Новости

Матрица Ивана-дурака

Театр им. Ленсовета занялся поиском русского кода. Насколько успешно – это мы узнаем уже 23 ноября. Побывав на репетиции мюзикла, стало ясно: нам предстоит многое о себе узнать. Режиссер Андрей Прикотенко, как Данко, повел театральную команду в неведомое. Потому что очевидно: для нас, как для любого иноземца, – это медведи, кокошники, балалайки. И да, загадочная русская душа. Маловато будет…

…В репетиционной комнате к доске прикноплены листочки. Читаю: «Что же происходило с мальчиками, попавшими в лесу к страшному духу, который должен был их съесть?» «Одной из форм Временной смерти было вскрытие человека или его разрубание на куски». Филолог с легкостью (я – с помощью Инета) узнает в этих строчках «страшилки» из книжки Проппа про волшебные сказки. Актеры, собравшись за столом, внимают режиссеру, он же автор пьесы, – это вам не разбор хрестоматийного «Отелло». Прикотенко вместе с актерами идет на ощупь, пытаясь отыскать родной код. По пути исследуют всё – орнаменты, сохранившиеся сквозь века, символы, музыку. Находят тайну даже в кириллице. «Наш код – это наш язык», – говорит Прикотенко. Немного тумана после репетиции разгоняет Александр Новиков, он в этой истории Мужичок: «Содержание «Русской матрицы» – бесконечное странствие. То ли главный герой Иван-дурак странствует меж известными персонажами славянской мифологии, то ли они кружатся вокруг него. Размышляя об известных с детства персонажах – Баба-яга, Кощей, Змей Горыныч, Жар-птица, Марья, – зритель может ответить на очень серьезные вопросы бытия». И тут вспоминается, как пел Антон Багров песню тоскующего Волка. Прикотенко увидел в этом герое национальных сказаний тотального одиночку. Не потому что бирюк, а потому что идеалист, живущий завышенными требованиями, а в итоге разочарованный во всем и всех. Жар-птица (Александра Камчатова), по логике Прикотенко, объединяет в себе всех семерых райских птиц славянско-византийских мифов-сказок – это еще и алконост, и сирин, и гамаюн, и феникс, и Царевна Лебедь, и совсем загадочная Стратим. Опять гуглю и выясняю то, что должна была знать с пеленок: «Стратим – всем птицам мать. Когда кричит Стратим, подымается страшная буря». Неудивительно, что песня Жар-птицы из «Русской матрицы» будоражит. В ней слышится исконное русское, но это не просто перепев архаичного мотива с помощью электроники. На репетиции сидит композитор Иван Кушнир, он все объясняет: «Русская музыка ассоциируется у меня с беспредельными страданиями и бесконечной безысходностью бытия, но при этом с верой в светлое начало и безграничной любовью – такой вот парадокс. Для меня важно, чтобы архаические мотивы звучали максимально самобытно и современно, поэтому в «Русской матрице» я обращаюсь к электронной музыке».

Для «Русской матрицы» трансформируют пространство зала и зрителя разместят вокруг сцены. Так сценограф Ольга Шаишмелашвили хочет добиться ощущения бескрайности степи, образа абсолютной пустоты и чистоты. И, наконец, Ивана-дурака сыграет Сергей Мигицко. Даже по «застольной» репетиции понятно – в этой притче нам предстоит по-новому взглянуть на своего национального героя…

Елена Боброва

Предыдущая статья

Концерт Ganenko Band

Следующая статья

Железный человек

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*