Интервью

Строители сцены

В Театре им. В. Ф. Комиссаржевской монтировочный цех – один из предметов гордости всего коллектива. О жизни монтировщика в театре рассказывает заведующий постановочной частью Владимир Майборода.

– Монтировщик – это профессия, которая не подразумевает специального образования, ее осваивают в процессе работы. Как взять, поднять декорацию – рассказывают и показывают в процессе коллеги. Бывало всякое: приходили ребята сами по себе большие, высокие, физическая форма хорошая, но не получается, а те, кто намного меньше и щуплее, делают все легко и быстро. Кроме силы нужно еще навыки иметь, чтобы не нанести вред здоровью. Приходят люди по-разному, с разными причинами, иногда их даже не озвучивают. Иногда и временно приходят «перекантоваться», но в нашем деле, я в этом убежден, главное – коллектив.

Начальник монтировочного цеха Денис Филимонов: «Я пришел случайно. Переехал в Петербург и искал работу. Сначала устроился в психологическом центре администратором, где нужно было болтать, рекламировать услуги. Я не смог. А здесь все спектакли смотрел первое время».

Николай Рыбаков: «Я хотел быть моряком, как мой батя. Но не получилось. В 22 года я окончил строительный институт, но работу по специальности не нашел. По приглашению своих друзей пришел в театр, зашел за кулисы и вот уже 20 лет здесь».

Владимир Хальзов: «После школы я в армию пошел, чтобы попасть в СОБР. Но не сложилось. Как-то подрабатывал в летний период на балетах «Лебединое озеро» Театра имени Леонида Якобсона, так и попал в театральную трясину. Поменяв несколько театров, пришел сюда».

Андрей Бычков: «Как-то друзья сказали, что есть интересная работа-мечта, вот я сюда и пришел. До этого работал на заводе сборщиком. Работа однообразная и монотонная, одни и те же лица, одни и те же детали.. А здесь спектакль от спектакля отличается».

– У нас это можно назвать семьей. Мы проводим в театре очень много времени, особенно монтировщики – с утра и до позднего вечера. Сначала они спектакль собирают, потом они его «проводят», потом разбирают, иногда с ночи ставят спектакль или будущую репетицию. Половина наших монтировщиков выходят статистами в спектаклях, в связи с этим у них есть свое юморное деление на «зазвездившихся артистов», которые случайно затесались в монтировщики, и других. В спектакле «Про Любовь» искали типаж – мужичонку, работягу, который «жизнь повидал». И режиссер Маргарита Бычкова сразу выхватила нашего Эдвига Нугиса, который теперь играет, вызывая аплодисменты и восхищение. О нем даже писали критики. Денис и Андрей работали на выпуске спектакля «Мизантроп», и режиссер Григорий Дитятковский «положил на них глаз» на роль слуг – по выправке, по стати их, по росту. Он поговорил с ребятами, были сняты мерки, на них сшили костюмы. Спектакль получил четыре «Золотых софита», и ребят отмечали многие. Как правило, монтировщики особо не сопротивляются этому делу – надо, значит надо! – абсолютно армейский подход.

Денис Филимонов: «»Мизантроп» теперь любимый у нас, потому что мы там выходим. А наши насмехаются, потому что мы колготки носим. Но выправка, за которую нас хвалят, – это из-за колготок…»

– При всем при этом я ни разу не слышал, чтобы кто-то из монтировщиков решил поступать на актерский. К нам уже приходят сложившиеся ребята. Чаще наоборот: у нас было и такое, что актеры работали монтировщиками, работали полноценно, а актерами подрабатывали. Какое-то время они работают, а потом, если повезет, уходят все-таки в профессию. Многие знаменитости – например, Александр Абдулов, Сергей Маковецкий, Константин Хабенский – в молодости подрабатывали монтировщиками.

