Общество

Белое пятно Петербурга: проект создания арт-парка

Территория между Биржевым и Тучковым мостами уже больше ста лет как Бермудский треугольник – проекты по ее облагораживанию неумолимо исчезают в небытии. На повестке дня очередной проект.

Что было?

Когда-то эту местность горожане называли Мокрушами – чуть что, здесь изрядно затапливало. И была это глухая окраина столицы с огородами возле невзрачных домишек. О перемене участи задумались в начале ХХ века. И в самом деле – в Лондоне уже метрополитен вовсю, а у нас палисадники почти напротив Зимнего дворца. Народ с трудом переживал начавшуюся трансформацию: «Совсем еще недавно вдоль Александровского проспекта (ныне улица Добролюбова. – Прим. ред.) тянулись тихие каналы, – меланхолично фиксировал историк архитектуры и краевед Владимир Курбатов. – Каналы уже исчезли. Теперь засыпаются протоки между питомниками и пеньковым буяном». А затеяли накануне Первой мировой войны сделать набережную Малой Невы такой же великолепной, как Дворцовая набережная. По одному плану предполагалось территорию прорезать аллеями и украсить фонтанами. И жизнь здесь должна была бурлить – люди стремились бы сюда во Дворец выставок, музей, рестораны и развлекательные павильоны. Согласно другому плану, в Мокрушах планировали возвести стадион и другие спортивные сооружения. Концепцию, которая была не в приоритете в царское время, в советское приняли на ура. «Парк мощным зеленым стержнем пройдет по центру города, – писал один из авторов проекта, главный архитектор Ленинграда Николай Баранов. – Зона вокруг Петропавловской крепости и вдоль Малой Невы против Биржевой стрелки будет носить пейзажно-регулярный характер. На Мытнинской набережной в ответ ансамблю стрелки Васильевского острова намечено создание парадной предмостовой площади, обрамленной зеленью. Территория парка на Петровском острове носит спортивный характер. Здесь строится новый стадион Судостроителей, который легким ажуром аркад и стройной башней должен отвечать живописности зеленого массива…» Чем все закончилось, известно – до войны успели построить только «Юбилейный», а в 1960‑е годы набережную «заперли» жутковатые, словно из апокалиптического фильма здания Государственного института прикладной химии.

Что есть?

Здания ГИПХа снесли. Пока вместо них возвышалась гора мусора, подобная знаменитой Столовой горе в ЮАР, судьба территории вновь оказалась под вопросом. Планировалось отдать ее под элитное жилье – печальная замена пафосным идеям прошлого. Но проект «Набережная Европы» так и остался на бумаге, а площадка отошла к Управделами Президента, которое решило: быть здесь Судебному кварталу по проекту Евгения Герасимова. Однако в апреле 2019 года врио губернатора Петербурга Александр Беглов представил президенту проект создания арт-парка на 9,5 га, и глава государства поддержал этот проект. Идея масштабна – если все сложится, здесь возникнет многоуровневый комплекс, сочетающий зеленую зону, лаборатории, мастерские, кинотеатр, художественные галереи, арт-биржи и театр Бориса Эйфмана. Деньги на строительство парка пойдут из городского и федерального бюджетов. Конкурс на разработку концепции арт-парка Смольный планирует объявить до конца года. Казалось бы, пора бить в литавры. Но и здесь не все так просто.

Что будет?

Эксперты бьют не в литавры, а в колокола – мол, проект арт-парка в Петербурге может обойтись бюджету в миллиарды потерянных инвестиций. Их тревожит спешка. Еще неизвестна позиция общественности и экспертного сообщества, а уже обсуждается концепция арт-парка и подбирают ему название. Архитекторы, урбанисты порекомендовали городскому правительству прежде всего присмотреться, прислушаться к мировому опыту развития общественных пространств. «Если отнестись к разработке формально, мы получим ситуацию, как со второй сценой Мариинского театра: потрачены большие деньги, но город получил не тот объект, на который рассчитывал», – замечает руководитель Бюро пространственного развития Санкт-Петербурга Алиса Тимошина. А помощник президента Татарстана по общественным пространствам Наталья Фишман подчеркивает: «Вопрос не в архитекторах и не в самом конкурсе, а в заказчиках. Если заказчик не понимает, что нужно городу, что важно людям, кто будет эксплуатировать и обслуживать объект, то никакой архитектор не сделает хороший проект, потому что жизненный цикл объекта – это не его работа».

Берег Малой Невки стал больше, чем просто территория, которую надо облагородить. Он может стать или градостроительным провалом, или образцом, который даст импульс теме развития парков и скверов. Отсчет пошел…

Екатерина Юрьева

Предыдущая статья

Любимый город может стать комфортней

Следующая статья

Бессмертия, случайно, не предвидится?

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*