Мода / Стиль

Ароматы, которые меняют жизнь

Очаровательная мадам Мартин МИКАЛЛЕФ. Мы могли бы стать подругами, подумала я в конце нашей встречи. Хотя бы потому, что я полюбила парфюм M. Micallef. Изящная, и не подумаешь, что мать пятерых детей. Безо всякой нотки снобизма, и не подумаешь, что в ее утонченных руках один из самых успешных брендов в парфюмерной индустрии. Мартин приехала в Петербург представить новый аромат парфюмерного дома Au Pont Rouge, созданный специально для Универмага Au Pont Rouge и представленный в нем эксклюзивно.

***
Мартин с увлечением рассказывает историю бренда, краеугольный камень которого – она сама, Жан-Клод Астье и Джеффри Нейман. Жан-Клод Астье – «нос» бренда, Джеффри Нейман – супруг Мартин, на нем финансовая сторона. Когда-то он служил в банке, но в середине 1990‑х его охватила страсть к парфюмерии. И однажды Мартин, владевшая к тому времени двумя салонами красоты в Каннах, познакомилась с Джеффри, руководившим финансовым отделом одного банка в Грассе. Позже Мартин признавалась, когда она встретила Джеффри, ей показалось, что на небесах было написано: «Мы всегда будем вместе». Что и говорить, Мартин – романтик… Но так или иначе они уже почти 30 лет вместе и говорят, что парфюмерный дом M. Micallef – это «совместное предприятие» любви и страсти во всем, что они делают. «Любовь – лучший ингредиент для вдохновения», – заметил однажды Джеффри.

***
За любой коллекцией M. Micallef стоит своя история. Но одна из них, Mon Parfum, особенная. В один прекрасный день Джеффри Нейман захотел лично создать парфюм для Мартин, и только для нее. Почти два года он работал над этим ароматом. В его мечтах было идеальное сочетание аромата с личностью Мартин. И Джеффри добился. Более того, из-за успеха аромат решили запустить на международном уровне. Так появился Mon Parfum, полный чувственности, воплощение женственности…

***
«Каждый человек имеет свое призвание. Талант – это знать его», – говорил Ральф Эмерсон. И это точно про Мартин Микаллеф, она живое доказательство того, что профессионалом можно стать, не имея профессионального образования. «Да, у меня нет высшего художественного образования. Но у меня есть талант и, что еще важнее, страсть к занятиям живописью, желание постоянно совершенствоваться». И она совершенствуется, радуя нас своими роскошными флаконами. Алый, строгого очертания флакон Au Pont Rouge, украшенный вручную красными кристаллами Swarovski – воплощение страсти. Он под стать чувственной композиции, заточенной в нем, – жасмин, пралине и согревающий дубовый мох в сочетании с амброй…

***
Конечно, Мартин ко всем коллекциям своего парфюмерного дома относится пристрастно, но это не значит, что у нее нет фаворитов. И свою любовь к югу Франции, к Грассу она выразила в нежной, женственной, элегантной коллекции Ananda, название которой в переводе с санскрита означает «блаженство» (здесь сыграло роль увлечение Мартин йогой и медитациями). И неожиданный, интригующий нюанс – форму флакона Мартин навеяли купола православных церквей, восхитившие ее во время визита в Москву.

***
Поразительно. В экслибрисе этого парфюмерного дома есть что-то от нашего Серебряного века. От издательства символистов «Мусагет», от дягилевских «Русских сезонов». Этот «росчерк» – фантазия самой Мартин, выводя его впервые, она вовсе не думала о России начала 20-го века. Но – опять удивительно, совпадение или какое-то мистическое созвучие – на рекламном плакате парфюмерного дома M. Micallef, на который мы с ней вместе смотрим, балерина в жизелевской пачке, символ прежде всего имперского Петербурга.

– Мартин, в прошлые века за искусственно созданными ароматами люди прятали свой запах. Сегодня благодаря гигиене это не так актуально. Что же такое парфюмерия сейчас?

– Сегодня все большее значение имеет выражение индивидуализма, и для многих людей это прежде всего возможность заявить о себе, сказать миру: «Обратите на меня внимание, я – существую». А если не так глобально, то просто усилить свой имидж и дать первое впечатление о своей персоне.

