Персоны

Кортик – символ чести и мужества моряков

Герои морских сражений прошлых веков шли на смерть, но не расставались с кортиком. Накануне Дня ВМФ наш корреспондент встретился с человеком, в коллекции которого почти тысяча кортиков!

Главный по кортикам

Дмитрий Федурин:

– Первую шпагу я купил во Франции 7 мая 1998 года. Захожу в антикварный магазинчик неподалеку от Лувра, вижу – шпаги в корзинке для зонтиков. Взял одну – и все! Понял: из рук ее не выпущу! Так и шел по Парижу со шпагой в руке. И в аэропорту нес ее, боевую, заточенную, открыто. Таможенник поинтересовался: «Шпага настоящая?» «Да», – с гордостью ответил я. Когда же прилетел в Петербург, задумался: настоящая ли? В то время в нашем городе проходила выставка украшенного оружия мастеров Златоуста. Спрашиваю у организаторов: «Кто здесь главный по ножичкам?» – «Александр Николаевич Кулинский, главный хранитель фондов Музея артиллерии». Александр Николаевич повертел мою шпагу в руках: «Настоящая». «Подделывают, что ли?!» Для меня это неожиданное предположение было шоком…

Петербургский книгоиздатель Дмитрий Федурин антикварные магазины посещал при первой возможности – на каком-то подсознательном уровне его волновали старинные вещи. В советских антикварных магазинах оружие, ни холодное, ни огнестрельное, не продавалось. Впрочем, оно Дмитрия и не интересовало. В детские и юношеские годы он мог видеть оружие, которое одним своим видом завораживает, только в Эрмитаже, в Музее артиллерии, в Военно-морском. Разве мальчику, а позже юноше могло прийти в голову, что он увлечется собирательством холодного оружия и его коллекция кортиков, насчитывающая около тысячи предметов, будет представлена на долговременной выставке в Музее артиллерии? В экспозиции «Кортики мира» представлено около 300 образцов оружия, изначально предназначавшегося для абордажного боя, с течением времени превратившегося в парадное, в символ офицерской чести и достоинства. И не только на военно-морском флоте, как принято считать, но и в военно-воздушных силах, отдельных родах сухопутных войск, в частности в железнодорожных, а еще в пожарной службе и в горном ведомстве. Вниманию посетителей, по словам Дмитрия Федурина, предложены «лучшие, самые красивые и изящные» кортики XVIII–XX веков. На вернисаже специалисты по историческому холодному оружию заспорили. Один утверждал, что коллекция Федурина лучшая в мире, другой, что одна из крупнейших: «Во всяком случае, по разнообразию кортиков равных ей нет».

Наследники стилета

Дмитрий Федурин:

– Принято считать, что кортик появился в английском флоте в конце XVIII столетия, он пришел на смену очень неудобным на корабле сабле и шпаге. Кортик с прямым клинком – наследник стилета либо кинжала для левой руки, который использовался в паре с саблей. Кортик с кривым клинком происходит от хиршфангера – оружия охотников на крупную дичь. Никакие уставы не регламентировали ношение английскими военными кортиков той или иной формы или образца, и, как бы это ни показалось странным, наличие «в гардеробе» офицера кортика диктовалось веянием моды и кошельком, отсюда колоссальное различие образцов. Офицер королевского флота должен был заказывать кортик на свои деньги. Стоили кортики недешево.

Французские кортики начала XIX века украшены в стиле ампир. Германия пришла к кортикам к концу позапрошлого века. По стилистике они более сдержанны; друг от друга отличаются только небольшими деталями. Во времена Третьего рейха все рода войск и даже отдельные подразделения имели свои кортики (кстати, этот сегмент рынка активно подделывается, сейчас в продаже подделок больше, чем подлинных образцов). Болгарский флот создавался русскими офицерами, и традиция ношения кортиков болгарами заимствована у русских. В современной Болгарии используются кортики образца 2003 года, но в их основе довоенные, почти полностью скопированные с русских.

