Мода

Самоидентификация М

То, что женщины активно используют мужской гардероб, давно уже не новость. В моде эта тенденция закрепилась на правах постоянного тренда, то выдвигаясь в мейнстрим, то задвигаясь на обочину. Несколько лет назад появился ответный модный тренд – мужчины в женских платьях, туфлях на высоких каблуках, в лифчиках, чулках и так далее. И этот новый тренд не сдулся за время, а все расцветает, постепенно охватывая массы и превращаясь в социокультурную тенденцию.

Но сразу нужно расставить акценты. Это не мода унисекс, которая уже прочно вошла в обиход и на данный момент является вполне формальной, почти утратив роль гендерного маркера и психологическую остроту. Унисекс, кто не знает, – это универсальный секс, sex с английского переводится как «пол» (м или ж). То есть мода унисекс – вещи, обувь, аксессуары, прически и так далее – стиль, которым могут пользоваться мужчины и женщины на равных правах. В его основе лежит феминистическое – женщины присмотрели для себя мужской гардероб.

Это происходило на протяжении всей истории человечества, и точечные сначала переодевания были связаны, как правило, с мужским шовинизмом, который мешал женщинам достигать тех или иных целей и с ментальной и с практической точки зрения. Мужскими занятиями типа охоты или военного дела было удобнее заниматься в мужском костюме. XX век с его шквалом технологий, войнами и массовым спортом накалил ситуацию до предела, таким образом как бы ее исчерпав. Навязчивый вопрос «девочка или мальчик?» навсегда остался в бунтарских 1970–1980-х годах и никогда больше не всплывал с такой маниакальностью. Весь деним, рубашки, кожаная одежда, кроссовки, армейские ботинки, рюкзаки и все остальное стало общим достоянием без вопросов.

Стал общим и макияж, но в основном как сценический грим, общая бижутерия распространилась шире. В целом же проникновение женского стиля в мужскую моду до недавнего времени было крайне слабым. Хотя в историческом аспекте оно не прекращалось, но логичнее его связать с геоклиматическими факторами, национальными особенностями, традициями и более простым кроем женской одежды. Например, Александр Маккуин прежде всего выучился кроить и шить мужские пиджаки, после чего он мог кроить и шить тотально все. Кстати, макияж мужчины активно использовали в XVII веке, в эпоху париков – красили ресницы, губы, пудрились, румянили щеки, ставили мушки, оставаясь в мужских камзолах, сапогах. То есть гендерной подоплеки здесь нет – мужчинам хотелось быть утонченнее и красивее. Женщины между тем красились гораздо меньше, париков не носили, мушек не ставили – эпоха рококо еще не наступила.

В XXI веке возникло аналогичное течение, которое родилось, как многие другие свободные и экстравагантные тенденции, в Лондоне. Это метросексуалы. Парни, которые следят за своей внешностью гораздо более тщательно, чем девушки. Лондонская девушка вполне может позволить себе выйти в город без макияжа и затем, сидя в общественном транспорте (как правило, в метро), этот самый макияж невозмутимо наносить под взглядами пассажиров. Лондонский метросексуал ничего подобного себе позволить не может. Он выходит в город в полной выкладке, как моряк, упакованный с головы до ног в самый модный лук.

Вряд ли найдется модная коллекция последней пары лет, в которой нет хотя бы одного мужчины в прозрачных пачках, романтических длинных платьях, туфлях на высоком каблуке и так далее. Новая опция сильно потеснила, например, BDSM-эстетику. В таком контексте естественным образом возникает тема травести, транссексуалов и трансгендеров. Но речь здесь не об этом, хотя, конечно, элементы присутствуют. Речь здесь о свободе выбора и самоидентификации мужчин. Пока мужчины открывали и завоевывали пространства, женщины изучали себя. Ну и изучили хорошо, теперь очередь за мужчинами.

С модными коллекциями тоже интересно. Отдельная глава для исследований. Из признанных модных хулиганов тема мужчины в женской одежде последовательно развивается только в моделях бывшей школьной учительницы Вивьен Вествуд и ее мужа Андреаса Кронталера, ну и периодически – у Джона Гальяно. Ни Рей Кавакубо из Comme de Garcons (между прочим, «Как мальчик» переводится), ни Александр Маккуин (и при жизни сам, а затем и его модный дом) в этом особо не замечены. Возможно, японские традиции (универсальность кимоно и бисексуальность мужчин) и открытая гомосексуальность Маккуина как бы уже реализовали этот стиль вне подиума. А Вивьен Вествуд и Андреас Кронталер при всей панковости вполне консервативны в гендерном плане, и им прикольно бросать очередной вызов обществу.

Вообще «Весна-лето – 2019» для Вивьен Вествуд – первоклассное шоу. Парни дефилируют в узких юбках и платьях, в корсетах, на высоченной деревянной платформе, в свадебных платьях и даже в хиджабах. Манекенщики в женской одежде теряют свою природную привычную привлекательность, но приобретают какую-то другую, еще неизвестную. Женщины в мужской одежде ввиду длительной исторической тренировки смотрятся аутентичнее. Но мужчины очень стараются. Возможно, они не только вступили в соревнование, но и искренно хотят понять, как это – носить чулки, лифчики, каблуки. Понять – удобно или нет быть женщиной, понять – им это надо или не надо. А может, прямо на вершины духа – просто понять женщин, как им живется в рюшах и перьях. В любом случае это манифест права на свободу выбора. Как сказала одна русалка из одноименного британского сериала: «Я хочу выбирать – когда идти в воду, а когда выходить на землю».

Ролик на You Tube, где популярный норвежский бородатый комик танцует со своим маленьким сыном под песню принцессы Эльзы из «Холодного сердца», оба в голубых королевских платьях, набрал за два-три дня 4 миллиона просмотров и сотни комментов. Так отец решил поддержать сына, которому очень нравится не диснеевский герой, а диснеевская героиня. В частном доме как на подиуме. Такая вот самоидентификация М.

Марина Гончарова

Предыдущая статья

8 марта в Санкт-Петербурге с отелем "Астория"

Следующая статья

День защитника Отечества 2019, праздничная программа

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*