Культура

Фестиваль «Арлекин»

16 лет назад в петербургском театре «Зазеркалье» родился фестиваль «Арлекин», со временем ставший аналогом «Золотой маски» для детских спектаклей. Что покажет «Арлекин» с 17 по 26 апреля?

В этом году программа как всегда разнообразна. Представлены и социальный театр, и кукольные спектакли, и модные спектакли-«бродилки» и сторителлинги, и полноценные мюзиклы, такие как «Белый клык», недавняя премьера хозяев фестиваля (кстати, именно в Петербурге впервые повесть Джека Лондона была поставлена на музыкальной сцене). «Арлекин» не просто отбор лучшего из лучших. По нему можно судить, как развивается театр для детей.

ПЕРВЫЙ ТРЕНД: ПРОСТЫЕ ВЕЩИ

Как известно, достаточно только одного коврика и артиста, чтобы возник театр. Сербскому режиссеру Эмилии Мрдакович, которая поставила в курганском театре кукол «Гулливер» спектакль «ИЗОБРЕТЕНИЕ ПОЛЕТА», понадобилось несколько обычных школьных предметов – линейка, треугольник, циркуль, чтобы легко и весело рассказать историю долговязого аиста (его тело как раз из линейки), который пытается понять: как это – летать? Молодой режиссер Иван Пачин однажды в спектакле про рождение младенца Иисуса использовал лишь глиняные горшки, нитки, муку и перья.

Строительный материал сказки «МОЙ ДЕДУШКА БЫЛ ВИШНЕЙ», которая вошла в конкурс «Арлекина», – картонки и бумажный скотч. И опять же этого достаточно, чтобы маленькие зрители поняли простую истину: «Человек не умирает, пока вишневые деревья продолжают жить для него». А в фольклорном спектакле о природе и неотделимой от нее жизни народа ханты «ЧЕВ-ЧЕВ», который привез театр из Ханты-Мансийска, оживут самые элементарные вещи: красные пуговицы превратятся в бруснику, а щепочка – в рыбку.

ВТОРОЙ ТРЕНД: ОСОБЫЕ ЛЮДИ

«Арлекин» традиционно внимателен к инклюзивной среде. В этом году он даже открывается спектаклем Упсала-цирка «СНЫ ПИРОСМАНИ» (7). Музыка, трюки, танец, видео, куклы (милые жирафы, косули) –
благодаря этому картины грузинского художника-самоучки оживают на сцене: вода горных рек превращается в хрустальные шары, которыми можно жонглировать, забавные кинто – персонажи картин Пиросмани – взмывают вверх на канатах. Но главное – в этом спектакле играют ребята с ограниченными возможностями и дети с непростыми семейными историями. Более того, они сами задумали этот спектакль, вдохновившись поездкой в Грузию.

Как близок оказался особенным детям Пиросмани, так и в поэзии обэриутов они как рыба в воде. Доказательство тому «НЕДЕТСКИЕ РАЗГОВОРЫ», спектакль, возникший в культурном пространстве «Квартира» (в бывшей коммуналке на углу Мойки и Невского). Никаких театральных условностей вроде сцены, софитов. А есть комнаты, по которым путешествует зритель (в том числе с аутизмом, синдромом Дауна и другими особенностями развития) вместе со своим личным актером-проводником.

О мире, в котором живут особые люди, спектакль Театра на Малой Бронной, построенный на письмах, дневниках, диалогах родителей детей-аутистов. Он так и называется – «ОСОБЫЕ ЛЮДИ». Но это не спектакль-анамнез, а спектакль-диагноз общества, страдающего нравственной глухотой и равнодушием…

О том, что жалость – это не то, чего ждут «особые люди», спектакль Новой сцены Александринского театра «Томми» о мальчике-инвалиде, у которого друг – камень, случайно принесенный с улицы. «Все что угодно, но только не жалость, – заметила драматург пьесы Анастасия Букреева, – которая часто унижает личность и мешает двигаться вперед. Главный герой не жертва». При всей серьезности социальных проблем, затронутых в пьесе, это живой, ироничный спектакль.

