Интерьер

Графит и сажа

Asuntomessut – выставка достижений финского домостроения. Проходит ежегодно, привлекает профессионалов, потенциальных заказчиков и просто любопытствующих. В качестве экспонатов – готовые дома. Их владельцы с нетерпением ждут новоселья, но въехать в свои жилища они смогут лишь по окончании выставки. Таковы правила.

В городе Пори показали тридцать четыре объекта: несколько особняков, отреставрированный и модернизированный дом с террасами, компактный жилой комплекс, детский сад и дом престарелых. Интересной особенностью нынешней выставки стало активное использование бывшей индустриальной территории Карьяранта, а также беспрецедентное для финнов стремление к тесному соседству и всеобщему единению. Новый жилой район развернулся вдоль живописной реки с труднопроизносимым названием Кокемяэнйоки. Благодаря обращенным к реке окнам-витринам и многочисленным стеклянным перегородкам дома буквально купаются в солнце. Присутствие естественного света в финской архитектуре первостепенно. Декор – не суть, дизайн – не самоцель. Главное – пространство, чистота линий, ясность пропорций, выверенная планировка и только лучшие материалы.

В доме Jokilammi совершенно черная кухня. Темно-серая спальня с графичным текстилем от Marimekko – на вилле Kaski. Серая спальня в доме Op Kotoisa. Черно-серые решения преобладают в убранстве виллы Poiju – там невозможно черны и кухня, и сауна, и спальня. Что ж, тенденция «обесцвечивания», заявившая о себе на предыдущей Asuntomessut в Миккели, получает дальнейшее развитие. Сполохи цвета теперь – редкое исключение. Дизайнеры довольствуются малым, комбинируя белое с серым, а серое – с черным. Графит да сажа. В Пори есть мавзолей, который в начале ХХ века построил в память об умершей одиннадцатилетней дочери промышленник Ф.-А. Юзелиус, а расписал знаменитый «певец Калевалы» Аксели Галлен-Каллела. Место удивительное, хоть и печальное. Но на фоне нескольких «смертельно черных» домов, возведенных в рамках Asuntomessut, мавзолей Юзелиуса вовсе не мрачен, да и витражи в нем ярко переливаются…

Большинство представленных на выставке интерьеров как будто наполовину пусты. Наблюдается возвращение к предметам лаконичным, добротным, вечным, сделанным из прочных и экологически чистых материалов. Что до типично финской мебели, то еще в 1950-е американец Джордж Нельсон с иронией сообщал, как один его знакомый архитектор, добивавшийся публикации своих реализованных работ, нанял фотографа и перед каждой фотосессией «наполнял» пустые комнаты новостроек одним и тем же набором вещей, в который входили: два-три стула от Алвара Аалто, безымянный кофейный столик, фикус и несколько черепков доисторического вида. Стулья Аалто сделали свое дело, фото были опубликованы!.. В той же книжке Нельсона: «Один раз я выписал из Финляндии чуть ли не целый пароход мебели, но мои друзья расхватали ее, прежде чем нам представился случай предложить ее нашим заказчикам…» Лучшей рекламы фанерованным табуреткам не придумать!

Пока наши соотечественники зависают в новехоньких гостиных и спальнях, разглядывая тяжелые амбарные двери, исполняющие роль межкомнатных, мебель, собранную из выразительных древесных спилов, и буквально молятся на вентиляторы (жаркое выдалось лето!), местные подолгу толпятся там, где оборудована сауна. Вдыхают запах березового дегтя, пристально изучают обычные, на первый взгляд, электрокаменки, открывают и закрывают стеклянные дверки, вступают в полемику друг с другом и с присутствующими тут же производителями. Похоже, ничто так не влечет жителей Суоми, как сауна.

Ни один дом не обходится без террасы. Где-то это укромный уголок с видом на улицу, где-то – просторная площадка сложной конфигурации с бассейном, грилем. Кресла, сплетенные из ротанга, шезлонги, мебель Ээро Аарнио и Artek. Апофеоза тема террасы достигает в отреставрированном Bunkkeri, там она огромная. Сам дом являет собой симбиоз прошлого и настоящего. Винтовая лестница, грубая кирпичная кладка, «родные» окна с некрупной расстекловкой. «Фабричный» стиль обыгран ироничным декором. Суровость здания, построенного в 1937-м, уходит на дальний план, когда в поле зрения попадают как бы невзначай брошенные на полу туфли, усыпанные блестками. В Bunkkeri – стеклянные лофт-перегородки, массивные столешницы из бетона. Понятно, что авторы вложили в реализацию проекта много сил, но в результате объект воспринимается легко, если не сказать непринужденно. Это и есть мастерство – когда усилие незаметно.

Стоит заметить, что, пока тысячи людей приезжают посмотреть на новое жилье в Пори, в городе Коувола, который значительно ближе к русской границе, полным ходом идет строительство объектов для следующей выставки. Так что до встречи в Коуволе летом 2019-го!..

Нина Филюта

Ксения Бандорина, культуролог дизайна, кандидат искусствоведения, о черном цвете в интерьере:

– Черный любят интеллектуалы, философы, авангардисты. Черный матовый, черный лаковый, наночерный – этот удивительный и почти магический цвет имеет сотни оттенков и названий. Матовый черный или насыщенный серый в сочетании с белой лепниной сделают изысканным самый простой интерьер, а в соседстве со светлой древесиной получится новый скандинавский стиль. Черный и благородные оттенки серого можно и нужно использовать в декоре стен – на контрастном сочетании с цветной графикой или отделкой архитектурными элементами. Черный и темно-серый уместны для мебельной обивки, лаковой отделки столов и комодов. Черный пол или потолок сделает помещение глубже, сконцентрирует внимание на нужных элементах. На черном идеально выглядят живопись, фотография, арт-дизайн. Собранность, внутренняя мудрость и духовное богатство – все это олицетворение черного. Не случайно черный – один из трех главных цветов в японской культуре, а она сегодня имеет самое сильное влияние на дизайн.

Предыдущая статья

Природа цвета

Следующая статья

Экзегезы широкой реки

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*