Персоны

Жизнь как мистерия

Просветитель и один из самых эрудированных людей нашего времени МИХАИЛ КАЗИНИК уверен: чувство прекрасного в человеке заложено природой. Но большинство предпочитает жизнь муравьев…

Ничего не придумано. В человеке 16 золотых сечений! Или, как еще это называют, божественная пропорция. Эта божественная пропорция всюду – у Леонардо да Винчи, у Шопена, в человеческом теле, даже в творческих изобретениях. Посмотрите на клавиатуру пианино – 5 черных и 8 белых клавиш, а 5/8 – это золотое сечение. У скрипок вот эта завитушка, головка, она ведь тоже построена с той же пропорцией. А вы знаете, что сказка про Курочку Рябу создана по законам золотого сечения? А это так. Ее автор не читал Пушкина, не слушал Шопена, который со своим туберкулезом, любовными проблемами, униженной Польшей сотрудничал с высочайшими космическими силами, потому что в каждом его этюде – божественная пропорция. Тот древний автор «Курочки Рябы» всего этого не знал, но он обладал природным восприятием гармонии. И если уж на то пошло, Земля находится в зоне золотого сечения нашей Солнечной системы. А наша Солнечная система – в зоне золотого сечения Млечного Пути. Выходит, каждый человек создан по тому же принципу, по которому созданы и Млечный Путь, и планета Земля. И все построено по законам гармонии. А значит, человек каким-то образом закодирован на абсолютную красоту.

Все-таки человек особое существо. Вы знаете, когда я гуляю в парке недалеко от своего дома, иногда останавливаюсь у огромного муравейника и наблюдаю за жизнью муравьев. Совершенно идеальная социальная жизнь, такой коммунизм. Без кондиционера поддерживается нужная температура зимой и летом, все работают не покладая рук. Сколько бы ни наблюдал, ни одного пьяного муравья или бездельника. Если придавили кому-то ножку, тут же прибегут товарищи и унесут беднягу. Я так полюбил муравьев, что однажды взял с собой скрипку, встал перед муравейником и сыграл Баха. Ни один муравей не остановился. Увы, им чуждо то чувство прекрасного, которым обладает человек. Но проблема в том, что процент людей, которые хотят слушать Баха, ненамного выше количества слушателей среди муравьев. Человеку дана возможность обладать хранилищем, в котором находятся величайшие творения мысли, культуры, искусства, духа. Но бОльшая часть людей проживет жизнь без Баха, Мольера, да Винчи… Их жалко – они так обделены!

У многих утрачена, а у иных не сформирована потребность в красоте и гармонии. Когда Пушкин издавал первую главу «Евгения Онегина», в Петербурге жили 500 тысяч человек, в Москве – 300 тысяч. Одним словом, почти миллион. А знае­те, в скольких экземплярах была напечатана первая глава? 1200! Когда они были распроданы, то Пушкин с издателем Смирдиным решили издать вторую и третью главу тиражом 2400. И они просчитались – треть тиража продать не удалось!

Есть совершенно потрясающий, гениальный документальный фильм Монсенжона «Рихтер непокоренный», который рассказывает о советской эпохе больше, чем все «Дети Арбата» вместе взятые. В нем Рихтер перед смертью, уже ничего не боясь, зная, что уходит и неподсуден, все рассказал как на духу. Уникальный фильм, но посмотрели его – хватило бы этих людей заселить в 7 хрущевских пятиэтажек. А в это время сериал «Фараон» собирает 50–60 миллионов зрителей.

Те люди, которые умеют видеть красоту мира, которые открывают альбом Клода Моне и чувствуют себя счастливыми; те люди, которые наслаждаются, плачут, слушая вторую часть четвертой симфонии Брамса, когда начинается хорал, – они живут полноценной жизнью. В свое время я вынужден был выучить на память вторую часть трио Мендельсона. Я не видел нот, когда играл, мои глаза застилали слезы. Играя и слушая эту музыку, я испытываю чувство невероятного счастья от того, что: а) она есть, б) что я к ней приобщен, в) я могу ее играть. Поверьте, это прямой контакт с богом. Эта музыка – оправдание человечества.

Мы вот это должны пускать в ноосферу, а не то, что отправляем. Как мы просыпаемся утром? Муж недовольно бурчит: «Где мои штаны? Что приготовила на завтрак?» Она огрызается. Почему бы не сказать другу ласковое слово, просто улыбнуться? Или включить музыку Моцарта? Мы бережем компьютеры от вирусов, а собственные мозги не бережем, мы же их все время заряжаем вирусами. Посмотрел 5 минут телевизор, вышел на улицу и еще удивляется: «Чего это у меня голова болит?» Как чего! Ты же в мозг запустил 56 вирусов! И ты хочешь, чтобы у тебя не болела голова? И ты не понимаешь, почему тебе хочется ударить кондуктора? Соседа? Мы заплевали ноосферу своей отрицательной энергией. Она уже как уборная. Вот что мы делаем с нашей планетой!

