Город и горожанеТуризм

Петербург – главный туристический объект страны

Северную столицу посещают 7 миллионов туристов в год. Но он может принимать не менее 13–15 миллионов гостей. Председатель Комитета по развитию туризма Андрей МУШКАРЁВ рассказал, почему едут в Петербург. И почему не едут.

– Андрей Евгеньевич, давайте начнем разговор с айдентики Петербурга. Брендирование – это часть современного городского развития. Но у Петербурга нет яркого визуального образа.

Андрей Мушкарёв. Я далек от того, что есть некий единый образ, который используется тем или иным городом, Есть какие-то доминанты, например в Париже – Эйфелева башня. Но покажите вы, допустим, в Хельсинки силуэт Петропавловской крепости – поверьте, не будет никакой реакции. Как, кстати, и на парижский Лувр. Творение Эйфеля – нечто исключительное, элемент, выбивающийся из общего порядка вещей. И вообще, брендирование города вовсе не обязательно через некий один визуальный образ. Вспомните, как позиционирует себя Нью-Йорк – через логотип I Love NY. Это словосочетание стало частью культуры.

НН И весьма прибыльным бизнесом. Как, кстати, и в случае с Амстердамом с его слоганом I AmSterdam или Копенгагеном, в названии которого – К-open-hagen – «зашифрована» идея открытости.

А. М. Еще до моего прихода в комитет студия Артемия Лебедева сделала брендирование Петербурга, и, на мой взгляд, удачное. В текстовой части логотипа скрывается один из самых узнаваемых атрибутов Петербурга – знаменитые разводные мосты. А бирюзовая волна, бегущая по низу графического знака, символизирует воды Невы и каналов. Креаторы создали 25 знаков, символизирующих разные стороны жизни нашего города, и фирменную, современную гарнитуру. Так что, с одной стороны, мы подаем себя как исторически интересный город, а с другой – развивающийся. Для нас сейчас очень важно показывать Петербург именно в развитии. Поэтому тематикой светового шоу, которое мы показали в апреле, был современный Петербург. А это и стадион «Санкт-Петербург-арена», и Западный скоростной диаметр, и Ново-Яхтенный мост, и деловые кварталы строящегося Сити в районе Лахты. Кстати, гости города, которых я привожу на «Санкт-Петербург-арену», признаются, что впечатлены. Действительно, когда смотришь на стадион с Батарейной аллеи, ощущение такое, будто находишься в каком-нибудь восточно-азиатском мегаполисе, наполненном ультрасовременными архитектурными зданиями. И ты понимаешь, что Петербург, конечно, развивается…

НН То есть вы видите Петербург будущего? Вписывается в него картинка из «Пятого элемента» Люка Бессона?

А. М. В общем-то, да. Но быть современным – не значит сровнять с землей все прошлое, чтобы насадить новые архитектурные решения. Нельзя забывать, что Петербург – город, исторический центр которого находится под охраной ЮНЕСКО. Но нам есть с чем сравнивать – например с Римом, древним городом, который при этом, на мой взгляд, город ультрасовременный, и с точки зрения архитектуры, и с точки зрения инфраструктуры. А если вернуться к брендированию Петербурга, то оно включает в себя целый комплекс вещей: это и сувенирная продукция, и петербургская кухня, и знаковые события, ради которых люди должны сюда приезжать. Люди едут в Нью-Йорк не потому что им хочется посмотреть на Манхэттен и статую Свободы. А потому что они хотят, во-первых, почувствовать дух Нью-Йорка, а во-вторых, окунуться в его жизнь. Сходить на бродвейский мюзикл, посмотреть уличные представления и так далее. Отправляясь в Нью-Йорк, ты знаешь, что там всегда есть чем заняться.

НН Да, говорят же, что Нью-Йорк – город, который никогда не спит.

А. М. Все это и создает ту уникальность города, которую мы называем его духом. И мы должны этот дух Петербурга не создать – он уже, безусловно, есть, – а сделать его более очевидным, более «осязаемым». Как бы хорошо ни был развит Интернет, люди все равно хотят что-то «пощупать».

НН Вы уже лет 16 работаете в сфере туризма. Вы знаете, почему к нам едут?

