Интервью

Анатолий Белый о спектакле «1926» и кинопоэзии

«…ты мое единственное законное небо, и жена до того, до того законная, что в этом слове, от силы, в него нахлынувшей, начинает мне слышаться безумье, ранее никогда в нем не обитавшее. Марина, у меня волосы становятся дыбом от боли и холода, когда я тебя называю…» – писал Борис Пастернак Марине …

ПОДРОБНЕЕ →