Помните, в середине 1980‑х появился фильм «Чучело», где класс выступал против одного нестандартного ребенка. Я тогда буквально кричал со сцены: то, что нам сейчас показали, – это великолепный пророческий взгляд на наше будущее, если мы не дадим культуре приоритет, не начнем рассказывать о красоте и гармонии. У нас есть два пути. Либо третье тысячелетие начнется с эпохи Ренессанса, либо с мракобесия. Причем мракобесие охватит вначале отдельное пространство, наиболее легко поддающееся, а потом все цивилизованные страны.

Почему возникла эпоха Возрождения? Когда? Она появилась именно тогда, когда все, что расходилось со Священным Писанием, считалось ересью. По всей Европе горели костры инквизиции, сжигали ученых, мыслителей, красивых женщин. И в какой-то момент стало ясно, что все созданное прежде человеком, включая античную культуру, враждебно. Тогда Медичи, вначале Козимо, а затем его внук Лоренцо Великолепный продолжил, собрали вокруг себя умных, талантливых людей. Есть такое понятие – «синергия». Когда один человек – я его называю «огненная душа» – влияет на других. Но если их двое, трое и они сотрудничают, то эффект воздействия в сто раз больше. Во Флоренции так и случилось. Вы только представьте себе – эта группа в маленькой провинциальной Флоренции поменяла парадигму! Именно от этого круга Медичи началась эпоха Возрождения. Появились картины, изображавшие святого Себастьяна. Красивый чудный молодой человек, пронизанный стрелами, смотрит на нас спокойным взглядом. Он, как человечество, убежден: несмотря ни на какие стрелы, он выживет. Выживет цивилизация. Выживет красота. Выживет мужское начало. Эта идея стала во главе эпохи Возрождения – человек перестал быть рабом божьим, человек стал человеком. Могучим. Прекрасным. Способным выдержать все. Пришла вера в разум.

Так вот начало 21-го века могло стать началом эпохи Возрождения. Но, увы, этого не произошло. Началась эпоха мракобесия. Надо нас спасать. А как? Только через культуру, через поклонение свету. Прежде всего должна измениться школа. Она должна учить прекрасному, учить риторике. Главное, вырастить не физика, химика, математика, а гармоничного человека. Я всегда обращаюсь к родителям: «Дорогие мамы, папы, бабушки и дедушки! Если вы хотите, чтобы ваш ребенок жил полноценной жизнью, начинайте не с физики. Начинайте с музыки». Мартин Лютер сказал: «Самое главное – слово и музыка». И он был прав.

Я часто говорю людям: если вам испортили настроение, унизили, обидели, подойдите к зеркалу, к витрине магазина и скорчите себе рожицу. Скажите себе: «Вот так я выгляжу обиженным. А, кстати, мне идет! Особенно если вот еще немного выпятить нижнюю губу. Да, неплохо». Что это значит? Это значит, что вы сыграли, стали актером. И вдруг это ощущение обиды пропадает. Как только появляется искусство, снимаются ненависть, агрессия. Театр – это первый вариант снятия агрессии. Вы сидите на трагедии Шекспира, знаете, что Гамлет умрет, и вы наблюдаете не смерть Гамлета, а то, как это сыграно. Вы приходите на оперу «Евгений Онегин» Чайковского и знаете, что Онегин убьет Ленского. Но когда вы слышите ариозо Ленского «Я люблю вас, Ольга», вам в этот момент не приходит в голову, что Ленского убьют. Вы просто наслаждаетесь красотой выражения любви. Так вот искусство – это та условность, величайшая, данная нам высшими силами, миссия которой снимать агрессию. Ненависть, жесткость.

Надо просвещать, посвящать, помогать расшифровывать тайные знаки. Много лет назад в своей книге «Тайны гениев» я написал, что все та же сказка про Курочку Рябу вовсе не сказка, а притча о том, что курочка снесла золотое яйцо, дед и баба не поняли, что свершилось чудо, что у них в руках произведение искусства, и пытались изжарить яичницу. Когда оно разбилось, они плачут. Почему? Потому что погибло яйцо Фаберже? Нет, потому что они остались без яичницы. И вот тогда Курочка произнесет мораль притчи: «Не плачь, дед; не плачь, баба! Я снесу вам новое яичко – не золотое, а простое». То есть вы получите то, что ожидаете, то, что заслуживаете. Эта глубокая философская притча о шансе, о том, что жизнь предоставляет нам возможность иного пути, иного измерения, но мы не обладаем этим глубинным зрением и слухом.

