а тут… Ну перебрали накануне малость… Проходим мы в колонне мимо трибуны, на которой руководство города, Ямало-Ненецкого национального округа, всякие почетные гости. Там же и диктор, который в микрофон лозунгами сыпет, а я возьми да и заори: «Ура первопроходимцам Севера!» Диктор машинально повторил мой призыв в микрофон:

– Первопроходимцам Севера – ура!

– Ур-ра! Ур-ра! Ур-ра! – поддержала его многотысячная колонна трудящихся…

* Балок – временное жилище в виде домика, вагончика, бочки, широко распространенное на стройках Крайнего Севера.

Владимир Желтов

Автор фото Валентин Куклев

Предыдущая статья

Сергей Чобан:«Новое не может выглядеть как старое»

Следующая статья

«Святость Коневца нарушена не будет»

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*