Бизнес

Философия деревянного дома

Вы знаете, что король Норвегии живет в доме от HONKA? А это так. Скандинавы вообще знают толк в жилье – комфортабельном и экологичном. О национальных особенностях деревянного домостроения мы поговорили с генеральным директором компании «РОССА РАККЕНЕ СПБ» – эксклюзивным дистрибьютором компании HONKA в России, республиках Беларусь и Казахстан Александром Царёвым.

НН Александр Леонидович, давайте начнем с ежегодной профессиональной премии «Архиwood», которую HONKA учредила несколько лет назад и которая свидетельствует: вам недостаточно строить в элитном сегменте, вы выступаете популяризаторами деревянного домостроения и хорошей архитектуры.

Александр Царев. Да, изначально у нас была миссионерская идея на просторах нашей необъятной страны находить тех людей, которые: а) работают с деревом, б) работают нетривиально. Все-таки если говорить о бизнесе, то мы сориентированы на желания заказчиков, которые тяготеют в основном к традиционным с архитектурной точки зрения домам. Но чтобы отрасль развивалась, нужно находить ярких архитекторов и, с нашей помощью в том числе, вдохновлять их на какие-то новые идеи. Таким образом задается вектор развития. И то, что сегодня кажется авангардом, завтра станет классикой, как, например, панорамное остекление – когда-то это было необычным архитектурным решением, а сегодня – устоявшийся тренд.

НН Но, судя по всему, нам пока далеко до того, чтобы таким трендом стало дерево, как это можно наблюдать в Скандинавии, где возводят многоэтажные деревянные дома.

А. Ц. У нас, кстати, тоже были подобные попытки – когда обсуждались вопросы реновации в Москве, прозвучала идея в каких-то кварталах построить многоквартирные дома из дерева. Но эту идею сразу похоронили. Любую новаторскую идею необходимо вначале правильно изложить, донести до сознания людей, попробовать убедить. А не так, чтобы в лоб говорить: «А вот здесь мы будем строить деревянные многоквартирные дома». Конечно, у обычного потребителя это вызывает шок – он не видел здания, построенные в Скандинавии, у него сразу возникают негативные ассоциации с барачным строительством в нашей стране. К тому же идея возникла в контексте неоднозначно воспринимаемой реновации.

НН Почему же эта идея вообще возникла?

А. Ц. Потому что последние два года министерства промышленности, торговли, лесного хозяйства, а также крупные игроки рынка серьезно размышляют над тем, как поднять отрасль деревянного домо-строения, учитывая опыт западных стран и возможности современных технологий.

НН В чем интерес?

А. Ц. В том, чтобы развивалась экономика.

НН Но это же недешевое строительство…

А. Ц. Смотря какую технологию применять. Речь может идти и о каркасных технологиях, и о CLT-панелях (многослойные клееные деревянные панели. – Прим. ред.). Но чтобы поднимать отрасль в целом, необходимы серьезные инвестиции в лесоперерабатывающую промышленность. То, что мы имеем сегодня с нашим лесом, – это большая проблема.

НН Кстати, по поводу леса. Если начнется массовое деревянное строительство, не нанесет ли это урона экосистеме?

А. Ц. Все зависит от отношения к ресурсам. К сожалению, у нас к лесу относятся варварски. Совсем иначе поступают наши финские партнеры. У них порядка 70 % леса находится в частных руках. А собственник не будет под корень рубить будущее свое и своих детей. Поэтому они очень щепетильно относятся к вырубке массива и озабочены процессом восстановления леса. В Финляндии существует лесная биржа. И я видел документацию, которая сопровождает покупку той или иной партии леса. Там чуть ли не на каждое бревно идет сертификат на нескольких страницах, из которого ты узнаешь, где эта сосна выросла, когда она срублена, в какой период времени, какое состояние грунтов, на которых это дерево выросло.

НН В чем же проблема наших лесов?

А. Ц. Лет 15 назад у нас был опыт – мы пытались нашим финским партнерам предложить наше сырье, хотели развить дополнительное бизнес-направление. Мы купили в трех районах Северо-Западного региона по машине сырья и отравили в Финляндию. В итоге получили отрицательный ответ. Древесина из одной местности оказалась низкой плотности, это значит, что дерево как материал будет менее прочным, устойчивым к деформации. В стволах из другого района сохранилось эхо войны – осколки снарядов, в результате их обработки сломали оборудование. Третью машину тоже забраковали, лес не годился по санитарным нормам. Тогда мы поняли, насколько это сложная задача – найти сырье, которое бы соответствовало стандартам HONKA. Так что у нас полностью финский продукт, произведенный из финской сосны. Всю древесину HONKA закупает у местных сертифицированных лесных хозяйств. Это позволяет гарантировать клиентам изначальное качество строительных материалов, качество наших домов.

