Город и горожане

Мой Петербург

Юлия Стрижак, директор театра «Мюзик-Холл»:

– Меня очень многое связывает с Петропавловской крепостью. Я родилась и выросла на Петроградской стороне, и все детские прогулки с мамой, бабушкой начинались или заканчивались в Петропавловке. И с детства очертания города для меня были немыслимы без ее шпиля. Однажды после сдачи очень сложного экзамена по зарубежной литературе на филологическом факультете нас переполняла такая неуемная радость, отчаянное веселье, что мы отправились по льду с Васильевского острова к Петропавловской крепости. Не знаю, может быть, однокурсникам это было не впервой, для меня это был единственный раз в жизни – где-то на середине пути мне было очень страшно, но понятно, что надо было идти только вперед.

С Петропавловской крепостью была связана и моя дальнейшая жизнь, когда я работала гидом-переводчиком, – естественно, эта доминанта города входила в любые туристические маршруты. Вообще, это особое удовольствие – открывать гостям города какие-то новые для них факты, увлекать историей места. Как-то в моей группе была шведка, которая поинтересовалась: «А завтра мы действительно увидим могилу Петра I?» – «Да, увидим». «Мы, скандинавы, умеем уважать сильных противников», – сказала шведка. – Я должна купить цветы». Когда на следующий день она возложила гвоздики на надгробие Петра, даже смотрители удивились. А ведь скандинавов не назовешь сентиментальными…

Кстати, когда я была маленькой, мраморные надгробия меня очень пугали. Хотя мама объясняла, что по христианской традиции захоронения совершены в земле, мне казалось, что на самом деле это саркофаги, в которых находятся останки. Конечно, Петропавловская крепость – это остров силы. Поэтому, когда мы с Фабио Мастранджело задумали проект «Опера – всем!», мы безо всяких обсуждений сразу решили: начинать будем русской оперой – «Жизнь за царя» Глинки на Соборной площади Петропавловской крепости. Как раз около места, где покоятся наши императоры. И хотя руководство города нас поддержало, у всех было сомнения. «Это не попсовый концерт, даже не джазовый, придут ли люди?» – спрашивали нас. Мы мужественно отвечали: «Обязательно придут». «Ну тысяча-то хотя бы придет?» – с надеждой интересовались в Комитете по культуре. И в первый же раз пришло шесть с половиной или семь тысяч человек! Все были удивлены, и мы, признаться, тоже, что такому большому количеству людей наша идея пришлась по душе. Конечно, у нас была прекрасная постановка: под «Славься, славься ты, Русь моя!» мы выпускали в небо голубей, в нужный момент зазвучали карильоны Петропавловского собора – это было настоящее чудо.

И наконец, мне не раз доводилось присутствовать на церемонии полуденного выстрела из пушки. В прошлом году мы с Фабио тоже удостоились этой чести. И, знаете, это невероятное ощущение: ты извещаешь город о том, что наступил полдень! Замечательно, что такая традиция в Петербурге есть и она связана
с Петропавловской крепостью.

Предыдущая статья

Друг или раб?

Следующая статья

Что принес нам месяц… февраль

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*