Путешествия

«Святость Коневца нарушена не будет»

Эта история православному человеку может показаться святочным рассказом, но даже у Фомы неверующего не нашлось бы оснований усомниться в достоверности произошедшего на небольшом острове Коневец в Ладожском озере, в Рождество-Богородичном мужском монастыре.

Под вечер 12 июля 2016 года от Рождества Христова, в день памяти святых апостолов Петра и Павла, к монастырскому причалу подошел белоснежный катер. В сопровождении трех человек на берег сошел человек. Прибывшие вошли в нижний храм собора Рождества Пресвятой Богородицы – церковь Сретения Господня. Приложились к Коневской иконе Божией Матери, поклонились мощам Преподобного Арсения. Постарались не привлекать к себе внимания – шла вечерняя служба. И все же монахи, послушники, трудники и другие молящиеся стали переглядываться и перешептываться.

– Может, двойник? Откуда Путину взяться на острове в столь неурочное время?

– Тем более что сейчас в монастыре нет никого из священноначалия.

И все же это был президент Российской Федерации Владимир Путин. После выяснилось: днем раньше, 11 июля, в день памяти преподобных Сергия и Германа президент побывал на литургии в Валаамском Спасо-Преображенском мужском монастыре. Ну и на обратном пути решил завернуть на Коневец… Выйдя из храма, Владимир Путин поинтересовался у подошедших к нему монашествующих: есть ли в чем нужда?

– Все у нас есть, – сказал иеродиакон Лев. – Нам бы только верхний храм восстановить к юбилею – в июне 2018-го обители 625 лет исполняется.

Он предложил президенту посмотреть, в каком состоянии верхний храм. Путин согласился. Надо ли говорить, что вскоре было принято решение о полном восстановлении всего монастырского комплекса? За две недели до посещения президентом России Коневского монастыря проводился пресс-тур, участником которого был и автор этих строк. Как обычно, паломникам и туристам в бухте Владимирской при посадке на катер предлагалось взять с собой по кирпичу, по два, кто сколько сможет. Кирпичи складировались на монастырской пристани и внутри каре. На боковой грани каждого уложенного на поддонах кирпича маркером было написано: «Анна», «Полина», «Дмитрий» – каждый доставивший на остров кирпич мог «вписать свое имя в стены древнего монастыря», как предлагало рукописное объявление.

На этот раз предлагали не только кирпич, но и бумагу – подписать обращение к президенту Российской Федерации Владимиру Путину с просьбой оказать содействие в восстановительных работах верхнего храма. «В конце концов письмо было оформлено, – рассказывал позже наместник святой обители отец Александр, – но отправлять его было бессмысленно – президент сам приехал. Конечно, это не случайно. Господь его направил к нам».

Более 500 лет Коневский монастырь играл роль важнейшего центра православной жизни на Северо-Западе России. Для многих советских граждан небольшой остров в Ладожском озере был чем-то вроде Земли Санникова. О его существовании кто-то что-то слышал, но фигурировал он далеко не на всех географических картах. И неудивительно. После войны здесь разместились люди не в рясах, а в погонах – здешняя военно-морская база служила испытательным полигоном торпедного и морского минного оружия.

Спустя годы, во время празднования 25-летнего юбилея возрождения монастыря, епископ Выборгский и Приозерский Игнатий заметил: «В истории монастыря должно быть отражено пребывание на острове военных. И время разрушения, и время созидания – все должно быть отражено. Чтобы потомки не подумали: как преподобный Арсений построил, так все и дошло до их дней». Восстановление обители шло долго, потихоньку. Одной из самых больших проблем оказалось подвести электричество на остров. «Это очень дорогой проект, – сетовал отец Александр, тогда еще бывший настоятелем монастыря. – Тянуть кабель нужно по дну озера». Когда кто-то заметил, что тянут кабель и через океан, игумен согласился: «Безусловно. Но, как пел Высоцкий: “Где деньги, Зин?!” Где взять столько денег? Если бы у меня были деньги, все бы тут запутал кабелями!» И говоря о проделанной в монастыре работе, отец Александр не уставал повторять: «Как бы хотелось вспомнить всех и каждого, кто в течение 25 лет строил и убирал мусор, кто мыл полы, красил стены, запрягал коней, украшал храм, колол дрова, принимал гостей. Каждого, кто молился о святой обители. Увы, даже долгой монастырской службы не хватит на такое перечисление…»

И вот конец июня 2018-го. Монастырь и прилегающая территория напоминают стройку. И не просто стройку, а, как когда-то говорили, стройку века. Собор, корпуса, каре, Белая гостиница – в строительных лесах. Рабочие вяжут арматуру, сваривают металлические конструкции, штукатурят кирпичные стены. Автомобильные шаланды подвозят строительные материалы. Бульдозер утюжит склон. Понимая, что находишься на острове, задаешься вопросом: каким образом всю эту технику удалось переправить с материка?! Еще год назад монах, выйдя из кельи, слышал писк комара. Сегодня молиться приходится под грохот сваебойной установки – сооружается новый причал длиной до 180 метров. Чтобы могли подходить круизные корабли. По дну Ладожского озера уже проложен электрический кабель. На материке, во Владимирской бухте возводится гостиничный комплекс. В планах – устройство очистных сооружений, пожарной части, фельдшерского пункта… Лишь бы, как настороженно заметила одна паломница, в результате преобразований «милый, ласковый Коневец не превратился в лубочный китч».

Но вспоминается, как полгода назад отец Александр, улыбаясь, говорил: «Не надо бояться того, что на острове настанет бытовой рай. А несовершенному человеку находиться раю не очень полезно. Святость Коневца нарушена не будет».

Немного истории

Монах новгородского Лисогорского монастыря Арсений после нескольких лет, проведенных на Афоне, в 1393 году вернулся на родину. Архиепископ Новгородский Иоанн благословил его на устройство новой обители. В поисках уединенного места для иноческой жизни Арсений по реке Волхов на утлой лодчонке вышел в Ладожское озеро. Сделал остановку на острове Коневый (так он тогда назывался) и отправился дальше. Но внезапная буря вынудила вернуться. Переждав непогоду, Арсений вновь попытался отплыть – сильный ветер прибил его лодку к тому же берегу озера, после чего он понял: «По воле Господа и Его Пречистой Матери обитель должна быть воздвигнута здесь».

Владимир Желтов, остров Коневец – Петербург, фото автора

Предыдущая статья

«Ура первопроходимцам Севера!»

Следующая статья

Домашняя история театральной жизни

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*