Город и горожанеПерсоны

Владимир Хавинсон: Мой образ жизни — познание нового

Владимир Хавинсон – профессор, доктор медицинских наук, президент Европейской ассоциации геронтологии и гериатрии, вице-президент Геронтологического общества РАН, директор Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии, заведующий кафедрой геронтологии и гериатрии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова, член-корреспондент РАН, а также лауреат премий и главный геронтолог Петербурга.

Сегодня Владимир Хавинсон один из самых востребованных специалистов. И отличный пример того, что в наше время можно не стареть. Но есть ли единый рецепт? И каковы пути к активному долголетию? Наш бесплатный онлайн журнал взял интервью у этого замечательного человека.
Владимир Хацкелевич Хавинсон
НН Владимир Хацкелевич, в вашей биографии значится учеба в Суворовском военном училище. Насколько оправданным вы считаете учебу в закрытом военном заведении с 12 лет?
Владимир Хавинсон. Система образования в СССР была одной из лучших в мире. И Суворовские училища были, я уверен, ее лучшей частью. Это только кажется ужасным, что ребенок оказывается в закрытой школе. Но я скажу, что это основа отличного образования. Я окончил Минское суворовское военное училище, и на то время это было лучшее среднее образование, которое только можно было получить. Нас учили заслуженные учителя СССР, мы занимались английским языком два раза в день и получили дипломы военных переводчиков – думаю, мы знали язык лучше, чем выпускники институтов! Система питания по летной норме, безупречная дисциплина, строгий распорядок дня, отличная физическая подготовка – это все плюсы. Если честно, минусов я не вижу.

НН Почему после училища вы выбрали Военно-медицинскую академию в Ленинграде?
В. Х. Я поступил в Военно-медицинскую академию в 1965 году, «до нашей эры». На тот момент это была самая лучшая научно-исследовательская база. История этого вуза впечатляет. Там работал лауреат Нобелевской премии академик Павлов, там работали Пирогов и другие выдающиеся ученые. Я ощущал себя духовным внуком Павлова, чувствовал эту передачу знаний. Очень важно, где ты получаешь образование, какие традиции, манера мыслить, жизненная философия тебе переданы вместе с суммой знаний. Я с первого курса стал заниматься научной работой, всегда был увлеченным и всегда много работал. Плюс к тому в Военно-медицинской академии на тот момент были самые лучшие материальная база исследований и финансовое обеспечение.

НН Какие научные исследования вы вели?
В. Х. Вместе с Вячеславом Морозовым мы исследовали физиологию стресса. Я изучал, как работают нервная, иммунная, эндокринная системы, мы исследовали работу тимуса и эпифиза – самых загадочных органов человеческого мозга.

НН Почему затем вы сосредоточили свое внимание на процессах старения? Для молодого ученого это не очевидный ход мысли…
В. Х. Реакция на стресс очень похожа на процесс старения. Старение – это растянутый во времени стресс. Поэтому механизмы регуляции одинаковы. Но важно понимать еще и то, что в наше время мы переживаем ускоренное старение. Потому что пределы человеческой жизни значительно больше, чем средняя ее продолжительность на сегодняшний день. В Библии верно написано: продолжительность жизни – 120 лет для человека. У нас есть для этого ресурс!

НН Так почему же мы столько не живем?
В. Х. Тут вопрос в том, как активировать этот ресурс. Наш ресурс – стволовые клетки. Они есть в каждом органе, везде, они как запасные части организма. И если найти путь к их активации в нужном месте – это ключ к решению проблемы активного здорового долголетия.

НН Этим и занимаются пептиды?
В. Х. Наши пептиды состоят из двух-четырех аминокислот, так называемые короткие пептиды. Они стимулируют синтез белка, в клетке регулируют активность генов, которые отвечают за синтез белка. По сути, мы регулируем синтез белка, активируем собственные стволовые клетки и таким образом отодвигаем старение.

