ПерсоныПетербургСобытия

ВНУЧКА ЮСУПОВА: Я НЕ ВЕРЮ

Какие эмоции испытываешь, оказавшись рядом с потомком Романовых? Поверьте – сложные. Заглядываешь в глаза внучке Феликса Юсупова, и, да простят мне сравнение, ощущение: это сфинкс. В Ксении Николаевне течет кровь: а) Юсуповых; б) Шереметевых, тех, чей дворец на Фонтанке, во флигеле которого бытовала Анна Ахматова; в) Романовых. И, наконец, кровь Сююмбике, правительницы Казанского ханства в 16-м веке. Как заметил актер Владимир Кошевой, за этой женщиной чувствуется история. Я и говорю – сфинкс.

Вся эта лирика к тому, что внучка легендарного князя приехала на несколько июньских дней из Афин в Петербург. Не в первый раз, конечно: в свое время Ксения Николаевна присутствовала на церемонии перезахоронения праха императрицы Марии Федоровны в Петропавловском соборе. Прабабки, между прочим.

Нынче Ксения Николаевна приехала, чтобы показать отреставрированную фамильную резиденцию – дворец Юсуповых, что на Мойке, – своим внучкам Марильей и Жасмин-Ксении. «Надеюсь, они полюбят этот дом так же, как я». Я не могу себе представить, каково это – идти по анфиладе залов, продираясь сквозь толпы туристов (в основном зарубежных – что они знают про Юсуповых?!), и осознавать, что здесь жили твои родные, не далекие какие-то, а любимые бабушка и дедушка. И здесь могла жить ты сама. В синей, роскошной спальне бабушки, Ирины Юсуповой, на лицо Ксении Николаевны набежала тень. Потом выяснилось: здесь родилась ее мать. Гений места – до Ксении Николаевны дошел отзвук из прошлого.

Жалко, не довелось побывать вместе с ними на божественной литургии в домашнем храме. А с другой стороны – это слишком интимно. Зато при мне состоялась историческая встреча Ксении Николаевны и Владимира Кошевого. Историческая, потому что Кошевой уже дважды играл ее деда, Феликса Юсупова. «У вас очень похожи глаза», – заметила Ксения Николаевна. Когда-то актеру один характерный жест князя подсказал Михаил Шемякин, знакомый по Парижу с именитым эмигрантом. На этот раз у Кошевого появилась возможность допросить близкого Феликсу Юсупову человека. По-детски непосредственный, добрый, играющий в жизни, как в театре, непрактичный – таков был со слов Ксении Николаевны ее дед. «Рядом с их домом в Париже был госпиталь. Дедушка приходил к людям, которым осталось 2–3 дня, и они уходили тихо, умиротворенно. Светло. В конце концов деду стали телефонировать, чтобы он пришел в госпиталь и проводил пациента в последний путь. После этого не удержалась, чтобы не задать бестактный, да, но важный вопрос: что же тогда произошло в роковую декабрьскую ночь 1916 года, кто убил Распутина? «Мы не говорили на эту тему никогда. Он лишь сказал, чтобы я прочла его мемуары. И когда я прочла, я подумала: как это могло случиться, ведь у него такое доброе сердце, он такой замечательный! Потом, спустя какое-то время, я задумалась: а может, это не он? А если так, то он еще более замечательный человек. Я его обожаю!»

Владимир Кошевой тоже не удержался от провокационного вопроса. Правда, про «Матильду» Алексея Учителя, вокруг которой не затихает скандал. На вопрос, можно ли снимать кино про роман цесаревича Николая и Матильды Кшесинской художественный фильм, Ксения Николаевна ответила: «А почему нет? Тогда такое кино было бы невозможно, сейчас – легко. Сегодня это не скандал. Надо сделать кино, а потом уже говорить: плохое оно или нет. В искусстве табу нет». И благословила Владимира вновь сыграть ее деда – на этот раз в интерьерах Домашнего театра Юсуповского дворца. Ксения Николаевна на премьеру приехать обещала.

Цитата: Владимир Кошевой: «С ней хорошо. Просто. Как будто сто лет знаешь…»

Ольга Машкова
Предыдущая статья

«Петербургские танцевальные каникулы», фестиваль

Следующая статья

Русские музыкальные сезоны

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*