Культура

XXV Российский кинофестиваль «Литература и кино»

Уже четверть века в Гатчине проходит этот кинофестиваль. Единственный в своем роде, потому что участвуют в нем фильмы, снятые по мотивам литературных произведений. Ярких красок юбилейному кинофоруму добавили и картины от журнала «На Невском».

Картины эти не демонстрировались на экране, но их увидели все участники и гости XXV Российского кинофестиваля «Литература и кино», потому что они висели в фойе кинотеатра. Художественные произведения известного российского дизайнера Татьяны Парфёновой и Пьера Матисса, внука знаменитого Анри Матисса, были представлены на выставке нашего некоммерческого проекта «Вернисаж. На Невском. В Гатчине».

«Лучше Анри Матисса нет и не было», – считает Татьяна Парфёнова. Не случайно ее работы оказались рядом с творениями внука любимого художника. Пьер Матисс – один из самых коммерчески успешных художников в мире. Живет во Флориде, но детство провел в Париже и общался со своим знаменитым дедушкой Анри: «Он жил в Ницце, но каждый раз в апреле я приезжал к нему, и мы вместе шли смотреть карнавал. Эта страсть к карнавальным краскам и безумствам, вероятно, наследственная». С тех пор Пьер Матисс полюбил вызывающие цветовые решения. Особенно знамениты его cutouts – аппликации.

Конечно же, своеобразную эмоциональную окраску придала фестивалю Татьяна Парфёнова. Она чувствует себя комфортно и в западной постмодернистской эстетике, и в изобразительной системе художников петербургской школы, ее работы хранятся в Эрмитаже, Русском музее и других престижных собраниях.

– Татьяна Парфёнова – необыкновенно творческий человек, – сказала, открывая выставку, актриса Людмила Чурсина. – Я у нее кое-что шила, она подарила мне платья для спектаклей. Знаете, ее модели придают женщине чувство полета.

Книга – лучший подарок судьбы

Чувство полета придает и творчество. Это прочитывается в документальном фильме Станислава Митина «Дина Рубина. На солнечной стороне». Дина Ильинична, правда, его появлению сопротивлялась.

– Во-первых, терпеть не могу эти надгробные речи в присутствии живого покойника, – призналась она на встрече с читателями/зрителями. – Во-вторых, я абсолютно неинтересный объект для воспроизведения биографических фильмов. Стасик, говорю, ну это даже неприлично. У меня за душой ни одного скандала, у меня единственный муж 33-летней выдержки, у меня дети как дети, внуки как внуки, ну что с меня взять? А он предложил: ну давай просто поговорим на камеру. И мы начали разговаривать, и получился фильм о писателе: что это за зверь такой.

Упоминание о внуках не осталось незамеченным: читатели попросили о них рассказать. Но Дина Ильинична рассказала о внучке Вольфа Мессинга. На самом деле у Мессинга не было детей, но в романе Рубиной «Почерк Леонардо» у него появляется внучка, которая видит будущее. И вот выходит книга, и в Израиле, где Дина Ильинична живет уже почти 30 лет, на блошином рынке маленькая, кудрявая, черноглазая продавщица предлагает какие-то винтажные сумочки и вдруг спрашивает у нее: «Ты из России? Я очень люблю Россию, у меня дядя там жил. Может быть, знаешь – Вольф Мессинг…» И Дина Рубина, естественно, воспринимает эту мистическую встречу как знак судьбы: значит, где-то там этот роман приняли.

– А как вообще рождаются идеи книг? – интересовались читатели.

– Иногда из совершенного недоразумения. Во время подписания моей книги «Синдром Петрушки» в одном из магазинов Москвы человек по имени Рома положил мне на стол зеленую брошюрку: почитайте. Мне часто дарят книжки, сейчас любой может издать себя любимого. Конечно, на 99,9 процента это совершенно графоманские опусы, но в последней десятой доле бывают замечательные вещи. Дома я открываю зеленую брошюрку – а там пособие по кормлению, спариванию, обучению русской канарейки. И тут я понимаю, что это название романа о певце, а Русская Канарейка – это кличка разведчика. Всё, осталось только написать трилогию.

