Интервью

Есть ли жизнь после футбола?

Известный футболист, а ныне депутат ЗакСа Ленобласти Алексей Игонин своим примером доказывает: после спорта жизнь только начинается. О новых победах бывший капитан «Зенита» и «Сатурна» рассказал в эксклюзивном интервью журналу «На Невском».

– Трудно ли было завершать спортивную карьеру?

– Профессиональный футболист в конце карьеры – это ребенок, которому 35 лет и который внезапно оказался в реальном мире. Задача клуба, хороших тренеров и всего персонала сделать так, чтобы футболист думал только о футболе. А когда ты в 35 заканчиваешь со спортом, выясняется, что думать надо еще много о чем. Я отлично помню свои ощущения, когда впервые пришел в Сбербанк платить за квартиру. Это был стресс. За один год навалилась масса неприятностей и дел: нужно было прописаться в другую квартиру, попутно я разбил машину, а ту, что взял на период восстановления, угнали! Начались суды с бывшим партнером, обанкротился клуб, который должен был выплатить мне значительную сумму… Но во всем этом был и положительный момент: я четко осознал, что хуже некуда и дорога лишь одна: наверх! Тогда поставил себе задачу как можно дальше уйти от футбола и абстрагироваться от прошлого.

– Как получилось, что вы оказались в политике?

– Как всегда, мне повезло. Я, видимо, вообще фартовый по жизни. Хотя, конечно, бывают сложности, но все же судьба ко мне благосклонна. Я закончил с футболом в июле, а в августе мне позвонили и позвали поиграть за ветеранов. Я согласился. Пришел в команду, и тут выяснилось, что человек, который ее курирует, работает в правительстве на высокой должности. Кроме того, он страстный поклонник футбола и потому меня знает. С личного знакомства и началась моя дорога в депутаты. Я увидел направление, в котором мне на самом деле захотелось двигаться. Для меня важно оставаться востребованным и нужным, спорт и депутатская деятельность в этом отношении похожи.

– Спортивный характер помогает в работе депутата?

– Спортивный характер у одного проявляется в желании быть первым, у другого – в самодисциплине. У меня за время спортивной карьеры выработалась самокритичность, я никогда не бываю полностью доволен собой. И хотя мне говорили, что путь, который я прошел за четыре года, у многих занимает гораздо больше времени, мне все равно кажется, что сделано недостаточно. Может быть, дело в тех, на кого я ориентируюсь. К примеру, губернатор Ленинградской области Александр Юрьевич Дрозденко. Или Виталий Леонтьевич Мутко, который стал сенатором, когда ему не исполнилось и сорока. Всегда есть куда расти и у кого учиться. Или, к примеру, есть депутаты, которые уже на четвертом сроке. Они могут открыть папку документов из десятков листов и за 10 минут не только вникнуть в любой вопрос, но и задать по нему очень точные и важные вопросы. Опытные люди сразу видят суть. Этому хотелось бы научиться. Пока приходится в чем-то доверять общему мнению. Были моменты, когда в ходе дискуссии по определенному вопросу мое мнение раза два-три менялось, потому что доводы с каждой стороны казались разумными, а своей позиции выработать не успел. Сейчас одна из задач – сформировать свое мнение по основным вопросам и добиться такого авторитета, чтобы меня слушали, как сейчас слушаю я. Потому что уже сейчас я сталкиваюсь с ситуациями, когда обсуждаются с моей точки зрения совершенно очевидные вещи, но люди не понимают, почему инициативу необходимо продавить!

– Например?

– Из последнего. В детском спорте существует система федераций, которая занимается проведением соревнований и устанавливает нормы и гарантии перехода спортсменов из одного клуба в другой. Во взрослом спорте за переход игрока платятся огромные деньги (если он на действующем контракте). В детском спорте, конечно, не совсем так, но и тут есть деньги, которые ходят из рук в руки. И деньги эти снимаются с родителей. Более того, если ребенок хочет сменить клуб (например, переезжая в новый район), возникает вопрос «компенсаций». Не везде так, но, например, в хоккее это есть. Мы считаем это неправильным, ведь, по сути, речь идет о «крепостном праве в детском спорте». Пытаемся об этом говорить, но пока дело идет с трудом.