– Мартин, вы презентовали Au Pont Rouge как аромат для очень активной, независимой, женщины. И сам флакон ассоциируется с Кремлем и его звездами. Получается, аромат не для петербурженок. Обратите внимание, в отличие от москвичек, мы предпочитаем в одежде серые, приглушенные тона…

– А мне кажется, что он подходит и петербурженке, по крайней мере, исходя из моего представления о жителях Петербурга. Да, Москва динамичный, полный энергии город, но у Петербурга другая энергия – скрытая, подпитываемая искусством. Вот я с вами разговариваю, и у меня полное ощущение, что вы очень сильный и независимый человек, несмотря на серый костюм. На самом деле внешний вид человека не всегда открывает нам его внутренний мир. А вот парфюм зачастую нас выдает. В одежде человек может следовать дресс-коду, каким-то внешним обстоятельствам. Но когда женщина «надевает» аромат, она делает это интуитивно.

– «Выбор аромата похож на выбор любовника, – говорит профессор, парфюмер Роже Дав, – вы должны провести с ним ночь, чтобы узнать, подходите ли вы друг другу». Согласны?

– Конечно, и если женщина перестает слышать аромат на себе, значит, он – ее. Парфюм должен стать «второй кожей», в нем надо жить. Еще очень важный аспект в выборе своего аромата – ассоциативная память. Какая-нибудь нотка в композиции может вызвать целый шквал воспоминаний. Например из детства. Вы чувствуете ваниль, и сразу перед глазами встает образ мамы или бабушки, пекущей пирог. Впрочем, ваниль, которую мы с Джеффри очень любим, еще и привлекает внимание противоположного пола.

– О гендере. Многие современные парфюмеры утверждают, что духи не должны разделяться на мужские или женские.

– Да, уж слишком по-разному звучит один и тот же аромат на мужской и женской коже.

– Вы сказали про ваниль. Но это лишь эссенция. А сейчас появляются гурманские ароматы, композиции, в основе которых что-то вкусненькое. Вот вам запах свежего багета с оливковым маслом и ломтиком помидора навевает воспоминания о матери. Не хотелось бы создать такой, «багетный», аромат?

– Кажется, я первая, кто включил шоколад в парфюмерную композицию. Но… Знаете, сейчас на рынке много брендов, которые стремятся удивить своими экстравагантными ароматами. Например, запахом машинного масла, каучука или горящих проводов. Но мне неинтересно эпатировать публику, я предпочитаю элегантную классику.

– Но при этом вы готовы рисковать. Из европейцев вы, кажется, одними из первых начали создавать удовые ароматы еще до того, как это стало общим трендом.

– Мы находим вдохновение для новых и уникальных композиций в наших многочисленных путешествиях по всему миру. И в 2002 году мы с Джеффри как-то шли по старому базару специй в Дубае и «встретились» с агаровым маслом, которое еще называют Aoud. Нам рассказали, что оно является частью религиозного ритуала для местных жителей, как своего рода очищающее масло. Это звучало завораживающе. Завораживал и сам аромат – кожистый и животный. Мы с Джеффри взяли маленькую бутылочку масла с собой в Грасс и посоветовались с нашим «носом», Жаном-Клодом Астье. Вместе мы придумали формулу, которая и создала французский вариант Aoud. Когда мы презентовали этот аромат, все вначале были ошарашены. Я, признаюсь, даже была немного смущена. Но потом аромат распробовали и ко мне потянулась вереница желающих приобрести этот парфюм. И на одной из ранних презентаций ко мне подошел человек со словами: «Мартин! Ты изменила мою жизнь!..»

– Ну что ж, недаром герой нашумевшего романа Патрика Зюскинда «Парфюмер» был абсолютно уверен: кто владеет запахом, тот владеет сердцами людей. Когда вы идете по улице и вдруг чувствуете аромат M. Micallef, о чем вы думаете?

– Что это человек, который близок мне по духу! Я будто молча разговариваю с ним на одном языке.

Екатерина Юрьева

Предыдущая статья

Честная купеческая слава

Следующая статья

Рената Литвинова, творческий вечер

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*