Финансы

Грядет глобальный финансовый контроль?

Когда-то Бенджамин Франклин заметил: «Существуют три верных друга: старая книга, старая собака и наличные деньги». Похоже, останется только собака. Все идет к тому, что, по крайней мере, с наличностью мы скоро распрощаемся, мефистофельское «люди гибнут за металл» станет загадочным архаизмом. Жизнь виртуализируется, и деньги, само собой, тоже. И что нам это дает? Кто над нами будет властвовать?

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ НЮАНС

Специалисты спорят: повлияет ли виртуализация денег на развитие шопоголизма? Здесь каждый может сам провести эксперимент. Сходите в магазин и расплатитесь: в одном случае – живыми деньгами, в другом – карточкой. Или сидя дома – с помощью электронного кошелька. Отдать кровную, уютно шуршащую бумажку ведь тяжелее, чем протянуть какую-то пластиковую, совершенно обезличенную карточку. Удивительно ли, что многие быстро привыкают к кредитным картам, без особой на то нужды залезая в долги? В обществе без наличности большинство и будет жить в долг, а денежные обязательства между людьми станет регистрировать кредитная система. Реальной валютой будущего окажется доверие. За нас поручится (или не поручится) банк: мол, этот гражданин кредитоспособен, а этот – нет.

БАРХАТНАЯ ДИКТАТУРА

Казалось бы, из-за развития электронных денег традиционные банки должны исчезнуть. Торговля переходит в Интернет, финансы – под контроль мобильных операторов, процессинговых центров, платежных сервисов, разработанных IT-корпорациями и привлекательных своей оперативностью, доступностью в любой точке мира и защищенностью. Однако, понятное дело, банки без боя не сдадутся и сменят формат предоставляемых услуг. Они возьмут на себя великую миссию выступать гарантом нашей кредитоспособности. Но для этого банки должны знать о нас все. В буквальном смысле. Попрощавшись с монетами и банкнотами, придется попрощаться и с анонимностью. Все мы окажемся под колпаком у банков, и это похлеще контроля спецслужб. Зарплата будет уходить напрямую на погашение кредитов, а границы их определят не только оклад и кредитная история, но и хорошее поведение. Представьте, банк заметил: клиент что-то часто и помногу стал покупать алкоголь. Ага, пьет! Нет, даже спивается! Можно ли считать этого человека благонадежным клиентом? Ни в коем случае, ведь вряд ли его материальное благосостояние увеличится.

И само собой, банки возьмут на себя роль наших личных финансовых консультантов и экспертов. Уже сегодня приходят от них эсэмэски: «Воспользуйтесь специальным предложением…» Но это еще ерунда, от которой легко отмахнуться. На основе анализа транзакций (по сути – подробнейшей истории всей нашей жизни) в режиме реального времени нам будут делать исключительно персонализированные предложения, причем с учетом нашего местоположения. У многих ли хватит сил противостоять такому зомбированию? Нет, конечно, большинство предпочтет отдаться и поплыть по течению. И дай бог, чтобы это течение не привело к какой-нибудь финансовой пирамиде. Пока еще, утрачивая доверие к банку, мы конвертируем свои банковские депозиты в наличные. В будущем у нас такой возможности не будет. И еще: никто не застрахован от кибермошенничества. Вывод: может, все же стоит вкладываться во что-то материальное?

Сакраментальное «без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек» уходит в прошлое. Как и хрестоматийная фраза: «Жизнь или кошелек!». Жизненно необходимым станет смартфон, в котором окажется все, вплоть до медицинской карты. И, само собой, он будет ключом к осуществлению всех финансовых операций. Круглосуточно. Разумеется, никаких паролей и пин-кодов. Для идентификации понадобится отпечаток пальца, сетчатки глаза, строения уха, голос, как вариант – ДНК-формула. На что будут идти криминальные элементы, и представить страшно. Впрочем, возможно, и устройства никакого не понадобится. Биометрические данные клиентов начнут распознаваться банкоматами и терминалами. И ладно бы только это. Несколько лет назад одна компания разработала программу, благодаря которой девайсы, размещенные в магазине, будут не только делать «слепок покупателя» – то есть знать наш возраст, пол и предпочтения, – но и угадывать настроение и предлагать нам в соответствии с ним товары и акции, тем самым повышая нашу «лояльность».

