КультураОбщество

Буфет в музее больше, чем буфет

Шуметь, смеяться, целоваться в музее считается преступлением: это храм искусства. Иногда даже и перекусить не дают. А публика нынче капризна, на выставки ее надо заманивать, в том числе и калачом. Мешают или нет ароматы ресторанной кухни воспринимать музейные ценности? Дискуссия на эту тему состоялась в Петербурге. Журнал «На Невском» с интересом вкушал аппетитные идеи и суждения.

Текст: Галина Сергеева  

Перформанс в очереди за пирожком

Известный московский ресторатор и продюсер Митя Борисов приверженец очень правильной идеи: знания надо получать с удовольствием. Поэтому у него имеется специальный музейный пиджак с секретным карманом для фляжки с коньяком.

– Я вообще не понимаю, как можно совершеннолетнему человеку впервые увидеть «Рождение Венеры» Боттичелли и не глотнуть грамм триста конька. Считаю, что не только кафе должно быть придумано и продумано для каждого конкретного музея, но и киоск с сувенирами, гардероб и даже туалет. В Пушкинском музее (где я провел несколько лет жизни, потому что состоял в клубе юных искусствоведов) кафе – это длинная и узкая кишка, а в конце барная стойка с едой и напитками. Выход один: сделать длинную очередь к стойке частью концепции. Есть архивы с видео и фото, на которых запечатлены очереди на легендарные выставки: Пикассо, «Москва – Берлин / Берлин – Москва»…  Стоишь ты, значит, себе за пирожком, а справа и слева по этой стене-кишке на медийных панелях медленно течет историческая очередь. Тебе не скучно, ты разглядываешь людей… Это же хороший маркетинг и одновременно историческое исследование. Ты можешь даже поискать себя или своих родителей в этих очередях. А найдя, получить в подарок какой-то съедобный сувенир. Появление такого кафе сделало бы огромный пиар музею в мировом масштабе. Это же постоянно действующий перформанс с вовлечением посетителей.

В китайском Чанчуне можно заказать столик в историческом зале музея

Искусство с коньячным привкусом

Анна Трапкова, генеральный директор «Музея Москвы», вполне допускает, что входной точкой в музей, особенно современного искусства, может быть бокал вина. К сожалению, российским посетителям, согласно федеральному закону № 171, для вдохновения на входе не нальют.

А если серьезно, почему действительно в театральном буфете в антракте можно принять рюмку коньяку, закусить бутербродом с икрой и идти дальше приобщаться к прекрасному, а в музее – нет? Пусть чиновники объяснят.

Повара готовят посетителей к выставкам

Музейщик из Нидерландов Бьорн Стенверс считает: «Сначала накорми, а потом уж по музею води». У него есть целая концепция, основанная на постулате: музей без ресторана – это не жизнь. Называется «Шесть тарелочек».

– Американские исследователи вычислили: чтобы презентовать музейную выставку, понадобится всего 20 секунд. А люди в ресторане сидят часами. Можно объединить повара и куратора выставки – пусть работают вместе. В ресторане могут подавать блюда в стиле, скажем, Людовика XIV. Или окружить посетителей интерьером того времени. Глядишь – и на выставку захочется взглянуть.

Обед в интерьерах Национального исторического музея в Лондоне

Обед в интерьерах Национального исторического музея в Лондоне

Ресторан способен сделать для музейщиков то, что им самим не под силу. Например, в Казани есть музей чак-чака: эту национальную татарскую сладость там можно не только рассмотреть, но и попробовать.

О вкусной и духовной пище

Профессор коммуникации из Нью-Йорка Кэтлин ЛеБеско тоже уверена в том, что путь к музейным ценностям может лежать через желудок. Даже если человек зашел в ресторан просто пообедать.

– Одежда официантов, дизайн-меню, интерпретация еды – все работает на музей. Вот я пойду в Нью-Йорке в Музей современного искусства и закажу столик прямо в выставочном зале. Поучаствую в театрализованном кулинарном действе. А в Музее современного искусства Лос-Анджелеса буду сидеть в Зале дождя, думать о засухе, о проблемах изменения климата. А потом в ресторане при этом музее мне предложат 48 типов воды – это 45 страниц в меню. Подойдет сомелье и про каждый вид подробно расскажет. Это новые интересные возможности контакта двух миров – музея и ресторана.

Кафе в природном музее-заповеднике. Филиппины

Кафе в природном музее-заповеднике. Филиппины

Меню музеев завтрашнего дня

В общем, вывод однозначный: ресторанные ароматы отлично сочетаются с музейными ценностями. Однако российские участники дискуссии все же предпочитают, чтобы люди тянулись к прекрасному не только по велению желудка. Тем более что в мире есть слишком экзотичные музеи: человеческих мутаций в Нидерландах, паразитологии в Японии. Интересно, какой едой, связанной с концепцией музея, можно заманить туда посетителей?

И все-таки хочется иногда концептуально перекусить. Но в кафе при музеях Петербурга связь с искусством, наукой или историей пока не наблюдается. Пожалуй, в этом смысле отличаются только Эрарта да Музей Фаберже. А вот в Бразилии есть Музей завтрашнего дня. Может, там кормят завтраками из будущего?

Осмотр вулкана в испанском Лансароте заканчивается антрекотом, приготовленном с помощью вулканического жара

Осмотр вулкана в испанском Лансароте заканчивается антрекотом, приготовленном с помощью вулканического жара

 

Предыдущая статья

Поэзия и нищета коммуналок

Следующая статья

Не просто Космос