– Если бы можно было начать все с нуля, вы бы все равно выбрали спорт или, может, сразу стали бы депутатом?

– Я бы ничего не стал менять. Мне ведь уже повезло прожить несколько полноценных жизней. Первая – в 1990‑е годы, когда моя игра нравилась серьезным людям, у которых в одной руке были ключи от нового «мерса», а в другой – пистолет. Тогда премиальные мне «выплачивали» крепкими напитками, а на входе в казино выдавали брюки, потому что не было своих. Потом была другая жизнь: я сам поступил и учился в Лесгафта. Причем чуть не провалился: был крайне уверен в себе, а в итоге на экзамене из 5 футбольных дисциплин только саму «игру в футбол» сыграл на пять, одну дисциплину сдал на четыре, а остальное – на трояк. Тем не менее поступил, и это был целый этап. После я прожил полную жизнь в футболе, со своими качелями, конечно, и все же… Теперь я депутат, и это опять же совсем иная история.

– В последние годы вы сменили имидж. Это происходит на каждом этапе?

– Есть подозрение, что я в принципе склонен к экспериментам с внешностью. Первый раз поменял имидж на турнире в Макеевке, это был 10‑й класс. Насмотрелся футбола и захотел новую прическу. Мама меня всегда аккуратно стригла под горшок, а в моду вошли бритые виски. Я попросил помочь старшего товарища… В итоге вышел на поле мало того что криво выбритый, так еще и с кровавыми порезами от бритвы! Защитник из меня вышел устрашаю­щий с учетом того, что я был жестким в плане отбора мяча (так бывает, когда техника под вопросом, зато самоотдачи не занимать!). В «Зените» парикмахер выстригал мне на затылке узоры, потом я хотел бороду, но она, зараза, была рыжая и не росла. Еще были длинные волосы с повязкой – под Бекхэма… Возможно, и нынешний стиль не окончательный…

– Сейчас выходит много спортивно-патриотических фильмов. Если бы снимали о вас, какой эпизод лег бы в основу?

– Думаю, снимать стоило бы не об эпизодах, а о спортивном характере. Очень многие ребята выходят с травмами, или даже рискуя здоровьем, под свою ответственность, потому что врачи запрещают играть. Многие игры выигрываются не талантом, а именно характером. Мне кажется, сейчас этого немножко не хватает.

– Ваш прогноз на чемпионат 2018 года?

– Трудно загадывать. Но если мы вдруг что-то выиграем, ничего не изменится к лучшему. Только если грянет гром, начнутся изменения. Мне кажется, нам необходимо пересмотреть многое в подходе к спорту. Возьмем сборную по мини-футболу. В ее составе 5 бразильцев. Какая же радость от победы, если мы купили сильных игроков на стороне? По сути, и победа, выходит, купленная. А где же наши ребята? Зачем они с 5 лет хотят попасть в сборную, если туда нет дороги? А по объективным показателям, лучшие игроки – наши! Лучший бомбардир – наш, но его даже не вызвали в сборную… Хочется болеть за тех, кого мы вырастили, а не за тех, кого перекупили. Для этого надо думать не о мгновенных результатах, а о перспективах, которые откроются, если мы начнем инвестировать в своих ребят! И медальный зачет перестанет быть единственным критерием успешности того или иного вида спорта.

Наталья Белая

Фото: Кирилл Дранцов

Предыдущая статья

Заботимся о шубе: как не испортить дорогостоящую покупку неправильным хранением в теплое время года

Следующая статья

От любви до ненависти – один гол

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*