Мода / СтильМодный квартал

Модные тренды 2016: Темная лошадка

Текст: Нина Филюта

«Мы похожи на деревенщин из Индианы», – сокрушается Шон Пенн, напяливший чужую фланелевую рубаху и твидовые штаны. «Ну и что!» – почти равнодушно парирует ему чуть более элегантный Роберт Де Ниро. В фильме «Мы не ангелы» они изображают беглых узников, переодетых в то, что удалось снять с бельевых веревок. Шона Пенна терзают сомнения, но персонаж Де Ниро несокрушим: ради свободы он готов быть деревенщиной, монахом, кем угодно.

Фланелевая рубашка с бельевой прищепкой на воротнике – далеко не верх эпатажа, особенно теперь, когда Gucci-2016 Marc Jacobs криво-косо пришивает вязанные крючком воротнички к спортивным толстовкам, а Balenciaga модернизирует плащ Джеймса Бонда, внося в выкройку неожиданное изменение в виде декольте. То, чем раньше удивляла Vivienne Westwood, сегодня можно встретить в каждой второй коллекции. Привыкаем. Вот взять Алессандро Микеле: он возглавляет Gucci чуть больше года, но уже успел все перевернуть вверх дном. Глубокие вырезы, каблуки, бесстыдный «бельевой» стиль он без сожаления отправил в ближайшую помойку, а из помойки достал наряды, напоминающие о гардеробе библиотекарши. Длинная юбка-плиссе с вязанной шашечками жилеткой, старушечьи туфельки. Берет, очки на пол-лица, вместительная сумка. Дефиле прошлого года показали, что компанию библиотекарше составили Шура из бухгалтерии и несколько училок начальных классов. Единственное, что делает эти образы неправдоподобными, – цвет. Красный, голубой, зеленый и розовый – ярче яркого. Плюс отделка: вышивка, аппликация, «жуткие розочки». Микеле хулиганит. Штампует на одежде и сумках граффити уличного художника Эндрю Тревора, известного под псевдонимом Trouble Andrew. Самая растиражированная картинка – GucciGhost: маленькое привидение, облаченное в простыню с фирменным сетчатым логотипом.

veronique-branquinho

Veronique Branquinho

«И все-таки они договариваются заранее», – шепчет мне подруга на показе. «О чем?» – спрашиваю я. «О том, кому в этот раз быть героем!»
Действительно, каждый сезон прорывается кто-то один, максимум двое. Выглядит это почти честно, но никогда не знаешь, на какую лошадку ставить. Лучше, конечно, на породистых рысаков: они быстрее, выносливее. Впрочем, кто скажет наверняка? И где гарантии, что в решающий момент на финишную прямую не вырвется никому неизвестная темная лошадь?

Порой случается странное. Veronique Branquinho делает на редкость спокойную, «викторианскую» коллекцию. Выбирает темный бархат, ламе, струящийся шелк. Использует макси, прямой крой, аскетичные силуэты, более чем сдержанную, почти монохромную палитру. Поначалу все идет ровно, но на десятой модели Вероник как будто запинается и бьет розовым. Берет его смачно, в тех же оттенках, что у свежей Chanel: там много розового, хотя в целом коллекция достаточно умеренная – типичные жемчуга в пять рядов на фоне букле и трикотажа. Лагерфельд решил дать шанс другим. Что ж, первыми приходят Marc Jacobs, Gucci и Prada, хотя неплохие шансы были у Balenciaga и Céline. С Moschino сложнее: кажется, что новая коллекция Джереми Скотта навеяна пожаром в антикварной лавке.

Предыдущая статья

Сергей Максимишин: Удиви, мгновение!

Следующая статья

От издателя

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*