Культура

Сотворение микромира, или Ху из ху во мху

Тут вот неожиданно интеллектуально-художественная провокация нарисовалась. Художник Феликс Данкевич зашифровал фольклорные, античные, средневековые, русские сказочные сюжеты и образы, а также мотивы европейского галантного века в графическом цикле «Жизнь мха».

– И где этот мох? – интересуются посетители выставки в арт-пространстве «Полежаев», слух о которой разлетелся по городу.

Оказывается, жизнь мха проистекает в поселке Сосново, где дача художника.

– Два прошлых лета были очень дождливыми, – рассказывает Феликс, – и заброшенная железнодорожная одноколейка, по которой я хожу на станцию, заболотилась и заросла мхом. Я гулял там по вечерам под стрекот насекомых, смотрел под ноги, разглядывал блуждающие огоньки, слышал шорохи и таинственное копошение в зарослях мха. Потом рисовал.

Рисовал он тушью на бумаге. Получились небольшие работы-тондо. Не все знают, что это такое, но можно догадаться.

– Тондо – это что-то от ротонды, – объясняет мама сыну, явно младшекласснику. – Такое же круглое.

– Как будто художник смотрит в микроскоп?

Ребенок попался сообразительный: это действительно похоже на картинки в окуляре микроскопа, в которых отражается свое­образная жизнь. Растительные и гротескные орнаменты распадаются на элементы и заново собираются в цепочки, превращаются в новые, странные, иногда немного пугающие конструкции. Каждый может трактовать эти сюжеты по-своему, но интересно все-таки разгадать, что зашифровал в них художник. Сначала не очень понятно: ну личинки тритона, ну жуки-рогачи. Какие-то неизвестные науке существа сидят в чьей-то пасти и пьют напиток из банки, а в банке заключено еще одно существо, из которого и получается напиток.

– Оно не очень-то этим довольно, но относится с пониманием, – Феликс сочувствует своим героям, но такова жизнь. И не только во мху.

– Здесь у вас кто-то кого-то частенько хочет съесть. Или даже выпить.

– Должна же быть драматургия.

И драматургия эта постепенно обретает знакомые черты. Вот грустный юноша играет на странном музыкальном инструменте, а девушка печально держится за цветок. Трагизма добавляет чучело в виде черепа, прикрученного к дереву. Как будто живых от мертвых отгоняет. Ну прямо карикатура на бога подземного царства. А может, это и правда он, древнегреческий Аид, стилизованный по закону жанра. Тогда грустная влюбленная парочка – Орфей с Эвридикой.

– А это что за кровожадная птица?

– Журавль борется с карликом.

Все ясно: художник нарисовал эпизод знаменитой войны пигмеев с журавлями. По легенде, царица пигмеев распространила слух, что она красивее всех богинь. За это одна из богинь превратила ее в журавля, и царица стала воевать со своим народом. Кстати, где-то в Африке действительно обитали пигмеи. Возможно, и с журавлями у них были непростые отношения.

Среди жителей мха обнаруживаются и реальные исторические персонажи – в рисунке под названием «Аристотель и Филлида».

– Тот, который на четвереньках, – типа Аристотель?

– Это известный сюжет про то, как воспитатель Александра Македонского Аристотель учил его, что в споре женщины и мужчины всегда победит женщина. Александр ему не верил. Но однажды куртизанка Филлида шутя приказала Аристотелю: вставай на четвереньки, а я поеду на тебе верхом. И философ подчинился возлюбленной. Александр это увидел и понял: учитель прав. Остроумные реминисценции, живая свободная линия – все хочется подробно рассмотреть. И вот уже в даме с птичьей ногой угадывается царица Савская. Та самая, что приехала к царю Соломону пообщаться-познакомиться и щедро его одарила. Со временем этот невинный библейский эпизод подвергся интерпретациям, возник мотив греховной связи и образ царицы приобрел демонические черты.

– Нам известно, что у нее с ногами что-то не то. То ли они были волосатыми, то ли с копытами. Я нарисовал ей птичью ногу. Даже немножко похожую на рыбу.

– Просто какой-то Серебряный век.

– Да, вы правильно заметили. В Серебряном веке художники полюбили фольклор, который раньше считался низким жанром, с удовольствием изображали сказочную нечисть и снижали пафос классических историй: вместо роз рисовали одуванчики, вместо голубей – воробышков. И я следую по тому же пути.

Феликс Данкевич, петербургский график, иллюстратор. Учился в нашем Институте кино и телевидения на режиссера анимационного фильма. Как режиссер и художник-постановщик участвовал в создании видеоклипа на песню группы «Самое большое простое число» под названием «Надо подумать». Клип имел успех и у многочисленных фанатов группы, и у профессиональных аниматоров на 7‑м Большом фестивале мультфильмов (Москва, 2013). Графические работы Феликса находятся в коллекции культурного центра «Порядок слов» и в частных собраниях. В прошлом году в библиотеке имени Лермонтова состоялась его персональная выставка.

Светлана Мазур

Предыдущая статья

Открыта регистрация на Арифметические Игры ExpoOlimpia

Следующая статья

Старая, старая сказка. На новый лад

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*