Блоги #NaNevskomСветская хроника

Из чего же, из чего же, из чего же?

О внутреннем устройстве мальчишек, девчонок и мышей

Может ли быть, что и ранее сложившиеся ожидания, с которыми мы знакомимся с новыми людьми, крутим романы и вступаем в брак, заложены где-то между нашим генетическим строем и мыслями, навязанными обществом?

С самого раннего детства мне пытались внушить, что девочки сделаны из совершенного другого строительного материала, чем мальчики. В кино и мультиках одни были покрыты лепестками от цветиков-семицветиков, бабочками и бантиками, другие – трансформерами-уродцами и ссадинами. И хотя после пары-тройки веков философских, социологических и научных дебатов о битве природы против воспитания (ну или культуры против физиологии) пока нет однозначного победителя, мужчин и женщин то рассылают по разным планетам, то снова заселяют на одну.

sex02

Пару месяцев назад я встретилась с подругой, финской исследовательницей истории феминизма в России. «Тут такое в англоязычной прессе раздули», – говорю я, с ходу начиная делиться межконтинентальными новостями. В журнале Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America как раз только что вышла статья ученых университета Пенсильвании о том, что мужской и женский мозг по-разному пропускают сигналы. У женщин проводка связывает левое и правое полушарие, а у мужчин сигналы идут в основном между передними и задними частями мозга. «Десять лет назад все точно так же писали о том, что разницы между мужским и женским мозгом нет никакой», – скептично наморщилась подруга – она как раз лет на десять меня старше. Тогда исследователи мозга и культурологи дружно порешили, что поведение мужчин и женщин объясняет социализация. Разница между мальчиками и девочками закладывается в детские головы мамами, папами и соседями с рождения. В школе девочки учатся шить, мальчики строгать рубанком. Под кальку СМИ мальчики наращивают мышцы, пока девочки недоедают во имя тонкой талии. Девочки становятся психологами и чтецами литературы, мальчики – физиками и бизнесменами.

Наука меняется, новые данные опровергают старые, да и выводы филадельфийцев сразу раскритиковали другие, еще более ученые умы. Но дело тут не в науке, а в том, что общество проявляет несколько нездоровый интерес к возможности того, что стереотипы о женщинах и мужчинах могут иметь физиологическую подоплеку. В ответ на изначальный научный отчет журналисты дружно застрочили: наконец-то наукой подтверждено, почему женщины не могут водить, а мужчины медленнее думают и не знают, как на что адекватно реагировать. Статья, вышедшая в газете The Guardian и впервые связавшая данные нейробиологов с давно сложившимися стереотипами, обросла метровыми лентами комментариев типа: «Я женщина, но я ненавижу розовый цвет и отлично паркуюсь». Или: «Вы серьезно? Вам все еще нужны какие-то исследования? И так все было ясно». И хотя на официальном сайте Пенсильванского университета Рубен Гур, соавтор нашумевшей статьи о проводке между разными частями мозга, заявил, что мозги женщин и мужчин удивительно дополняют друг друга, публикация статьи опять развела два пола по разным углам ринга. Впервые со времен школьных перемен я столкнулась с таким количеством обзываний в адрес противоположного пола.

sex03

Почему мы так цепляемся за все эти стереотипы? В шесть лет я играла в машинки и (исключительно по обоюдному согласию) закалывала волосы своему пятилетнему другу. Десять лет спустя после выпуска из первого органа социализации (читай: ежедневных перепалок на школьных переменах, собственноручно скроенных семейных трусов на уроке труда и многочасовых просмотров «Элен и ребят») я поняла, что и сама превратилась в рассадник гендерных стереотипов. Заявление моего последнего бойфренда о том, что он час провел на eBay в поисках пушистого белого воротника, как у теперь уже престарелого солиста его любимой рок-группы из 80-х, для меня было сигналом, что это начало конца. Да, к меху в нашем обществе неоднозначное отношение. Но мужчина (настоящий Мужчина с большой буквы М) должен хорошо ориентироваться на местности в поисках пушистой добычи, из которой его вторая половина при свете семейного очага сошьет ему желанный воротник, а не крутиться перед зеркалом в моих скинни-джинсах и при этом напрашиваться на комплименты.

Уверена, что в шесть лет я с гораздо большим энтузиазмом согласилась бы играть не только в переодевалки, но и в мальчиковые игры, разработанные специально для мужских мозгов, настроенных на восприятие и координацию движений, а не для женских, приспособленных к социальным ситуациям и с более развитой памятью. Интересно, что Гур и другие нейробиологи из Пенсильванского университета заметили, что разницы между направлением передачи сигналов в мозге детей до 13 лет практически нет. В группе подростков от 14 до 17 лет различия становятся более очевидными. Ученые не прокомментировали этот факт, меж делом обозначив, что это может быть связано с изменениями в гормональном фоне в пубертатном периоде. Что нейровизуализация, использованная в ходе этого эксперимента, не принимает в расчет, так это все набирающую оборот область исследований пластичности мозга. Мозг способен создавать новые соединения после физической травмы или в результате пережитого опыта.

Оппоненты биологического детерминизма считают, что разница в работе женского и мужского мозга зависит от культурных факторов. Мужчины лучше ориентируются в пространстве, потому что, едва начав ходить, они уже пинают с папой мяч, в то время как их сестры проявляют заботу и сострадание («Ну ты же девочка!»). С годами разные занятия, хобби и уроки в школе влияют на мозговую проводку, передающую нейронные сигналы, которая намного пластичней, чем было принято считать. Исследование, проведенное Брайаном Диазом и Керри Ресслер при медицинской кафедре университета Эмори в Атланте и вышедшее в журнале Nature Neuroscience в январе 2014 года, показало, что мелкие млекопитающие не только приобретают воспоминания в течение своей жизни, но и способны передавать их потомкам не через обучение («Смотрите, мышата, и делайте, как я»), а через генетическую информацию о химических изменениях в своих ДНК. Папы-мыши, которые ассоциировали запах цветущей вишни с болезненным ощущением от электрошока, передали фобию на этот запах последующим поколениям мышей. Хотя исследование касается реакций на эмоции определенного типа, в прессе появилось много предположений, что травмирующий опыт, фобии, а возможно, и положительные эмоции, и черты характера, и память о сшитых прабабушкой семейных трусах заложена в сборной солянке нашей ДНК.

Может ли быть, что и ранее сложившиеся ожидания, с которыми мы знакомимся с новыми людьми, крутим романы и вступаем в брак, заложены где-то между нашим генетическим строем и мыслями, навязанными обществом? Возможно, что мужчины и женщины на мотив детской песенки сделаны из проводок, из нейронов, из гипофизов, из гипоталамусов, которые совершенно по-разному передают сигналы. Но вопрос, чем вызвана эта разница – нашим личным опытом жизни в мужских или женских телах или тем, что жесткие диски в наших головах сделаны на разных планетах, – видимо, так и продолжит вызывать бурную реакцию со стороны обоих полов.

Ася Булатова
Предыдущая статья

Как играючи стать центром индустрии

Следующая статья

Похвала британской почте

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*