А. М. Все очень просто. Петербург – это, без сомнения, романтика, вкус истории плюс самый комфортный для иностранного туриста российский город. Поэтому начинать знакомство с нашей страной лучше с Петербурга. К тому же он интересен и для состоятельных туристов – все-таки имперская столица, при всем уважении к Москве. Но где еще столько величественных дворцов? Интересен наш город и для небогатых туристов – у нас много хостелов, и само по себе пребывание в Петербурге дешевле, чем в Москве.

НН Насколько Петербург интересен молодежи?

А. М. Более чем. Опять же не забывайте о российском туристе – многим интересно, например, побродить по улице Рубинштейна, где когда-то жил Довлатов. Я уже не говорю о романтике белых ночей. Сейчас в городе активно формируются креативные пространства. У нас есть прекрасная возможность привлечь молодежь – 100-летие революции. Не давая оценку самому событию, стоит признать, что романтика революции – это модный бренд. Куба, в частности, более чем успешно развивает это направление. У нас много того, что любят молодые. И еще замечу, что именно в Петербурге один из лучших хостелов мира.

НН Сейчас все более популярным становится медицинский туризм. Если шансы в этом направлении у Петербурга? Или это исключительная прерогатива Израиля и Германии?

А. М. Уже не прерогатива. Во всяком случае, сейчас резко упал интерес к Германии в смысле медицинского туризма. Вперед выходят Южная Корея, Индия – они привлекательны для пациентов своим соотношением цена – качество. Это конкурентный рынок. Проблема Германии в том, что она пошла по пути самостоятельного продвижения каждого конкретного медицинского учреждения. А в Южной Корее идет продвижение всей системы здравоохранения. Нам интереснее второй вариант.

НН Но что мы можем предложить, ведь стало общим местом ругать отечественную медицину.

А. М. Мы всегда сами себя ругаем, это наша традиция. Но если сравнивать здравоохранение в России и Великобритании, то вы будете приятно удивлены – у нас лучше. По ту сторону Ла-Манша можно в очереди умереть, там медицина на очень низком уровне и дорогая.

В медицинском туризме есть два решающих фактора: цена и невозможность получить услугу у себя дома. Например, существует такое направление, как репродуктивный туризм, – и Россия находится в первой тройке. У нас нет таких жестких ограничений, какие существуют во многих европейских странах. Так что в этом смысле у нас конкурентное преимущество. То же самое с пластической хирургией и с операциями на глаза. Финские туристы приезжают в Петербург, чтобы лечить зубы. Дешевле в 3–4 раза, а технологии в петербургских клиниках не то что не уступают европейским, а порой и значительно выше.

Но опять же не надо забывать и о российском туризме. Здесь Петербург объективно впереди, как и Москва. И мало кто знает (я, признаюсь, тоже этого не знал), что гражданин России по полису ОМС может получить медицинскую услугу в любом регионе страны. Так что медицинский туризм – это то направление, которое мы активно начинаем развивать. Ведь люди приезжают не только для того, чтобы решить серьезные медицинские проблемы, требующие госпитализации. Это и диагностика и консультация. Или, скажем, глазная операция, после которой человек должен прийти показаться врачу через два дня. Вряд ли он сидит в отеле все это время. Значит, он становится обычным туристом.

НН Какие еще направления для вас в приоритете?

А. М. Развитие конгрессно-выставочного туризма. Но, к сожалению, вынужден констатировать, что пока в развитии этого направления мы сталкиваемся с определенными проблемами: в городе есть один огромный и к тому же удаленный ЭкспоФорум, в котором маленькие конгрессы проводить нерентабельно. И нет конгресс-отелей. Так что нам еще предстоит создание и бизнес-отелей, и локальных площадок для небольших мероприятий. Но это направление обязательно надо развивать.

НН Почему для нас это так важно?

А. М. Потому что это, во-первых, состоятельные гости, они приносят больше всего денег в город. Во-вторых, потому что, как и в медицинском туризме, человек, приехав на какую-нибудь конференцию, ведь не ограничивается только работой. И если отдых ему придется по душе, в следующий раз он уже приедет с семьей или с друзьями. То есть пребывание в Петербурге должно заставить человека вернуться сюда. Как заметил президент Всемирной туристской организации Талеб Рифаи, который приезжал в Петербург, что нет ничего лучше сарафанного радио. Люди приезжают и потом рассказывают своим друзьям, родственникам, как здесь интересно. Этот мультипликативный эффект действительно хорошо работает.