В моей коллекции есть кортик, существующий в единственном экземпляре; он разработан немецкими оружейниками для генералитета военно-воздушных сил Югославии. Кортик дорог в исполнении и в серийное производство запущен не был.

Красивы японские кортики, но выполнены они все в одном стиле, отличаются, как и германские, незначительно, деталями. Офицеры, бывшие самураи, при изготовлении кортиков использовали клинки от коротких самурайских кинжалов катанов. Поэтому приходилось делать широкие ножны и мощную рукоять…

Недоумения коллекционера

В экспозиционных витринах представлены и наградные и подарочные экземпляры: адмирала Флота Советского Союза Сергея Горшкова – он был подарен командующему ВМС СССР заводом № 58 в день 75-летия, и кортик контр-адмирала Олега Грумбкова.

Дмитрий Федурин:

– Морской офицерский кортик 1951 года Олега Павловича ко мне пришел вместе с комплектом его наград и наградными книжками, с альбомами фотографий. Грумбков – потомственный моряк, боевой офицер, участник десанта на косу Фрише-Нерунг и штурма последнего оплота фашистов города-крепости Пиллау (ныне Балтийск). И кортик контр-адмирала Шведе я приобрел вместе с комплектом наград. Евгений Евгеньевич тоже потомственный моряк. При царе награжден орденом Святой Анны 4‑й степени, который носился на эфесе холодного оружия, там же была и надпись «За храбрость». Шведе – один из основоположников советской военно-морской географии. В 1940‑м – командир подводной лодки, первой прошедшей Северным морским путем. Участник Великой Отечественной.

Честно говоря, когда я покупаю такие комплекты, во мне борются два чувства. С одной стороны, как коллекционер я радуюсь удачному приобретению. А с другой стороны, не понимаю наследников. Как они могут расставаться с памятью об отце, о деде? Почему люди продают семейные реликвии? Не бедствуют же! На антикварном рынке часто комплекты распыляются, мемориальность исчезает. Единственное, что меня успокаивает: эти предметы оказались в моей коллекции – теперь не пропадут.

Книги, не имеющие аналогов

Дмитрий Федурин не просто коллекционер, а историк-исследователь оружия и издатель-меценат. Благодаря ему вышли книги по истории старинного и современного огнестрельного оружия, униформе, фортификации, истории охоты и охотничьего оружия. А книги по холодному оружию по своей полноте и охвату предметов не имеют аналогов.

Дмитрий Федурин:

– После приобретения нескольких предметов для коллекции я отправился в книжный магазин за специальной литературой и, к большому удивлению, ничего там не нашел. Что делать? Я – к «самому главному по ножичкам», к Кулинскому: «Александр Николаевич, что, никто не пишет?» – «Пишут-то пишут, в стол – не издает никто. Вот лежат тут несколько книг…» – «Давайте издадим». Выпустили мы первую книгу – «Немецкие клинки и клейма». В издательство приходит Георгий Введенский, начальник военно-исторического отдела Государственного музея-заповедника «Царское Село»: «Не хотите напечатать “Царскосельский арсенал”? Сто предметов из собрания российских императоров».

Вот так и получилось, что коллекционеру нужна была специальная литература и он начал издавать для себя, но вскоре «оружейное» направление стало основой книгоиздательства Федурина. В день рождения, 18 декабря, планирует презентовать свой многолетний труд – двухтомник «Кортики мира».

Дмитрий Федурин преподнес в дар Музею артиллерии швейцарский кортик образца 1943 года: «Насколько я знаю, такого у вас нет. Теперь есть».

Владимир Желтов, фото автора

Предыдущая статья

Набережную Лейтенанта Шмидта нужно переименовать (что и требуется доказать)

Следующая статья

Капсулы Nespresso получат вторую жизнь в необычном воплощении

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*