Блоги #NaNevskom

Юфит

Текст и фото: Марина Гончарова

Текст и фото: Марина Гончарова

В галерее Марины Гисич открылся «Некрореализм с человеческим лицом» – ретроспективная выставка Евгения Юфита, петербургского кинорежиссера, художника, фотографа, лидера легендарного движения «Некрореализм» и одного из отцов русского панк-движения. Он умер 13 декабря 2016 года 55-летним совершенно по-божески – во сне, завершив круг своей жизни, начатый 17 января. «Великий и ужасный» назывался мой текст памяти Юфита в журнале «На Невском». Он состоял из воспоминаний друзей и родных Юфы. И оказавшиеся собранными в одном месте, они, эти прекрасные и трогательные воспоминания, наглядно показали его удивительно цельным – человеком и художником всегда в одном лице, он не разделялся на два существа никогда. И экспозиция (кстати, идея принадлежит Владимиру Кустову, соратнику Юфы по некрореализму и художнику галереи) дает ту же уникальную возможность, но уже визуально.

Юфит считал, что искусство должно не имитировать реальность, а ее деформировать. Провокация как метод, конечно, была на первом месте. Фундаментальными являются фильмы Юфита, зафиксированные на целлулоиде перформансы, он снимал их так принципиально. По обыкновению, международная кинообщественность оценила их гораздо быстрее, чем наша родная. Фильм «Папа, умер Дед Мороз», снятый в мастерской Германа-старшего, только приехал на фестиваль в Римини и тут же и получил Гран-при. В 2004 году Юфит снял свой последний фильм, отличный, «Прямохождение». И в 2005 на кинофестивале в Роттердаме показал и его, и другие свои фильмы, и фотографии, которыми он стал заниматься в отсутствие финансирования на кино.

В галерее Гисич теперь 2 пространства: прежнее, темноватое и узковатое, андеграундное, и новое, светлое и нарядное, модное. Экспозиция работ Юфита раскинулась на оба. И в обоих они, работы, оказались на месте. В прежнем – ранний Юфит с фильмами, а в новом – поздний. Фотографии, которые называют застывшим кино, такие, типа тонкий лед, ползком надо, чтоб не провалиться. И гигантские картины с вечным взаимодействием, вечным узором и орнаментом жизни и смерти, смерти и жизни в бесконечных цепочках мохнатых человеко-обезьяно-бобров. Это как Юфит, который регулярно организовывал толпу соратников-некрореалистов-и-панков на трезвую и романтическую прогулку по рощам и полям. Тимофей Юфит, сын Юфы, тоже, кстати, художник, говорит, что папа был веселым и жизнерадостным человеком, умел дружить и сохранил отношения даже с одноклассниками. Кстати, в 2010 году, когда в Мраморном дворце открылась грандиозная выставка некрореалистов и «Новых художников» и каждая арт-группа заняла по половине 3-его этажа, Юфит был просто звездой, знаменитлстью. А как раз в галерее Гисич экспонировались его фото. Окончив утомительный вернисажный день, Юфа поехал домой, в Петергоф и где-то там по дороге рассказал какой-то не тот анекдот полицейскому, в результате синяк под глазом и ночь в участке. Эта история – не о том, что он был правильный или неправильный, она о том, что он был цельный и всегда оставался самим собой. «Бодрость, наглость и матерость» – вот был его любимый девиз.

Предыдущая статья

Владимир Маринович: «Люди-крабы среди нас»

Следующая статья

Афиша на выходные 22-24 февраля

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*