НН Что еще заметил господин Талеб Рифаи по поводу Петербурга?

А. М. По его экспертной оценке Петербург способен принимать не менее 13–15 миллионов туристов в год. Но господин Рифаи также заметил, что прежде всего нам надо развивать низкий сезон. По его словам, никто не говорит, в какой сезон он едет в Нью-Йорк, туда едут всегда. Хотя, кстати, погодные условия в Нью-Йорке хуже, чем в Питере. И Талеб Рифаи приводил пример Австрии, в которой еще 15 лет назад был развит исключительно зимний туризм. Но, разработав новые маршруты, развивая инфраструктуру применительно к другим сезонам, в Австрии добились того, что эта страна для туриста стала привлекательна весь год.

НН Все равно не уверена, что, будь я парижанкой, мне бы хотелось приехать в холодный, промозглый, позднеосенний Петербург…

А. М. Вы знаете, мы делали расчеты, сколько времени наши гости проводят на улице. Выяснилось – 4 часа. Остальное время – либо в гостинице, либо в автобусе, либо в музее, ресторане. Так что, на самом деле, погода не так уж влияет на комфортное пребывание туристов в нашем городе.

НН Если Петербург способен принимать 13–15 миллионов гостей, то почему этого не происходит? В чем главная наша проблема?

А. М. Визовый режим. На этом мы теряем огромное количество туристов. Если, допустим, швед или англичанин спонтанно решит на выходных куда-нибудь съездить, он выберет Париж. И не потому что там красивее и интереснее, а потому что у него не возникнет никаких сложностей с поездкой. Купил билет, и все. А поездка в Россию – это целое дело, которое он предпочтет отложить. И так может быть до бесконечности. В итоге этого шведа или англичанина мы можем так и не увидеть. Отсюда другая наша проблема. Из-за сложностей с визой турист, приехав в Петербург, естественно, не спешит его покинуть. И это проблема для нас.

НН Неожиданно. Почему? Ведь чем дольше он находится, тем больше тратит.

А. М. Вовсе нет. Наибольшее количество денег он тратит лишь в первые три дня. И именно этот срок Всемирная туристская организация считает оптимальным с точки зрения эффективности. Поэтому для нас выгоднее принять в течение шести дней двух разных клиентов, чем одного. И над разрешением этой проблемы мы сейчас тоже работаем – Петербург должен стать хабом, откуда дальше турист отправится путешествовать либо по России, либо по Европе.

НН Живя в городе, на многое не обращаешь внимания. Но вот гость из Москвы мне заметил, как много у нас появилось указателей на китайском языке и что значительно увеличилось количество китайских ресторанов.

А. М. Да, и мы сейчас развиваем несколько направлений, которые особенно привлекательны именно для китайских туристов. Например «Красный маршрут»…

НН Но как со стоном заметил один тур-гид немецкой группы: слишком много китайцев, мол, не продохнуть в музеях…

А. М. На самом деле немцев в Петербург приезжает незначительно меньше, чем китайцев – 220 тысяч против 300 тысяч. И вообще, Петербург в мировом туристическом рейтинге находится лишь на 86 месте по количеству гостей из КНР. В Риме, Париже их куда больше. Просто мы стали китайских туристов видеть, потому что последние 2 года их количество увеличивается больше чем на 100 процентов каждый год! И, кстати, это результат межправительственного соглашения, по которому китайские группы имеют право на безвизовое посещение России. Это пример того, как может измениться туристическая статистика, если будет решен визовый вопрос.

НН С одной стороны, ура, а с другой – не хочется уподобляться городам, в которых в сезон засилье туристов.

А. М. Это основная международная проблема: одновременно сделать город привлекательным для туристов и обеспечить комфортное проживание его жителям. Но надо понимать, что турист – это маленький инвестор, который зарабатывает деньги у себя, а тратит у нас. Эти поступления в бюджет позволяют не только в значительной степени содержать Петербург, но и развивать его.

Елена Боброва

Фото предоставлено пресс-службой Комитета по развитию туризма

Предыдущая статья

Международный музыкальный фестиваль открывает свой XXV юбилейный сезон

Следующая статья

Дизайн одежды в свете новых технологий

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*