Развлечения

Селфи с внутренним демоном

Селфи – это метафора раздвоения личности, которым страдает современное общество. Так считает Сергей Минаев, написавший роман «Селфи», киноверсия которого вышел в прокат 1 февраля.

«Селфи» снят в редком для отечественного кинематографа жанре «психологический триллер». Про личностный кризис и внутренних демонов. Многие сцены снимались в сумерках – для создания в кадре атмосферы тайны и страха. Главного героя и его двойника сыграл Константин Хабенский.

СЮЖЕТ

У писателя и телеведущего Владимира Богданова есть всё: слава, жена, любовница, много друзей и денег. Но в лучших русских традициях он чем-то недоволен. Пока не попадает в пике, когда его смещает двойник. Вокруг никто не подозревает подмену: самозванец ведет телепередачу Богданова, встречается с его фанатами, живет с его женщинами, выпивает в баре с его друзьями…

АВТОР

Сергей Минаев. Когда писал роман, в подкорке сидела «Тень» Шварца. Работая над сценарием, ориентировался на триллер Мартина Скорсезе «Мыс страха». В главной роли видел только Константина Хабенского. Желание могло остаться мечтой. Но помогла строительная компания, которая предложила актеру построить такой же дом, как у писателя. Во время «экскурсии» Хабенского по дому Минаева хозяин подсунул гостю книжку «Селфи»: вдруг заинтересуется? Заинтересовался.

РЕЖИССЕР

Николай Хомерики. Прежде снимал глубоко авторское кино. Попробовал силы в «Ледоколе» и, судя по всему, пришелся ко двору в большом кино. К счастью для режиссера, над которым дамокловым мечом висит ипотека. Перфекционист. Вместе с оператором Владом Опельянцем сделал все, чтобы показать разнообразную Москву – от богемных мест «ВИП, люкс и все такое» до психбольницы.

ЗАКАДЫЧНЫЙ ДРУГ

Федор Бондарчук. На роль Макса, закадычного друга Богданова, из тех, кто прямо в лицо может выдать правду-матку, было 4 претендента. Представляя их продюсеру проекта Федору Бондарчуку, подсунули еще пятую фотографию – его собственную. Не смог отказаться от предложения. Федор Бондарчук: «Лет через десять можно будет судить о жизни Москвы по фильму “Селфи”, он точно передает момент времени».

ГЕРОЙ/ДВОЙНИК

Константина Хабенского, конечно, привлекла возможность сыграть сразу двух героев, которых трудно различить. К явлению селфи актер относится резко отрицательно. Любит шутя (или не очень) вспоминать, что когда на 10 человек был один фотоаппарат, популярным артистам предлагали выпить, сейчас – сфелтиться. «И то и другое разрушает человеческую психику», – убежден Хабенский. Но бороться с селфи считает бесполезным. «Надо лишь понимать: участвуешь ты в этом забеге или живешь так, как тебе нравится. Я живу так, как мне нравится».

БЫВШАЯ ЖЕНА

Анне Михалковой досталась не очень большая роль, главными приманками она называет Константина Хабенского и Николая Хомерики. Она сыграла свою героиню в иной тональности, нежели у Минаева, – довела свою линию до простой и понятной женской истории. Появление самозванца экс-жена восприняла как попытку наконец-то построить идеальные отношения с мужем. «Ей кажется, что в конкретных вопросах, которые волнуют ее, – семьи, отношений с дочерью – двойник лучше. Но в конце она признается Богданову: “С ним одно было плохо: он такой же предсказуемый, как твои книги».

ЛЮБОВНИЦА

Литовскую актрису Северию Янушаускайте в России знают прежде всего по фильму Анны Меликян «Звезда». В «Селфи» ее героиня красива, цинична, холодна и чрезвычайно сексуальна. Не случайно актрису называют нашей Шэрон Стоун. Откровенных сцен, без которых в «Селфи» не обошлось, Северия не боится. Особенно когда речь идет об умном кино. Для нее опаснее другое. «Моя Валерия такая самоуверенная, такая двусмысленная, неприятная, что я даже после съемок ощущала внутренний дискомфорт, все-таки поведение персонажа влияет на артиста».

P. S.  Пытливого зрителя некоторые эпизоды приведут к ошеломляющей мысли: «А был ли мальчик? Существовала ли эта история или все происходящее на экране – фантазия главного героя?»

Про что кино?

Сергей Минаев: «Про одиночество, причем публичное. И про попытку себя перезапустить. У каждого из нас есть несколько шансов изменить свою жизнь к лучшему. Иногда под воздействием ужасных обстоятельств».

Николай Хомерики: «Еще и про ”быть и казаться в современном мире”».

Константин Хабенский: «Главный вопрос, как мне кажется, заключается вот в чем: почему мы поддерживаем и сопереживаем тому человеку, который в самом начале фильма является достаточно отрицательной личностью? А тот антигерой, который приходит ему на смену, который обладает всеми качествами, какие хотели бы видеть в нем люди, становится, наоборот, злодеем?»

Предыдущая статья

Жить у озера

Следующая статья

Мягкое кресло, клетчатый плед

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*