– У нас на сегодняшний день руководит монтировочным цехом Денис Филимонов – серьезный, умный парень, имеющий авторитет. Его должность подразумевает большую ответственность, начиная с приемки макета. И это не пустые слова: недавно был не принят макет будущего спектакля по нашему настоянию с Денисом. Художник предложил машину на авансцене, которая должна подниматься из люка. А внутри нее актеры поют и играют. Но было понятно, что под сценой невозможно с этой машиной развернуться, даже если ее разобрать на составные части. А потом чтобы ее собирать-разбирать, нужны сутки. А у нас каждый день новый спектакль. Красивая задумка художника просто нереальна в наших условиях. Поэтому мы и сказали: «Извините, надо что-то передумывать».

Николай Рыбаков: «Монтировщик должен отличаться сообразительностью при сборке декораций. Чтобы понимать, что и куда можно поставить, как все собирается. Должно присутствовать образное мышление, чтобы представлять, что в итоге получится из разобранных декораций. Сила не обязательна, важнее хороший партнер».

Денис Филимонов: «У нас есть костяк, а новенького, чтобы звено не портить в цепи, ставим на то место, где он будет работать постоянно в дальнейшем. Рядом закрепляем того, кто ему будет объяснять, что делать. Со временем переставляем его на другое место, чтобы он расширял свои умения».

– Часто говорят, что монтировщики – большие любители алкоголя. Сейчас в театре сложилась другая ситуация. Я не ханжа, и ребята далеко не трезвенники, но есть жесткое правило – техника безопасности. Было несколько ребят, которым пришлось уйти. Мы же работаем с людьми. Если в пьяном виде не так подкрутил, закрепил гайку в сценической конструкции – в лучшем случае это может закончиться травмой, в худшем – лучше не говорить.Без нас, как и без артистов, спектакль не состоится. Если монтировщик вовремя не подаст артисту какой-то реквизит, некачественно закрепит декорацию – все, артист выбит из колеи, и это сказывается на его игре, на спектакле и в итоге на зрителе. Я ввел некое ноу-хау – явочные листы и для постановочной части. Раньше они существовали только для артистов. Самое главное в них – замечания по спектаклю. Делаю свои пометки: какому цеху адресовать, с кем поговорить, что надо отремонтировать. Вот, например, пометка «костюмерам – зашить дыру в правом кармане у Поповой» или надо починить декорацию. Это для того, чтобы в следующем спектакле замечания были исправлены, иначе все повторится вновь… И личное отношение к своему труду – очень важный момент. Как-то московский театр привез на гастроли «Чайку». Местом «дислокации» был выбран Театр имени Комиссаржевской. Все мизансцены строились на поворотном круге, которого у принимающего театра не было. Накладной круг заняли в соседнем театре. Репетиция прошла успешно, круг работал исправно. На середине спектакля круг перестал крутиться… Четыре монтировщика Театра Комиссаржевской легли на сцену у основания круга, так чтобы их не видели зрители, и по сигналу помощника режиссера, лежа, героическими усилиями вращали несколько тонн.

Анекдот из реальной жизни

В одном из театров Петербурга: закулисный буфет. Очередь за комплексными обедами. По набору блюд совпало у монтировщика и у именитого актера.

Актер (бесцеремонно отодвигая впереди стоящего монтировщика, забирает поднос с едой). Извините!

Монтировщик (не выражая лишних эмоций). Ничего страшного. Все мы под штанкетами ходим…

Актер так и не смог съесть свой обед…

Словарь монтировщика

Зеркало сцены – видимая часть для зрителей, расстояние от портала до портала (горизонталь) и от планшета сцены до сценического арлекина (вертикаль).

Одежда сцены – обрамление сценической коробки (кулисы, падуги, задник, занавес).

Планшет сцены – пол на сцене.

Плунжер – гидравлическая подъемно-опускная площадка.
Сценический арлекин – верхняя падуга (бархатная завеса, которая висит наверху).

Трюм – помещение под сценой, где располагаются люки-провалы для подъема и спуска артистов или декораций.

Штанкет – подъемно-опускная труба, на которую подвешиваются декорации, одежда сцены.

Светлана Володина

Фото: Олег Стефанцов

Предыдущая статья

Первая премия для визажистов THE One beauty award от Oriflame

Следующая статья

К Международному дню театра «Балтийский дом» объявляет Театральную неделю

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*