ЧЕМ БУДЕМ РАСПЛАЧИВАТЬСЯ?

Однажды в Штатах случился форменный финансовый бардак, который элегично называют эрой свободных банков. Тогда, в середине 19-го века, бумажные деньги выпускали все кому не лень: штаты, города, частные банки, железные дороги, магазины и даже религиозные организации. В обращении находилось от 5 до 19 тысяч различных видов банкнот. Конец безобразию, разрушающему экономику страны, положила гражданская война. И сейчас, по сути, любой может зайти на специальную блокчейн-платформу и создать свою криптовалюту. Она ничем не обеспечена, ее курс устанавливается биржевым спросом, а не макроэкономическими параметрами.

Конечно, сегодня мировой валютой де-факто все еще является доллар. В затылок ему дышит юань. Но что будет завтра? Сохранит ли мировая супервалюта национальные признаки? Или валюты начнут дробиться? Причем уже не только на национальном уровне, но и на региональном и даже личном? Кто станет имитентом, гарантом ценности денег? Государство? Транснациональные корпорации? Анонимы, владеющие майнинговыми фермами? А может быть, у нас будет единый эквивалент, не имеющий ничего общего с привычными нам монетами, купюрами и даже электронными деньгами? К нашим услугам идеи фантастов, а они нередко предсказывали будущую реальность.

Киловатт/час. В романе Артура Кларка «Космическая одиссея» данная валюта возникла как следствие общемировой нехватки энергетических ресурсов, ценность которых многократно возрастет. Между прочим, пресловутый биткоин привязан именно к киловатт/часу, ведь его добычу производят майнинговые фермы (мощные серверные), которые потребляют огромное количество электроэнергии.

Вода. По идее сценариста Стэнфорда Шермана, после многочисленных межпланетных войн галактика высохла, поэтому вода – одновременно и товар и деньги. Разумеется, самое ценное в первую очередь достается богачам. Повстанцы воруют замороженные запасы воды, за что и получают прозвище Ледовые Пираты в одноименном фильме Стюарта Рэффила.

Триганские пу. Это одна из валют в романе Дугласа Адамса «Автостопом по галактике». Один пу эквивалентен восьми нингейкам. В свою очередь нингейка – это треугольная резиновая монета, каждая из ее сторон длиной 6800 миль. И еще никому не удалось скопить нужное количество нингеек, чтобы обзавестись хотя бы одним пу. А нингейки валютой не считаются, так как Галактикбанк отказывается принимать подобную мелочь. Одним словом, сплошной хаос.

Время. «Страта» Терри Пратчетта: британский писатель придумал, что календарный день может быть равен количеству денег, которые нужно потратить на процедуру омоложения организма на один день.

Фьюзеодоллары. Трилогия «Рассвет ночи» Питера Гамильтона. Здесь важно то, что фьюзеодоллары обеспечиваются запасами главного энергоносителя будущего, гелия-3. Кто владеет гелием-3, тот владеет миром – все просто.

Вирр. Цикл о Стальной крысе Гарри Гаррисона. Это денежная единица, существующая на планете Чоджеки. Выражается в отработанном рабочем времени (трудочасах). Физически вирр не существует. Его нельзя вложить в дело и с него нельзя получить прибыль. Поэтому отсутствуют банки. Чтобы иметь скромный кров, еду и одежду, индивидууму достаточно работать два часа в неделю.

Чатл. «Кин-дза-дза», культовый в советское время фильм, придуманный Резо Габриадзе и Георгием Данелия. Чатл – это керамические пластинки разной формы, иногда с орнаментом.

Об. Повесть Эрика Фрэнка Рассела «И не осталось никого…». Об – это «обязательство». Цитата: «Предположим, твоей жене нужно новое пальто. Где она его возьмет? – Пойдет в лавку, которая обязана пожарным. Взяв пальто, она погасит пару-другую обов».

Антон Кучера

Предыдущая статья

Правителей надо уметь поставить на место

Следующая статья

Черный флакон, красное платье

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*