КультураНовости

Заводы – художникам! Фабрики – поэтам!

В будущем производство вынесут куда-нибудь на орбиту. Хотя до этого еще далеко, но уже сейчас немало фабрик и заводов на планете завершило свое существование. С тем чтобы возродиться в ином качестве: вместо рева гудков и грохота станков – классическая музыка, на стенах вместо грязи и копоти – картины…

С чего начинается лофт

Английское слово loft уже давно на слуху, но далеко не каждый знает, что же это такое. Изначально британцы называли так большое чердачное помещение без перегородок, где сквозь железную крышу пробиваются солнечные лучи, а ничем не прикрытые балки демонстрируют мощь и стабильность конструкции. В понимании американцев лофт – большое помещение, подходящее для склада или производства.

В Штатах и зародилась идея приспосабливать промышленные здания для «мирных целей». В начале XX века в Нью-Йорке сложилась интересная ситуация: город, прираставший предместьями, «перешагнул» рабочие окраины, и они вдруг оказались практически в центре.

В конце 1920-х из-за Великой депрессии сотни предприятий обанкротились, склады и цехи опустели. Владельцы готовы были сдавать их в аренду за копейки, да вот только брать никто не хотел. Трудно даже представить, но самый престижный и дорогой сегодня район Манхэттен тогда был похож на необитаемый остров.

Но пустовали заброшенные цехи недолго – вечно голодные художники смекнули, что лучше такая крыша над головой, чем никакой. Поначалу их нелегальные намерения фабриканты приняли в штыки, но потом обе стороны пришли к согласию. И творцы обрели простор для творчества в прямом и переносном смысле.

Жизнь в цехе

Уже в 1950-е лофты превратились в элитные апартаменты – среди адвокатов и банкиров возникла мода на подобные квартиры. Идея лофтов стала настолько популярной, что появились и подделки! Кто-то действительно превращает старые фабричные здания в квартиры и мастерские (это называется жестким, или настоящим, лофтом), а кто-то строит обычные жилые дома в стиле промышленной архитектуры.

Минус электрификация

В 1960-е мода перекинулась на Европейский континент. И теперь за право перестроить бывшую фабрику борются лучшие архитектурные бюро. Один из самых успешных примеров – превращение в галерею современного искусства бывшей электростанции. Bankside Power Station на южном берегу Темзы, в самом центре Лондона, и сама по себе чудо архитектуры. Построил ее в 1947–1963 гг. сэр Джайлз Гилберт Скотт, главный архитектор британской столицы и изобретатель знаменитых красных телефонных будок. Вторую жизнь электростанция обрела в 2000 году, когда здесь открылась галерея «Тейт Модерн». Недавно и мне довелось посмотреть на это чудо. Галерея ошарашивает сразу: стоит переступить порог, и ты попадаешь в бывший турбинный зал. Представьте, что вы внутри десятиэтажного дома, в котором нет внутренних стен и перекрытий. Чтобы убрать оборудование станции, пришлось разбирать потолок. Признаюсь, большинство инсталляций вызвало недоумение. Поднимаясь все выше и выше, я оказалась в кафе, и вот она, награда – вид сквозь огромные окна на Темзу, мост Миллениум и вечерний Лондон (по субботам галерея работает до десяти вечера). «Тейт Модерн» показалась мне просто гигантской, но для британцев и это не предел: в прошлом году открылась вторая очередь (под выставки приспособили нефтехранилища бывшей станции и пристроили гигантскую пирамиду). Придется опять отправляться в Лондон!

Русский размер

Лофт-тенденция докатилась и до России. С нюансами. Например, в качестве жилья бывшие заводы у нас почти не рассматривают. А вот всевозможные креативные пространства растут на месте промзон как грибы.

Один из самых крупных московских проектов – завод имени Лихачева, общая площадь которого около 300 га. Часть корпусов приспособили под съемки сериалов. А в бывшем заводском ДК сегодня ежедневно проводят мастер-классы, показывают спектакли и фильмы, читают лекции. Еще один центр, «Винзавод», открылся в 2007 году на месте бывшей пивоварни «Московская Бавария». Семь корпусов, построенных в XIX веке, долго стояли заброшенными, пока их не приспособили под художественные мастерские и галереи. Место очень быстро стало популярным среди креативной молодежи. Сегодня здесь показывают кино начинающие режиссеры, в кафе собираются поэты, а в магазинчиках дизайнеры продают одежду и аксессуары.

Немало проектов уже реализовано, но от перспектив у девелоперов буквально дух захватывает. Самые лакомые куски – заводские территории на набережных Москвы-реки. Так, уже решено превратить в арт-объект ГЭС-2. Возможно, и у нас получится музей не хуже лондонского: машинный зал нашей электростанции тоже немаленький (100 м в длину, 13 м в ширину и 22 м в высоту), а за проект взялся Ренцо Пиано, автор Центра Помпиду.

Пром-арт-Питер

Петербург не отстает. Первый подобный проект открылся у нас в 2007 году. Это Смольнинский хлебозавод, превращенный в «Этажи» – пятиэтажное здание, наполненное галереями, кафе и магазинами. В 2013-м на Васильевском острове появилась «АРТМУЗА» – творческий центр вместо завода музыкальных инструментов. Здесь можно не только посмотреть произведения художников и скульпторов, но и понаблюдать за их работой. А на крыше – лаундж-зона «Солнцесправа» площадью 1500 кв. м.

Мыслить масштабно у нас тоже умеют: под новые пространства приспосабливают целые острова. Самый яркий пример – Новая Голландия. Многие здания построены еще в XVIII веке. Пока реализовать все задумки еще не удалось, и бывшие тюрьма, канатная фабрика и склады стоят пустыми, но хотя бы не разрушаются.

Маргарита Никольская

Предыдущая статья

Александр Невзоров. Неправильной дорогой идете, товарищи!

Следующая статья

KOGEL, мода

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*