Блоги #NaNevskomНовости

Удаленка на вкус 

Школьная удаленка канула в лето, оставив по себе не самые радостные воспоминания. С приближением сентября учебная тревога нарастает. Что будет осенью? Науке это неизвестно. Известно, что любую науку удаленно изучать нелегко. И эта история не исключение из правил. Всё это было б не смешно, когда бы не было так вкусно. 

 

Текст: Маргарита Васильева 

   

Удаленный урок – это рок   

Каждый человек имеет право на ошибку. Особенно если человеку 11 лет и он всю жизнь провел в городских условиях.  

Весной, в конце учебного года, эти условия стали совсем неинтересными. Приходилось грустно учиться на  удаленке: уроков не стало меньше, зато требований стало больше. Скажем, решив задачу про платья и костюмы, сшитые из одного куска драпа, и написав слово «ответ», отступив три – а не две! – клеточки от края страницы, нужно было сфотографировать тетрадку и срочно отправить Татьяне Валерьевне. И чтобы все клеточки были в резкости! Занятия по изо предполагали обязательный просмотр видеофильмов, где диктор вещал про загадочного пейзажиста Палёнова. Палёнов так и оставался Палёновым до самого конца урока, даже после того как было сказано, что его звали Василий и именно он написал «Московский дворик». Хорошо хоть не присылали фильмов с пейзажами Шошкина и Левитина. Иван Грозный, судя по подаче материала, представлял из себя вполне жизнерадостную личность, можно сказать – симпатяга. Правда, Репин и Васнецов его изобразили не вполне добродушным, но кто их разберет, этих живописцев. А в упражнениях по русскому, как всегда, половина букв в словах была пропущена и заменена точечками. Например: «ак..уратная полен…ица». 

Нинка не знала, что такое поленница. Ну не встречала девчонка такого сооружения на своем жизненном пути. А терпение у нее было как у Буратино, то есть коротенькое-коротенькое. Поэтому буквы она быстро расставила по своему разумению, и у нее получилась «аккуратная полендвица». 

 

Рецепт аккуратной полендвицы 

Вообще говоря, полендвица – это такое вкуснейшее сыровяленое мясо с пряностями по белорусско-польскому рецепту. Некоторый опыт изготовления такого деликатеса у меня уже был, так что слово Нинка слышала. Для начала мы исправили упражнение по русскому. А потом на фоне весеннего авитаминоза,  короновирусной неопределенности и неспешного полудомашнего бытия решили приготовить полендвицу без всякого повода – исключительно из любви к процессу.  

Сначала купили кусок свинины  системы «корейка без костей» с небольшим жирком  сверху. Эдакое мясное полено грамм на 800. Его обсушили полотенцем и стали собирать приправы – увлекательное занятие! Основной инструмент – столовая ложка. Ложка сахара, ложка сухой горчицы, ложка тмина, ложка молотого черного перца, ложка измельченного в ступке кориандра и целых полторы ложки соли. Перемешали все в миске и, по словам Нинки, «стали делать мясу массаж»: натирали свинину со всех сторон ароматной смесью.  Дело веселое и абсолютно безответственное, так как часть приправ к мясу все равно не прилипла и мы ее просто высыпали в форму в качестве «матрасика» для будущей полендвицы. Мясо уложили в продолговатое корытце, накрыли фольгой – но не до конца, оставив «форточку» для воздухообмена, и спрятали в холодильник. Потом занялись рисованием специального графика: мясо полагалось переворачивать по утрам и вечерам целых три дня. Каждое утро мы вместе бежали к холодильнику, переворачивали свинину и ставили птичку в соответствующей графе. Мясо благоухало травами и приправами, время летело незаметно, и вот на третий вечер настала пора «запеленать» полендвицу. Корейку аккуратно замотали в лоскут тонкого батиста – да, это когда-то была моя пижонская ночная сорочка, купленная в Париже. Потом перевязали веревочками и повесили возле трубы отопления, но недалеко от форточки. На целых десять дней. Вот это был единственный этап, который дался Нинке непросто. Почти ежедневно она прибегала в заветный угол и трогала батистовый сверток, а потом оповещала окружающих: «Он совсем подсох! Почти готов! Когда будем снимать?» Но я упорно стояла на страже рецептуры, и все сроки были железно выдержаны. В конце концов, когда в окружающем мире происходит что-то невнятное, приятно иметь четкую и близко расположенную цель.  

 

На ошибках учимся готовить 

Торжественное разворачивание деликатеса происходило при массовом скоплении публики, которая стояла вокруг с ножами наготове и с бокалами наперевес. Полендвица выглядела роскошно: шершаво-душистая сверху, нежно-розовая и плотная на срезе. Тонкие ломтики на просвет имели оттенок лососины, пикантная корочка манила и дразнила, и больше ничего к этой полендвице уже не требовалось – разве что глоточек освежающего напитка. Она была совершенна и самодостаточна. Конечно, это вам не хамон, но исключительно достойная замена сыровяленой колбасе, к тому же не такая жирная. Правда, наша полендвица размером могла бы быть и побольше – я себе мысленно дала слово в следующий раз покупать не 800 грамм корейки, а хотя бы кило. Нинка, кстати, аккуратно срезала пряности с каждого своего ломтика, предпочитая только розовую серединку, а вкусную корочку раздавала всем желающим.  

А ведь это с ее «полен…ицы» все началось! Вот и получается, что иной раз ошибка – реальная  заявка на что-то новое и полезное. Осталось понять, что имел в виду тот диктор в видеоуроке по изо, который художника Поленова обзывал Палёновым. Наверное, у него были свои ассоциации.    

 

 

 

Предыдущая статья

На темном небе звезды ярче 

Следующая статья

Черных риелторов не бывает