Интерьер

Кожа и золото

На Кожевенной линии за оригинальным, но несколько потрепанным годами фасадом дома № 27 находится уникальный памятник архитектуры – особняк купцов Брусницыных. Мало кому из петербуржцев доводилось бывать внутри здания, но тот, кто однажды переступил его порог, вряд ли забудет первые впечатления…

От мастерской до фабрики

В 1844 году небольшой дом на Васильевском острове приобрел тверской крестьянин Николай Брусницын. Спустя три года поблизости появилась его собственная кожевенная мастерская со скромным штатом из 10 человек. Владелец, впрочем, очень скоро сумел проявить завидную предприимчивость, так что крошечное предприятие быстро разрослось до масштабов настоящей фабрики с шестью сотнями рабочих, множеством корпусов и хозяйственных построек. Рост материального благополучия семьи отразился на облике дома – он был перестроен и стал куда просторнее. Однако современный вид особняк получил в 1884 году, уже при сыновьях Брусницына, братьях Николае, Александре и Георгии. Для них семейный дом переделал талантливый архитектор А. Ковшаров, который, помимо прочего, пристроил к зданию просторный зимний сад, полностью выполненный из стекла! С легкой руки архитектора преобразился и интерьер.

Стремительно разбогатевшие владельцы в своих вкусах, бесспорно, уступали утонченным представителям высшего света. Но именно их искреннему стремлению создать по-настоящему пышный интерьер купеческий дом обязан своим неповторимым обаянием, лишенным надменной дворцовой элегантности. Итак, совершим небольшое путешествие по дому, из окон которого видны и цветущий некогда сад, и могучие краснокирпичные стены завода.

Серп и молот

Гости, приехавшие в особняк на значимое торжество, непременно оказывались в самом большом, Белом, зале. Светлый, изобилующий деталями интерьер выполнен по всем канонам стиля Людовика XVI. Здесь можно увидеть и гордость владельцев – роскошный камин конца 19-го века, украшенный невероятно живыми и подвижными путти.

Загадка 1. Среди экспертов до сих пор нет единого мнения о происхождении камина столь тонкой работы: одни приписывают авторство западным мастерам, другие убеждены, что камин создан руками отечественных умельцев.

В Белом зале сохранилась и подлинная люстра времен владельцев. Правда, гостей вводит в недоумение одна деталь: на ободе люстры отчетливо видны серп и молот! Удивляться, впрочем, не стоит. После 1917 года особняк принадлежал кожевенному заводу имени А. Н. Радищева, и в бывшем семейном доме базировалось заводоуправление. Интересно, что из сотрясаемой революционными волнами страны уехали не все представители семьи. Средний брат Александр остался в Петрограде. Он продолжал работать на заводе главным инженером и председателем Коллегии заводоуправления. В мае 1919 года Александр Николаевич был арестован по распоряжению ЧК. Но уже в июне 1920 года рабочие и служащие кожевенного завода дошли с ходатайством об освобождении до властей. И Брусницына освободили!

Проклятие графа Дракулы

Белому залу в пышности убранства не уступает Золотая гостиная. Это настоящее царство рококо, весьма редкого для Петербурга интерьерного стиля: золоченая люстра, множество сюжетов с экзотическими созданиями, декоративные элементы в виде фантастических цветов и раковин, трельяжная стенка и, конечно же, обрамленные рамами нарядные панно из штофных обоев, приобретших со временем изысканный оттенок бронзы… Все это дополняет анфилада зеркал.

Загадка 2. Зеркала особняка тоже вызывают споры – правда, уже мистического толка. Поговаривают, что одно из зеркал в дом Брусницыных доставили прямиком из итальянского палаццо, в котором хранился прах самого графа Дракулы. С тех пор каждый, кто видел свое отражение в зеркале, не только испытывал странные ощущения, но и загадочным образом заболевал, исчезал или вовсе погибал…

Восточная сказка

Из Белого зала можно попасть и в курительную в мавританском стиле. В превосходном состоянии сохранились купол, угловой эркер с полуколоннами и фантастическая люстра-фонарь, благодаря которой кальянная выглядит не то как восточная шкатулка, не то как лампа джинна. А вот яркий декор стен вызывает у специалистов разногласия: одни считают его искусной гипсовой лепкой, другие – резьбой по дереву.

Загадка 3. Пол в курительной покрыт неким подобием линолеума. Однако рисунок покрытия повторяет узор на стенах. Кто и когда его создал, остается невыясненным.

Миновав помпейский коридорчик, следуем к парадной входной группе. Полюбовавшись мраморной лестницей, резьбой и типичным английским камином, перемещаемся в приемную, явно вдохновленную эстетикой Ренессанса. Инкрустации светлого дерева на темном, гипсовая лепнина, тонированная под дуб и клен, резной камин, стены оттенка красного вина – все это не является вершиной интерьерного дизайна, но хранит тепло и обаяние дома, любимого владельцами.

Кушать подано

Далее мы оказываемся в столовой, которая считалась одним из главных помещений в доме патриархальной семьи. Лепнина, резной буфет, дубовые панели ручной работы, изображение бараньих голов (торговый символ) – все это сохранилось в первозданном виде.

Загадка 4. В столовой стоит огромный полый шкаф. Он выбивается из общего декора простотой. Исторических тайн тут нет: шкаф – всего лишь часть декораций, которые остались после съемок одного художественного фильма.

Прошлое и будущее

Через гравированные стекла виден зимний сад. Пространство сада чрезвычайно просторно для небольшого особняка. Точных данных о растениях, составлявших флору сада, не сохранилось, но известно, что часть из них была со временем передана ботаническому саду, из чего можно заключить, что в оранжерее произрастали и редкие экземпляры. В настоящий момент особняк готовится к капитальному ремонту, чтобы однажды предстать перед гостями таким, каким он был во времена взлета Брусницыных…

Благодарим за помощь в проведении экскурсии АУИПИК и культурно-просветительский проект «Открытый город».

Наталья Белая

Предыдущая статья

Операция «Центр»

Следующая статья

Яхта «Штандарт» и семья последнего российского императора

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*