НН Да, качественный лес надо растить, как англичане – газон. Но давайте поговорим собственно о домостроении. У нас стереотип восприятия деревянного дома как дачи. А вы культивируете философию дачи – временного убежища от городской суеты, или формат дома для постоянного проживания?

А. Ц. Понятие дачи у всех разное. У кого-то это домик
30 квадратных метров, а у кого-то – и три тысячи квадратных метров. Мы готовы сделать качественный, во многом уникальный дом с тем функционалом, который заказчик сам для себя видит. Это может быть и загородный дом выходного дня, и дом для постоянного проживания, и резиденция для приема гостей, и гостиница. В этом году, например, для Олега Тинькова построили гостиницу на Волге «Ля Дача Астрахань» в рамках его проекта La Datcha Tinkoff Collection. Проект реализовали под ключ в кратчайшие сроки, и первый сезон гостиница отработала успешно при полной загрузке. Главное, что объединяет построенные объекты, то, что дом будет современный, функционально не отличающийся от городской квартиры ни опциями, ни инженерными системами.

Знаете, я живу в деревянном доме, в первом поселке HONKA, который мы построили еще в прошлом веке, в 1998 году. Это небольшой поселок на 11 домов. На этапе строительства коттеджей ни одна семья не планировала там жить круглогодично. Думали о месте, где хорошо проводить уик-энд, праздники, отпуска. На сегодняшний день практически все живут там постоянно. Все-таки жизнь в загородном доме затягивает неимоверно. Я даже не знаю, с чем можно сравнить эту возможность ежедневно соприкасаться с природой…

НН Ну не случайно все утопии построены на взаимодействии с природой. А что сегодня важно заказчику, на что он особенно обращает внимание, когда приходит в вашу компанию и начинается диалог о строительстве загородного дома?

А. Ц. Прежде всего на функциональность. Планируя строительство дома, клиенты задумываются о многих практических аспектах: какой площади должен быть будущий дом, сколько требуется спален, будет ли в составе здания тренажерный зал, спа-зона с бассейном и так далее. Загородный дом позволяет организовать жилое пространство в соответствии с укладом жизни конкретной семьи, в соответствии с ее представлениями о комфорте, эстетике, функциональном устройстве помещений. Построив более 2500 объектов, мы имеем возможность показать заказчику все разнообразие архитектурных проектов, примеров внутреннего обустройства дома, решений в области ландшафтной архитектуры (в структуре компании есть архитектурно-проектное бюро, строительное и инженерное подразделения, дизайн-студия, ландшафтное бюро). Многие клиенты изначально знают, в каком стиле они хотят видеть свой дом. Если говорить об архитектуре, то сейчас в тренде гармоничное совмещение различных материалов – стекла, бетона, дерева. Сегодня архитекторы предлагают разнообразные проекты: от моделей в скандинавском стиле до построек в духе классической усадьбы. Уже давно никто не строит замков с башенками, этого символа девяностых.

НН А что захотел Тиньков, например?

А. Ц. Изначально у него была идея построить своего рода Дом рыбака. Это не типичная гостиница, в которой номера сдаются индивидуально. А дом, который снимает целая компания на выходные, чтобы порыбачить, отдохнуть. И для этого там созданы все условия – есть ресторан (в котором готовят пойманную рыбу), бильярдная, фитнес-зал, спа-зона (в том числе финская сауна и турецкий хаммам). По архитектурному облику дом напоминает дебаркадер – плавучую пристань, где швартовались пароходы…

НН Вы заметили, что клиент сегодня более рационально относится к строительству дома. Это следствие «ликвидации безграмотности», насмотренности или кризиса?

А. Ц. Нет, не кризиса, а того, насколько тяжело сейчас зарабатываются деньги. Сегодня наши клиенты – это в основном люди бизнеса, которые знают цену деньгам, взвешенно относятся к инвестициям. С нашей стороны, кстати, тоже ответственность возрастает – мы ценим средства, которые клиент хочет вложить в дом, и по максимуму стараемся их отрабатывать.

Екатерина Юрьева

Предыдущая статья

Время новых утопий

Следующая статья

Милана Кержакова | «Девичник» | Lotte Hotel Saint Petersburg

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*