АфишаСобытия

Закулисье русского балета глазами англичанина

Когда в гримерку или на репетицию приходит профессиональный фотограф, артисты начинают вести себя неестественно: позируют, держат осанку и выражение лица. Работать на публику – это их работа. А когда снимает коллега, товарищ, они остаются самими собой. Как на фотографиях Ксандра Париша, премьера балета Мариинского театра.  Журнал «На Невском» рекомендует заглянуть в балетное закулисье. Это можно сделать на персональной выставке артиста в Art Square Gallery с 11 по 31 марта.

Текст: Галина Сергеева

Ромео с родины Шекспира

Ксандр Париш уже второе десятилетие танцует в лучших спектаклях Мариинки. Сегодня он занят во «Временах года» (балет Ильи Живого на музыку Антонио Вивальди – Макса Рихтера), в «Ромео и Джульетте» (балет Леонида Лавровского на музыку Сергея Прокофьева).

Его Ромео, возможно, наиболее близок к созданному Шекспиром образу. «Мне всегда была даже больше, чем танец, интересна актерская игра». Но если в России в балетных школах дают курс актерского мастерства, то в Лондоне этой специальности не обучают. Ксандру приходится импровизировать, вспоминать себя в юном возрасте.

Мариинка в своем репертуаре

Мариинка в своем репертуаре

Он родился в Йоркшире (Великобритания), окончил Королевскую школу балета, был принят в ее труппу в Ковент-Гардене, но первый год не получал полноценных танцевальных партий, оставался статистом в кордебалете.

Как часто бывает с талантливыми людьми, вмешался случай. Балетмейстер-репетитор Мариинского театра Юрий Фатеев давал мастер-класс в Ковент-Гардене. В конце урока Ксандер подошел к нему и спросил, не мог бы маэстро посмотреть его прыжки. Фатеев не только посмотрел, как двигается молодой англичанин, но и дал ему персональный получасовой мастер-класс.

Последнее напутствие перед спектаклем

Последнее напутствие перед спектаклем

Вскоре после этой знаковой, как впоследствии оказалось, встречи Юрий Фатеев был назначен заведующим балетной труппой Маринки. В этом качестве он позвонил в Лондон и пригласил Ксандера в свою труппу.

«Мне было очень страшно, – вспоминает Париш. –  Мариинский театр для меня слишком высоко стоял».

Неверие в собственные силы в тот раз не позволило Ксандеру принять предложение. Но Фатеев оказался настойчив и снова позвонил через год. На этот раз он был более убедителен: в 2010-м Ксандр Париш переехал в Петербург.

Ловец мгновений театральной жизни
Па-де-де не из балета

Па-де-де не из балета

Русская балетная школа всегда была ему близка, сложно было лишь с языком. Спустя годы он уже прилично говорит по-русски и признается, что Петербург стал едва ему ли не ближе, чем Лондон. Человек искусства, он чувствует себя своим в городе, где образцы искусства повсюду, только голову поверни да успевай замечать.

А замечать он умеет. С детства увлекался фотографией, снимал все подряд. Друзья хвалили, отмечали его особый взгляд и умение поймать нужный ракурс. А пять лет назад лондонский друг перешел на цифровую съемку и подарил ему за ненадобностью свой пленочный «Никон». Ксандер нашел, где купить пленку, и стал делать черно-белые снимки: «Они настоящие – ничего лишнего, только человек и его переживания. Единственное, чего я пока не умею, – ставить свет».

Вариация на тему невидимой жизни театра

Вариация на тему невидимой жизни театра

Атмосфера театрального закулисья благодатна с точки зрения ловца мгновений. Запечатлеть артистов на репетиции и перед выходом на сцену, балетмейстера перед премьерой и другие очень личные моменты, невидимые публике, – особое удовольствие. Шаг за шагом фотографии становились все более профессиональными. Но при этом не постановочными, не псевдослучайными.  Когда их накопилось большое количество, друг и коллега предложил устроить выставку. 42 фотографии премьера Мариинского театра Ксандра Париша, представленные в Art Square Gallery на Итальянской, 5, – своего рода ретроспектива театральной жизни.

Предыдущая статья

Сто и один способ умереть. День курка.

Следующая статья

Любовь и коньки Федора Федотова