НН Как долго велись эксперименты?
В. Х. Мы начали работу еще в 80-е годы. Провели 25 экспериментов на крысах и мышах, доказали увеличение продолжительности жизни на 25–40 процентов. В Адлере были проведены эксперименты на обезьянах – тоже с впечатляющими результатами. Научная экспериментальная база огромна. Мы создали 30 препаратов- геропротектеров, некоторые появились уже давно. Например, тималин – препарат для профилактики ускоренного старения. Или кортексин – тоже важный препарат, с помощью которого можно лечить даже начальные стадии заболеваний мозга. Для мужчин существует специальный препарат, выделенный из простаты. А при создании препарата ретиналамина использовалась сетчатка глаза, он восстанавливает активность сетчатки при сахарном диабете и других заболеваниях, за рубежом вообще нет аналога этого лекарства.

НН Ваши препараты могут не только лечить определенные заболевания, но и предупреждать старение?
В. Х. Да, есть биологически активные добавки к пище, геропротекторы, и есть лечебные препараты. Чтобы принимать лекарства, разумеется, необходима диагностика, этим мы занимаемся в нашей клинике.

НН Геронтология сегодня – одно из приоритетных направлений науки. Человечество, увы, стареет. Поэтому геронтологией занимается не только медицина, но и другие науки. Ведутся ли в вашем институте междисциплинарные проекты?
В. Х. Есть три направления геронтологии: фундаментальная, клиническая и социальная. Мы занимаемся только аспектом старения организма, но, конечно, все три аспекта – части единого целого. Человек не только биологическое, но и социальное существо, и уровень культуры, мировоззрение важны, когда речь идет о старении. Важны воспитание, образование, законопослушность.

НН Почему же законопослушность?
В. Х. Потому что если человек садится, к примеру, пьяным за руль, ему никакие геропротекторы не помогут дожить до старости! Важен уровень эволюционного развития личности. Дело в том, что люди не равны генетически.

НН Но также они не равны и историко-культурно?
В. Х. Разумеется. И важно понимать, что в основе долголетия лежит понимание гармонии мира. Чем выше уровень образования – тем дольше живет человек, тем дольше он остается активным.

НН Расскажите о вашем образе жизни.
В. Х. Мой образ жизни – познание нового. Я всю жизнь стремлюсь к пониманию божественного замысла. Хорошо сказал? Я изучаю закономерности природы, разгадываю кроссворд жизни.

НН Но чтобы разгадывать кроссворд, нужно все-таки свою жизнь упорядочивать.
В. Х. Конечно, как ни банально это звучит, но здоровый образ жизни, режим, правильная еда и хорошая вода, регулярные физические нагрузки – это основа здоровья и долголетия. Все это знают, но почему-то не делают… А еще важно «вырастить» свое мировоcприятие. Знаете, Спиноза говорил, что в мире существует 60 книг, которые необходимо прочитать. У меня тоже есть такой список.

НН Поделитесь?
В. Х. Конечно. Это «Фауст» Гете, книга об эволюции человека. Шекспир – его сонеты и пьесы. Пушкин, конечно, «наше все». «Мартин Иден» Джека Лондона, «Эроусмит» Льюиса. Трилогия Драйзера – «Финансист», «Титан», «Стоик». «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» Баха. Из русских авторов – это Шишков, Бунин, Шолохов, Булгаков, Ильф и Петров. Это те книги, которые формируют мировоззрение.

НН На ваш взгляд, визуальная культура и современные медиа позитивно или негативно влияют на человечество и процессы старения?
В. Х. Медиа не влияют на ресурс жизни, только на ее качество. Качество жизни повысилось, но есть и негативные моменты. Сейчас стало слишком много информации. Я сторонник цензуры в области информации. Особенно рекламы продуктов питания, лекарств, БАДов и косметических средств. Ничто не должно вредить.

Анна Конева
Предыдущая статья

Валерий Гриковский: Страсти по Линнею

Следующая статья

Новый Smart - игрушка для урбаниста от Merсedes-benz

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*