Город и горожане

Первомайские открытки из 1917-го

1 мая 1917 года было удивительным и неповторимым. И потому что отмечалось 18 апреля – российский календарь отставал от европейского на две недели, а хотелось продемонстрировать солидарность с трудовым народом всего мира в один и тот же день. И потому что впервые в российской истории праздновалось легально – Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов разрешил. А главное – это было последнее мирное братание всех слоев общества.

«Огромная масса людей движется по всему Невскому, во всю ширину проспекта! Солнце приятно веселит глаз. Через каждые 10–15 шагов толпятся разношерстные кучки и прислушиваются к отдельным ораторам. Говорят солдаты, студенты, рабочие, чиновники и просто штатские… Несмотря на холодный ветер, во многих домах на Невском настежь открыты окна и сотни людей, свесившись на подоконник, любуются рабочим праздником».

(Р., «Петроградская газета», 20 апреля 1917 г.)

Вся власть полезным советам!

Несколько десятков открыток, изданных в апреле 1917 года, запечатлели тот Первомай во всей его красе. Их предоставил нам доктор психологических наук, профессор СПбГУ, создатель детского музея открытки, автор-составитель шеститомника «Петербург – Петроград – Ленинград в открытках» Виталий Третьяков. «Закрылись заводы, фабрики, магазины и театры, – рассказывает Виталий Петрович. – Это был вторник, и Петросовет постановил: трудящиеся должны его отработать. Ну они и отработали – в воскресенье. Долго в Петросовете обсуждали, под какими лозунгами выходить на митинги и демонстрацию. Но не доспорили и решили: пусть все выходят, под какими хотят. Самыми популярными требованиями на демонстрации 1 мая 1917 года были 8-часовой рабочий день и война до победного конца. А самой непопулярной партией – большевики. Еще до того как была опубликована информация, что Ленин немецкий шпион, уже говорили: он работает на Германию и хочет заключить с ней позорный мир».

Ленинцы стояли особняком

«Боже, Боже! Здесь минуты
Нет спокойной на Руси!
Охрани ты нас от смуты
И от Ленина спаси!» – писал некто Ал. Дрождинино в «Петербургском листке» 20 апреля (3 мая) 1917 года. Но непопулярных и даже опасных, по мнению многих, большевиков никто слова не лишал и тем более не арестовывал. «”Немедленно забрать в свои руки заводы, фабрики, земли!” Знамя это несет человек в мягкой шляпе. Девизы этой кучки, призывающие к немедленной анархии, мало в ком встречают сочувствие, но никому и в голову не приходит изъять их. Каждый вправе высказывать свою религию, мы в демократической республике!» – радуется в тот же день в «Газете-Копейке» колумнист К. Кор. А в толпе обсуждают отказ ленинцев покинуть захваченный ими особняк Матильды Кшесинской. Знаменитой балерине пришлось обратиться в суд.

Без царя в голове

Кроме Ленина недобрым словом вспоминают и царскую семью. «Окна и балконы Зимнего дворца полны раненых и сестер милосердия. А внизу – море голов… Показывается роскошный придворный автомобиль. Сидящие в нем студенты и солдаты громко заявляют: – Граждане! На мягких подушках этого автомобиля сидели царь и царица, угнетавшие Русь. Теперь на них сидит настоящий самодержец страны – народ! Все разражаются громовым “ура”… Гремели кое-где красным звоном церковные колокола. – Как на пасху! – говорили граждане. Да, это Пасха… Воскрес русский народ!»

(Д., «Петроградская газета», 20 апреля 1917 г.)

Екатерина, ты была неправа

«На улицу вышел не только рабочий, солдат – на ней громко, возбужденно, себя не узнавая, кричали писатель, профессор, депутат, лакей ресторана, богатый барин, может быть, банкир… У памятника Екатерины необычайный вид. В руках Екатерины развевается красный флаг.

– Товарищи! – кричит оратор. – Нас учили, что Бог создал Адама и Еву и от них все произошли. Но вот явились люди и эта величественная, – жест в сторону бронзовой Екатерины, – которые назвали себя белой костью… откуда они произошли? Обман это был. Теперь вот мы дали и ей флаг – знамя труда. Все действительно равные и жить должны только трудящиеся».

(«Петроградский листок», 20 апреля (3 мая) 1917 г.)

 

Маленький мальчик на митинг пришел

«Трогательны процессии детей. Мальчики, по преимуществу от 5 до 12 лет… Несут красный плакат, гласящий: “Да здравствует просвещение!” В руках красные флажки, поют рабочие песни. Двое отставших разговаривают по душам.

– Мы с ним так: сегодня я у него списываю, а завтра он у меня…

И затягивают “Марсельезу”».

(«Петроградский листок», 20 апреля (3 мая) 1917 г.)

Французская «Марсельеза» по-русски начиналась так: «Отречемся от старого мира! Отряхнем его прах с наших ног!»

Свобода пуще неволи

Кстати, о просвещении. Издавались открытки с клишированным текстом – отправителю нужно было только расписаться. Ведь людей, которые умели писать, насчитывалось процентов 40.
В коллекции Виталия Третьякова такие открытые письма тоже имеются. «Вообще, Первомай 1917 года был очень ярким праздником свободы, – считает он. – По оценкам, 600–800 тысяч людей вышли в тот день на улицы Петрограда ( в это время в городе проживало 2,3 миллиона). И обошлось без стычек митингующих с полицией и друг с другом. Наверное, это было самое свободное время, которое только случалось в России. Но выброс эйфории свободы ничем хорошим для нашей страны не кончился».

В кинотеатре «Паризиана» на Невском, 80, в те дни шел фильм «Приговор судьбы». Сегодня это кажется мистическим совпадением.

Светлана Мазур

Предыдущая статья

Афиша на выходные. 22-23 апреля

Следующая статья

«Почему люди не летают как птицы?», лекция

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*