ПерсоныПетербург

Тихо шифером шурша, фильмы крутят не спеша

Роман Будницкий, организатор кинотеатра на крыше Roof Cinema:

– Когда я был маленький, у меня не было отца-миллионера, поэтому я пошел работать, чтобы накопить денег для поступления в вуз. В итоге, правда, поступил на бюджет в Технологический институт. Работал я тогда ночным продавцом видеокассет. Естественно, нужно было тестировать свежие поступления на предмет брака. Ночью посетителей немного, так что за ночь я смотрел 3–4 фильма. И проработал так около пяти лет. Вот тогда я и понял, что люблю кино, и даже поступил в Университет кино и телевидения, а потом в Театральную академию. А еще успел скопить Roof Cinemaколлекцию DVD-дисков, штук 450, включая сборники, пересмотреть топ-200 фильмов на «Кинопоиске». Появилась настоящая страсть – показывать фильмы и определять по ним людей. Например, девушкам на одном из свиданий я предлагал вместе посмотреть фильм «Настоящая любовь». Для меня он тогда ассоциировался с чем-то волшебным, поэтому если девушке фильм нравился – у нас все получалось, а если нет – я думал, что это не мой человек. Сейчас я понимаю, что это был какой-то киношовинизм, искусственный отбор по синематографическому признаку, а тогда мне это казалось абсолютно нормальным.

В то время я многих знакомых приглашал в гости и буквально насильно заставлял смотреть какие-то крутые фильмы. Выглядело это, конечно, не как в «Заводном апельсине» – людям нравилось, они мой выбор одобряли. И как-то раз, шесть лет назад, мы с друзьями сидели и думали, как бы провести лето. Я предложил показывать на крыше кино, как это делают во многих европейских городах. Мы натянули на крыше баннер между двумя досками, взяли у друга проектор и показали для друзей «Назад в будущее». Из 120 человек до конца досмотрели всего 40, потому что в тот раз мы не сделали поправку на белые ночи. В итоге в таком дружеском формате кинопоказов мы проработали на крыше клуба МОД первое лето. Крутили все, что нам нравилось. А через год поставили проект на коммерческие рельсы: узнали, как нечто подобное работает в других городах и странах, открыли ООО, стали покупать права на фильмы.

Почему кино именно на крыше? Есть такая вещь, как брендинг города. Для иностранцев это Исаакий, Спас на Крови, Дворцовая. Гости города любят Roof Cinemaнаблюдать развод мостов (что совершенно необъяснимо для меня), а петербуржцам нравятся спуски к Неве и крыши.

Весь коллектив нашего кинотеатра – три человека. Кроме меня это Елена, помощник режиссера Новой сцены Александринского театра (моя правая рука, с ней мы все это начинали), и маркиз Глеб, наш специалист по техническому оборудованию, техник без страха и упрека, человек, который может решить любую проблему. Вместимость кинотеатра – 100 человек, билет стоит 400 рублей. Работаем мы все лето, расписание вывешиваем на сайте и в социальных сетях. Основной контингент – любители кино и влюбленные.

Мы не только показываем кино, а еще и вместе с различными культурными центрами, посольствами, консульствами организовываем кинофестивали. В этом году у нас будут проходить Израильский международный кинофестиваль, фестиваль кино Франции и уже ставшее традиционным «Испанское кино на крышах». Мы бойкие ребята. Сотрудничаем с Амедиатекой, начинаем совместную работу с радио «Зенит» – будем показывать матчи чемпионатов Европы.

Иногда мы делаем выездные показы. Например, наш кинофестиваль «Петербург, я люблю тебя» проходит на разных площадках и собирает от трех до пяти тысяч человек. Есть одна крыша, которая могла бы их всех вместить, но в последний момент нам ее не дали. Понимаете, существует категория людей, которые не любят ничего нового. И у них всегда наготове железный аргумент: «Ну мало ли что». Вот так и с нами произошло: мы нашли крышу, пришли разговаривать, объяснили, что у нас договоренность с Комитетом по культуре, своя охрана, что всю ответственность мы берем на себя, а в ответ услышали отказ с комментарием: «Ну мало ли что». Пришлось выкручиваться, разносить программу на другие площадки.

Roof CinemaКинотеатр и показы – это верхушка айсберга. Люди думают, наверное, что это просто: начинается сезон, натягивается экран – и все. А вот покупка прав, договоренности с государственными институтами, с консульствами, со спонсорами остается незамеченной. Делается огромное количество презентаций, информация рассылается всем возможным спонсорам, потом следует период общения с ними, который может длиться до полугода. Честно говоря, к началу сезона я подхожу уже на последних морально-волевых.

Хочу, конечно, однажды снять что-то свое. Про Петербург, каким я его вижу, что-то в духе Тарантино. Я вырос в блочном районе на «Звездной», у нас были свои местные топонимы: проспект Космонавтов назывался набережной, а школа – тюрьмой, потому что из-за драк между купчинскими и нашими местными пацанами школьные окна завесили решетками… Много ярких историй, самобытных персонажей, сумасшедших диалогов – вот про это хотелось бы снять фильм. Что-то не пафосное, не романтичное, а такое, после чего зрители говорили бы: «Ну наконец-то и у нас нормальное кино стали снимать».

Записала Юлия Маврина

Предыдущая статья

Мой Демон самых честных правил

Следующая статья

Без лишних церемоний

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *