Интервью

Василий Герелло об опере, премии «Онегин», Санкт-Петербурге и футболе

«Я человек не гламурный, – говорит известный баритон Василий Герелло, когда мы встречаемся в гостинице »Астория», чтобы поговорить о предстоящем выступлении на гала-концерте премии »Онегин». – Гламурный должен быть весь в блестках, а я нормальный человек».

И правда, несмотря на всемирную известность, выступления на ведущих мировых сценах – Ла Скала, Парижской оперы, Ковент-Гарден, Метрополитен и других, – Василий остается человеком простым и интересным в общении, после своих зарубежных гастролей всегда возвращается в Петербург, чтобы выступить на сцене родного Мариинского театра или Петербургской филармонии, к радости своих многочисленных поклонников.

НН Давайте начнем с премии «Онегин».

Василий Герелло. А закончим Татьяной, – смеется Василий, – «Позор, тоска… О жалкий жребий мой!»

НН Нет, жалким жребием заканчивать не будем. Вы и сами участвовали во многих конкурсах, являетесь победителем конкурса BBC в Кардиффе «Певец года», конкурса Римского-Корсакова и многих-многих других. Что вообще дают участие в конкурсах, оперные премии?

В. Г. Такие конкурсы дают многое. ВВС – это величайший конкурс, на нем ты поешь и камерную и оперную музыку, а трансляция вживую идет на весь мир. И на финал собираются директора самых престижных театров мира. И ты показываешь то, что умеешь и для чего вообще на этой сцене. Ведь для певца главное – это петь, быть востребованным, быть кому-то нужным. Премия «Онегин» появилась недавно, но идея очень хорошая; само название отсылает нас к опере Чайковского, роману Пушкина, в жюри – замечательные певцы, дирижеры, художники и критики, что немаловажно. Многие мои коллеги не очень любят критиков, но я с большим уважением отношусь к этой профессии, когда были великие певцы в XX веке, были и великие критики, которые могли чему-то научить. Но и сейчас, я думаю, есть добросовестные, честные критики. И то, что ребята будут участвовать из многих российских театров, тоже здорово, потому что в провинциальных театрах тоже есть замечательные певцы. Бывает иногда, что они поют лучше столичных «перцев».

НН А трудно пробиться из провинции в столицы?

В. Г. Пробиться вообще трудно. В современном мире очень много препятствий: продюсеры, менеджеры… Но молодым ребятам надо ездить на прослушивания и в Мариинку, и в Большой театр, и в наш Михайловский театр, и в другие театры. С другой стороны, нужна сила духа, чтобы не отчаиваться, когда тебе отказывают. Случается, что в комиссии сидят снобы, которым ничего не надо. Человек спел две-три ноты, и все, «стоп». А ведь молодой певец учился, специально к этому прослушиванию готовился, ему хочется многое показать. Бывает, что человек не выдерживает. Так что лишь сильные духом пробиваются. И я всегда стою на том, что таланту надо помогать. Пусть Боженька дал тебе голос или музыкальный талант, все равно нужна помощь. Я говорю про современный мир, потому что это мир потребителей, которые видят «стакан виски и кусок колбасы». Помимо этого, есть и другие ценности. Есть родители, есть вера, доброе отношение к друг другу, любовь. А снобизм, цинизм и культ потребления достали уже всех. Мир сейчас на грани сумасшествия. Но я уверен, что красота, музыка спасут мир.

НН Вы ведь тоже приехали в Петербург из маленького местечка. Что помогло вам стать не просто оперной звездой, а человеком, которого знает весь Петербург, а шире – мир?

