Персоны

Филипп Теффт: «Некоторые истории мы рассказываем столетиями…»

Самая авторитетная в мире компания по разработке музейного дизайна называет себя рассказчиком историй.

Бюро Ральфа Аппельбаума (Ralph Appelbaum Associates, RAA), крупнейшая в мире компания, занимающаяся дизайном музеев, имеет несколько подразделений, одно из которых базируется в Лондоне. На недавней встрече, организованной Петербургским благотворительным фондом культуры и искусства «ПРО АРТЕ» в Главном штабе Эрмитажа, директор лондонского представительства архитектор Филипп Теффт рассказал об уже реализованных компанией проектах и поделился собственными представлениями о музеях будущего. «Здесь был угасший рынок – огромное заброшенное пространство, – вспомнил Филипп Теффт, комментируя фотографию унылого сооружения. – Здание из 1970-х, давящее, недружелюбное. Теперь это Музей Лондона, а в нем – разные археологические находки, включая кости. Рядом с нынешним музеем есть еще один рынок, мясной. Когда-то неподалеку от него паслись коровы. В ближайшее время часть этого рынка тоже отойдет музею. Мы населим залы людьми ныне здравствующими и уже ушедшими. Спускаешься по лестнице вниз и слышишь пульс городских артерий – гул метро, вибрации. Посетители будут получать информацию всем телом!..»

Под руководством Филиппа Теффта созданы экспозиции лондонского Музея общественного транспорта – с трехмерной «живой» картой, крупнейшего в Северной Ирландии музея искусств The Braid, реконструированы шестнадцать постоянных экспозиций Национального музея Шотландии в Эдинбурге, самого посещаемого музея Великобритании за пределами Лондона. Следующий проект впечатляет не меньше. Видео в крипте собора Святого Павла, кстати, действующего. «Мы использовали восемнадцать проекторов, обеспечили безупречный звук. В руках у каждого посетителя был специальный приборчик, чтобы окунуться в виртуальную реальность. Так мы рассказали историю собора…»

Архитектор не отрицает ценность традиционных музеев, но возмущен тем, что изо дня в день тысячи людей приходят посмотреть на экспонат, спрятанный в витрину и снабженный крохотной этикеточкой, даже если это статуэтка Нефертити. Неотъемлемая составляющая любых «аппельбаумовских» инноваций – цифровые технологии. «Нужно понимать, что музей сегодня – это нечто иное, новое, – убежден Теффт. – Своего рода лаборатория, постоянный обмен информацией, свободное “движение идей”. Посетители должны задействовать все органы чувств, и их собственная индивидуальность, если хотите, тоже часть музейной коллекции!.. Некоторые истории мы рассказываем столетиями, и они не зависят от времени. Нам нужно стремиться делать проекты, которые, подобно этим историям, никогда не выйдут из моды».

Отдельного внимания заслуживает выставка к 100-летию компании IBM, действовавшая в Линкольн-центре и посвященная городской инфраструктуре, планированию, технологиям – от первых ЭВМ к искусственному интеллекту. Медиастена, анимация, «шкала времени» на интерактивных экранах. Годовой оборот компании IBM – больше восьмидесяти миллиардов долларов. Много денег и еще больше амбиций. В сериале-утопии «Черное зеркало», повествующем об опасностях высоких технологий, в музее снова и снова казнят на электрическом стуле человека, точнее, его голограмму. Но от этого не легче. Таков интерактив. Возможно, в тот самый момент, когда информационное поле полностью завладеет нашим сознанием, а виртуальное общение навсегда заменит живое, откроется «Музей старых музеев», и для него не пригодится многомиллионное оборудование IBM. Экспонаты там будут именно в витринах, а по углам на стульчиках – старушки-смотрительницы. На фоне сверхсовременных музеев этот окажется вдруг очень востребованным, потому что, как неожиданно заметил сам Филипп Теффт, «технология – не всегда ответ на все вопросы».

Нина Филюта

Предыдущая статья

Сохранению подлежит...

Следующая статья

Выставка Андрея Бодрова «Тонкий воздух, свежий ветер»

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*