А история про маленького осьминога, у которого было только семь ног, а значит, он был не такой, как все члены его семьи, называется «Самый счастливый осьминог». Кстати, в этом спектакле задействован уникальный прибор «вольфсовизор», с помощью которого зрители могут полностью погрузиться в сказочный подводный мир, полный всяких чудес…

*** ЖИЗНЬ КАК ТВОРЧЕСТВО

Это посыл таких спектаклей, как «ТЕНЬ В КВАДРАТЕ» и «Я ОЗВУЧИВАЮ МУЛЬТИК». Про мультик – постановка петербургского Театра на Литейном. На сцене экран, на экране – этот самый мультик, в мультике – хрестоматийные питерские места. Фишка спектакля не только в том, что молодые актеры играют на терках и кастрюлях, как на настоящих музыкальных инструментах, а в том, что беби-зрители вместе с родителями озвучивают ливень, шуршанье листьев, автомобильную пробку или цокот копыт «туристических» лошадей. Родителям остается только смириться с тем, что после спектакля чадо будет стремиться воспроизвести шумовые эффекты – это же не гам и тарарам, а порыв к творчеству.

А «Тень в квадрате» – спектакль – мастер-класс семейной пары москвичей Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской, которые однажды придумали совершенно уникальный театр «ТЕНЬ» и теперь учат своих зрителей создавать теневые спектакли.

ТРЕТИЙ ТРЕНД: ВЗРОСЛЫЕ РАЗГОВОРЫ

Сегодня, в общем-то, бессмысленно спорить: говорить детям правду о мире или убаюкивать их ложью. Документалистика стала своей и в детском театре. Во всяком случае, в тинейджерском. На документальном материале основан интерактивный спектакль-променад «НОВЫЙ МИР» (еще один социально-культурный проект Новой сцены Александринского театра), в котором дети мигрантов рассказывают о своем травматичном опыте открыто и без страха.

О жестокости жизни и попытке ребенка осознать эту жестокость и тотальную несправедливость спектакль «ПАПИН СЛЕД» Омского государственного северного театра имени М. А. Ульянова. Все прекрасно знают, как много немцев жили в имперском Петербурге (были времена, когда на Васильевском острове немецкий язык можно было слышать так же часто, как и русский), но кто задумывается, что с ними стало в 1941–1942 годах? Один из ответов – инсценировка повести Гуго Вормсбехера «Наш двор», рассказывающей о трагической судьбе одной семьи российских немцев, словно растворившейся на необъятных снежных просторах России…

ЧЕТВЕРТЫЙ ТРЕНД: НОВОЕ ПРОЧТЕНИЕ

То, что классические сказки сегодня перечитываются на новый лад, – общее место. Теперь главное не «что», а «как». Все читали сказку о поисках Герды своего друга Кая. Но никто, наверное, кроме режиссера Яны Туминой и актрисы Алисы Олейник, не задался вопросом: выходила ли Герда на самом деле из своей комнаты? В итоге получился спектакль «КОМНАТА ГЕРДЫ», где маленькая комнатушка, подобно океану Солярису, оживает и на равных играет в дуэте с актрисой. Но и это еще не все. «Снежная королева» прочитывается ими как лирический хоррор. По словам Яны Туминой, ее зритель – это «простодушный взрослый и думающий ребенок».

Антиутопию Олеши – Могучего «ТРИ ТОЛСТЯКА», фантасмагорический замес комикса с цирком, «Звездных войн» с миром Иеронима Босха, напрасно поставили на конкурс – это единственное, чем, кажется, можно попрекнуть организаторов фестиваля. Слишком «толстяки» бронебойны, они как Теночтитлан рядом с… да со всем рядом. Кажется, когда речь идет о театре для детей, о конкурсах вообще лучше забыть…

На участие было подано 119 заявок. Экспертный совет отобрал 10 постановок во внеконкурсную программу, 10 спектаклей попали на конкурс. География спектаклей-участников: Петербург, Москва, Ханты-Мансийск, Тверь, Курган, Омск.

Екатерина Юрьева

Предыдущая статья

Дашевский и «Банда симулянтов»

Следующая статья

Премия современного искусства им. Курехина

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*