Игра в фанфики

Кстати, насчет «написать». Павел Басинский с удовольствием поделился своими писательскими секретами. Пока только двумя.

1. «Если вы разобрались в том, о чем пишете, то не пишите. А если не разобрались, тогда пишите: и вам будет интересно, и читателю», – советовал Лев Толстой одному начинающему автору. Так поступает и Басинский.

2. «Представьте, что ваш рассказ экранизируют, – и вы перестанете писать чудовищные длинные монологи и диалоги. Попробуйте проговорить их перед зеркалом».

Второй совет, видимо, возник после участия писателя в качестве сценариста в фильме Авдотьи Смирновой, которая сделала полнометражную художественную картину из маленькой главы книги Басинского «Святой против Льва» (на гатчинском фестивале получила приз за лучшую режиссуру). Однако по Басинскому не только сняли фильм, по нему еще и «Тотальный диктант» недавно всем миром писали. Так приходит земная слава.

Вообще-то, в большую литературу он впервые вошел в образе литературного обозревателя Павла Басинского из Generation P – Пелевин утопил его в сортире, отомстил за критику.

– После этого вы ушли в писатели?

– Понимаете, критик – это мальчик из андерсеновской сказки, который говорит: король голый! Он должен быть молодым, независимым, беспощадным. Но со временем ты знакомишься с писателями, завязываются какие-то отношения…

Сегодня Басинский терпимо относится даже к сетевым графоманам – ведь их появление было неизбежно, раз по степени влияния на людей Интернет победил печатный станок. Удивляет, правда, растущая популярность фанфикшена (это когда фанаты на материале любимого произведения создают свое собственное).

– Эти фанфики имеют огромную читательскую аудиторию, – сообщает Павел Басинский уже на бегу, уезжая в Москву. – А вообще, литература нас скоро очень удивит.

Интересно чем? Неужели писателями-роботами?

Шедевр нарисовался

«У нас и сегодня есть писатели-роботы. Но такие, что настоящий робот гораздо лучше напишет», – пошутил Марк Рудинштейн, попивая кофе. А может, не шутил. Вот чем еще замечателен этот фестиваль, так это своей камерностью. Сидишь ты, допустим, в кафе, и вдруг к тебе подсаживается знаменитый продюсер, создатель «Кинотавра» собственной персоной. «Марк Григорьевич, а вы знаете современных писателей, которых никакой искусственный интеллект никогда заменить не сможет?» – «Конечно. Дмитрий Быков например». – «Он классно истории придумывает». – «Да, выдумщик страшный». – «А его “Июнь” ругают». – «Завидуют», – отрезал Рудинштейн и направился в зал для оглашения победителей кинофорума, потому что возглавлял его жюри.

Гран-при фестиваля – «Гранатовый браслет» – получил фильм Левана Габриадзе «Знаешь, мама, где я был?». «Это вершина всего, что только можно сделать в кино», – провозгласил со сцены Марк Рудинштейн. Главный герой – Резо Габриадзе, автор нашего «Чижика-пыжика», сценариев к фильмам «Мимино», «Не горюй!», «Кин-дза-дза». В фильме своего сына он просто рассказывает смешную до слез историю о бабушке, дедушке и пленном немце, иллюстрирует ее собственными рисунками – и она обретает документально-анимационную форму. Но надо быть Резо Габриадзе, чтобы из твоих детских воспоминаний получился мультшедевр. Все будущие искусственные интеллекты заранее отдыхают.

Светлана Мазур

Фото: Борис Кремер

Предыдущая статья

Пасхальное меню в ресторанах Петербурга

Следующая статья

Дашевский и «Банда симулянтов»

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*