Большинство людей, глядя, допустим, на картину, воспринимают ее на первом уровне. А на самом деле надо уметь раскрывать коды. Я в своей школе «Семь ключей» в Челябинске возвращаю коды. Вот, например, два натюрморта. На обоих яблоки. Только одна картина голландского мастера, другая – фламандского. Спрашиваю, чем отличаются? Фламандские яблоки неприглаженные, естественные. Почему? Да потому что Фландрия была под игом, для них яблоки – символ освобождения. А Голландия писала гладкие яблоки – в стране все хорошо, каналы прорыты, тихо и спокойно. Этим кодам надо учить детей, как мы учим их звукам, буквам…

Картины художников нужно смотреть подолгу, в деталях, и тогда открывается совершенно иной мир! Я показал своим ученикам в Челябинске картину Васнецова «Царевна-лягушка», попросил рассказать, что они видят. Одна девочка начала рассказывать сказку. Я ей: «Нет, миленькая, ты очень хорошо рассказала сказку, но к картине она не имеет никакого отношения. Эта картина не иллюстрация к книге. И рассчитана на человека, который не обязательно знает сказку. Так почему же эта картина уникальна? О чем она?» Даю детям подсказку: «Какая здесь линия главная?» «Волнистая!» Да! Все узоры волнистые. Волнистая скатерть. Пол, горница, даже гармошки-сапоги у музыкантов волнистые. Все построено на волнах – это царство волнистой линии. Почему? Это волны любви, мудрости, счастья. Потом показываю детям следующий слайд – Кандинский. «А теперь что? Никакой сказки нет. Ну-ка! Мы уже с вами научились на Васнецове». Они: «Смотрите! Все линии прорывают предметы!» Точно! А потом начинается: «Смотрите! Главная фигура картины там же, где царевна-лягушка у Васнецова!» У детей даже мысли не возникло, что перед ними абстрактная живопись, настолько они увлеклись искусствознанием. Они увидели главное – все разнообразие представлений о мире, все формы, ритмы, ткани, тона, оттенки. И ведь этому научить очень просто, только учить надо правильно.

Я задаю детям вопрос: «Почему “не убий”?» Отвечают: «Потому что нельзя убивать», «Не имел права». А почему нельзя? Почему не имел права? В чем дело? Никто не ответит правильно. 40 тысяч лет назад единственный ребенок, который выжил в межплеменной войне, его в люльке спрятали под кокосовой пальмой, он выполз, ел ягоды, грибы, выжил, нашел других людей, вырос. Встретил ту единственную девочку, у них родилось 20 детей. 19 из них умерли – не было пенициллина, и этот этот выживший – прапрапрапрадед того, кого вы можете убить. В результате всех потопов, ледников, войн, преступлений, дичайших уничтожений, вы понимаете, кто перед вами? Тот, кто имел шанс один к миллиарду выжить. Он выжил. Если вы его убиваете, вы убиваете не его, вы разрушаете многотысячелетнюю цепь выживания. Цель этого выживания скрыта от нас. Но можно предположить, что у человека, которого вы можете убить, не родится ребенок, чей правнук найдет средство против рака. И вот эта цепь выживания была нужна для того, чтобы спасти человечество. Убив этого человека, вы перекрыли человечеству еще на сто тысяч лет спасение от онкологии. Теперь понимаете, что такое «не убий»? Когда эта идея рождается как мистерия, как художественная форма, как творчество, она становится ясной, понятной, прозрачной. В нее вживаешься.

Михаил Казиник – искусствовед, музыкант, писатель, поэт, философ, режиссер.

В 2005 году стал музыкальным экспертом Нобелевского концерта в Стокгольме.

С 2006 года – член Славянской академии литературы и искусства, почетный доктор РИСЕБА.

Ведущий радиостанций «Орфей», «Серебряный дождь», чикагской «Вместе».

Автор более 100 телепрограмм и 60 фильмов о мировой культуре. С концертами-лекциями объездил почти весь мир.

Автор книг «Тайны гениев», «Буравчик в стране света», «Приобщение». Его публичное выступление в Совете Федерации летом 2017 года разобрали на цитаты.

Елена Боброва

Предыдущая статья

8 главных кулинарных фестивалей Фландрии на 2018 год

Следующая статья

Роковые петербургские красавицы

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*