В. Г. Прежде всего, характер. В нашем деле надо быть бойцом. И быть ответственным перед своей семьей и перед профессией, которую я себе избрал. Я учился в консерватории и, еще будучи студентом, стал солистом Мариинского театра. Но мне повезло с педагогами, а по жизни в целом – с друзьями. Но я могу сказать, что добивался всего сам и мне не помогал никто вообще. И слава Богу! Потому что если тебе помогают, потом долги надо отдавать. Но я могу отдавать свои долги только перед Господом Богом, перед родителями, своей семьей и учителями. И перед родиной! Я горжусь тем, что учился в прекрасной консерватории еще в Советском Союзе (так что я человек из СССР). Я благодарен и публике, которая меня воспитала, и великому городу, в котором живу. Я живу в самом центре Петербурга, на Исаакиевской площади, и, проходя по улицам, не устаю восхищаться окружающей меня красотой. И еще – несмотря на то что я давно народный артист, каждый день чувствую себя мальчишкой, идущим в первый класс. Провожу каждый день час у рояля, потому что наша профессия требует ежедневных занятий. Если решил, что ты уже большой перец, пуп земли, то грош тебе цена. Я стараюсь придерживаться этих принципов.

НН Вы регулярно выступаете в Петербурге. Традицией стало открытие сезона в Малом зале филармонии. Вот и в этом году ваш сольный концерт там состоится 23 сентября. Какую программу вы готовите.

В. Г. Будут и классика – Рахманинов, Чайковский, – и старинный романс, поскольку буду выступать с Оркестром русских народных инструментов под управлением Владимира Попова, и неаполитанские песни. Я заявил и две-три украинские песни, потому что я никогда не прерывал связь с Украиной, откуда я родом.

НН Вы певец мировой сцены, и вы певец петербургских сцен – Мариинского театра, филармонии. Что для вас важнее – Петербург или весь мир?

В. Г. Конечно, главное – Питер, ведь здесь мой дом. Я давно мог перебраться за границу. Но для меня Петербург – это великий город, которого я хочу быть достоин. Я езжу в другие страны, говорю: «Спасибо за то, что вы признаете меня как русского певца». Что-то мы приносим им хорошее, чего у них нет.

НН Вас иногда называют самым итальянским из русских баритонов. Как сложилось, что вам принесли славу итальянские партии?

В. Г. На мой голос прекрасно ложится итальянский репертуар: музыка Верди, бельканто – Доницетти, Беллини. Есть певцы, которые поют и Вагнера, и Верди, и Пуччини… Но такие эксперименты не для меня. Я пою то, что пою, и экспериментировать над собой не хочу, потому что вижу примеры: несколько лет – и на свалку… Особенно это касается молодых ребят, которые в 25–30 лет берутся за драматические роли, не понимая, что сегодня идет конвейер – «сегодня ты, а завтра я». «Что наша жизнь – игра», и надо распоряжаться своей судьбой, своим голосом, своей жизнью очень правильно. Говорить: «Боженька, спасибо за то, что ты дал мне». Поэтому «учитесь властвовать собой»: надо контролировать то, что делаешь в жизни.

НН Моя коллега недавно написала книгу «Кто главный в опере?». Так кто все же главный: дирижер, режиссер, менеджер или певец? Или этот вопрос неправомерен вообще?

В. Г. Сейчас стало слишком много главных, так что не знаешь, кого куда «послать»… В опере, во-первых, должны быть дирижер и «поющий» певец. Сейчас же в современных спектаклях часто хотят переделать великих классиков, буквально их уничтожить, убить. Мне всегда хочется сказать: «Напишите свои слова и музыку и делайте с ними, что хотите». Но Чайковского, Мусоргского, Верди, Пуччини и других не трогайте, не скрывайте свое убожество за их гениальностью. Конечно, главное в опере – это голос, а дирижер создает ту ювелирную форму, в которой проявляется творение композитора. Если в опере не будут нужны голоса, это уже не будет оперой.

НН Бывали у вас конфликты с режиссерами?

В. Г. Бывали. В Гамбурге, где я должен был петь в опере «Трубадур», не только разорвал контракт, но еще и режиссеру в морду дал. Был конфликт в Мюнхене. Петь в этих постановках было невозможно. Я не захотел предавать то, чему меня учили, и то, что у меня есть внутри, за какие-то несчастные евро. Плюнуть себе в душу из-за любви к деньгам – это не по мне. У человека должны быть принципы.

