Мода / Стиль

Последний показ Карла Лагерфельда: ветер, туман и снег

Сугробы – искусственные, шале – бутафорское, Альпы не Альпы, а мастерски задекорированный зал Гран-Пале – Большого дворца, расположенного в Восьмом округе Парижа. Все иллюзия. Настоящие только слезы, потому что это последний показ Карла Лагерфельда для Chanel. Грустное, но невероятно красивое шоу. Сосредоточенная Кара Делевинь в широкополой шляпе, расклешенных брюках и мешковатом пальто с рисунком «гусиная лапка». Следом за ней с глазами, полными слез, – итальянка Мариякарла Босконо: твидовая шляпа, мышиного оттенка пальто, ботинки на высокой платформе, добавляющие монументальности и в без того исчерпывающий образ.

Белый, серый, бежевый, черный – «зимняя сказка» Лагерфельда начинается с монохромных пальто. Бледные лица, шарфы из вышитого креп-жоржета, каждый из которых – имитация пышного воротника несуществующей блузы. «Нет, мой господин. Серый сегодня не подойдет. И бежевый тоже. Тем более бежевый, что бы вы там ни воображали, вам не идет! Вы не настолько брюнет и не настолько блондин, чтобы носить бежевый!..» – рассуждала героиня новеллы Жоржа Сименона «Три комнаты на Манхэттене». После нескольких серо-бежевых выходов палитра вдруг обретает цвет: сначала включается синий – в виде кашемирового платья-пальто и кейпа из стриженой овчины, затем кораллово-красный – утянутый поясом пуховик поверх вязаного платья. Дальше – розовое укороченное пальто с пелериной. И, наконец, бирюзовый брючный костюм из рыхлого твида в едва заметную клетку, его, сутулясь, несет на себе голландка Марьян Йонкман. Обувь на платформе делает ее еще выше. Присмотревшись, обнаруживаем странный парафраз на тему ботинок горнолыжника и моды 1970-х. Возможно, участницы показа испытывали то же, что стоящие на котурнах актеры античных представлений: высоко, красиво, но чудовищно неудобно. Альтернатива этим подозрительно высоким ботинкам – сапоги из состаренной кожи, отделанные овчиной. Их сочетают с романтическими платьями и юбками самых разных фасонов. Выглядит небрежно, но надо же куда-то прятать озябшие ноги!.. Что-то яркое мелькнуло в жаккардовых узорах, но потом цвет снова исчез. Остался лишь белый. Снежное безмолвие. В белом вышагивает дочь Синди Кроуфорд Кайя Гербер, в белом идет маленькая, значительно ниже модельного роста, Пенелопа Крус. Нитка жемчуга, брошь камея, черная лента в волосах. С Лагерфельдом ушла целая эпоха.

Папина дочка

Дизайнер Стелла Маккартни, являющаяся, соответственно, дочерью сэра Пола Маккартни, посмотрела обновленную версию фильма Yellow Submarine и… выпустила капсульную коллекцию All Together Now. С одной стороны, поступок вполне предсказуемый, с другой – на редкость своевременный, ведь легендарной «Желтой подводной лодке» пятьдесят лет!.. Яркие нашивки и психоделические принты чередуются с цитатами из песен. На свитшотах, футболках и кашемировых свитерах – легко узнаваемые «лики» культовой четверки. Папа доволен. Что касается осенне-зимних предложений, то Стелла отдает предпочтение плащам и пальто покроя «тренч», а также длинным и свободным двубортным пальто с крупными лацканами: в ее коллекции есть черные, серые, бежевые, в клетку, и каждое она сочетает с сапогами на высокой платформе, идеальными для слякотной осени. Добрая половина из представленных вещей – трикотаж. Стелла очень переживает за будущее планеты, поэтому теплые платья и уютные анораки изготовлены в том числе из переработанного текстиля, например, связаны из нарезанных на полосы старых футболок.

Зонт наоборот

«Когда я вышел на улицу и открыл зонт, я не знал, что мне делать. Вместо привычного купола над головой появился этот странный угол, одна сторона которого была короткой, а другая – длинной. Какая-то перевернутая галочка…» – так описывает свою первую встречу с необычной моделью зонта американский журналист Джейсон Чэн. Он также замечает, что прилетел из Нью-Йорка в Амстердам вовсе не для того, чтобы испугаться зонта. Предмет, озадачивший Джейсона, был разработан голландцем Гервином Хугендорном. Зонт имитирует аэродинамическую форму бомбардировщика-невидимки, и он никогда не вывернется наизнанку. То есть мы имеем дело с противоштормовым вариантом зонта. Другая популярная модель – «зонт наоборот» – оснащена инновационным механизмом обратного складывания, благодаря которому влажная поверхность оказывается внутри. В результате ни капли воды в салоне автомобиля или на полу в прихожей.

Нина Филюта

Предыдущая статья

Райские сады Нового музея

Следующая статья

Преимущества онлайн перевода

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*