НН Но вы все же участвуете в острых постановках. Помню, пели Наполеона в «Войне и мире» Прокофьева в постановке Грэхема Вика в Мариинском театре.

В. Г. Но «недолго мучилась старушка в высоковольтных проводах». Эта постановка быстро сошла со сцены. Я в этот спектакль попал спонтанно благодаря маэстро Гергиеву. И из уважения к маэстро согласился.

НН Как бы то ни было, ваши поклонники были рады вас увидеть и услышать, вы были настоящим Наполеоном.

В. Г. Спасибо, пришлось выкручиваться, чтобы не подвести.

НН Ваша уникальность в том, что вас любит не только традиционная оперная и концертная публика, а знают и те, кто от классической музыки далек, кто просто слушает радио на кухне. На ваши концерты приходят слушатели из абсолютно разных миров. Как вам удается привлечь к себе столь разнородную аудиторию?

В. Г. Не знаю, но мне приятно, когда идешь по улице, а люди с тобой здороваются, подходят. Я с ними общаюсь, не прохожу мимо, мол, я такая большая звезда, что автографы давать не буду, что меня мучает моя известность… Надо просто быть нормальным человеком. Мне ничто не чуждо: я ем ту же кашу, что и все, бывает, езжу в маршрутках.

НН К некоторым артистам просто так не подойдешь…

В. Г. Это такие артисты. Но «ничто не вечно под луной», поэтому надо вести себя красиво, по-человечески.

НН Видела недавно ролик, записанный футбольным клубом «Зенит». Они говорят, что вы один из самых их активных болельщиков.

В. Г. Да, «Зенит» – чемпион. Помимо того, что я музыкант, певец, я еще посол на чемпионате мира по футболу 2018 года – меня избрали представлять наш город и страну. А в этом году я точно так же представлял страну на Кубке конфедераций. А «Зенит», конечно, чемпион – это бренд нашего города. Какая у него многотысячная армия болельщиков в городе! Вы ведь любите футбол?

НН Да, люблю.

В. Г. Приходите на игру «Зенита», и вы увидите, какое это единство, какая сила. Мы с нетерпением ждем кубка мира в 2018 году. Я думаю, зрелище будет мощным, праздник настоящего спорта.

НН Кажется, и Пласидо Доминго в этом году специально приурочил свои выступления в Мариинском театре к Кубку конфедераций.

В. Г. Да, мы виделись с ним на футболе, сидели в одной ложе.

НН А петь на чемпионате мира будете?

В. Г. По крайней мере, я спел на Кубке конфедераций. Был потрясающий концерт, на котором присутствовали представители всех стран, руководство ФИФА. И мне было приятно, с каким вниманием они смотрели выступления балета и слушали нас, оперных певцов. Я думаю, мы достойно проведем и чемпионат мира. Город готовится, и Георгий Сергеевич Полтавченко проводит большую работу. И как бы ни хаяли, очень многое уже сделано. Тем, кто говорит, что там треснуло, а там потекло, я отвечаю: «Ребята, вы делали ремонт в своей квартире? Его невозможно закончить никогда». А тут огромный город. У нас мощный стадион, развязки, дороги, инфраструктура. Молодец губернатор: команда работает! А мы – простые горожане – будем радоваться тому, что происходит, и помогать, помогать.

НН Ну а возвращаясь к «Онегину», что вы споете на гала-концерте?

В. Г. Пока не знаю, но что-то спою. Главное, чтобы было здоровье, а настроение будет всегда. Так что все идет своим чередом.

Вера Степановская

Фото: Андрей Федечко

Предыдущая статья

Практика для интеллекта 

Следующая статья

Открытие Фестиваля «Петербургские Красавицы» и полуфинал конкурса «Юная Петербургская Красавица 2017»

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*