Блоги #NaNevskom

Русско-японский вопрос

Текст и фото: Марина Гончарова

Текст и фото:
Марина Гончарова

Гайдзин в Японии, как правило, не только профессиональную карьеру вряд ли сделает, но даже вменяемо ассимилироваться не сможет. Гайдзин – это  чужестранец, человек извне. Такая необычная страна Япония. Но есть исключения и в японских правилах.

Художница Варвара Бубнова прожила там 36 лет и обогатила местный арт развитием техники литографии до такой степени, что ее назвали лучшим литографом Японии. А ее младшая сестра, скрипачка Анна Оно-Бубнова, навестить которую она и поехала в 1922 году, была названа «матерью всех японских скрипачей». Обе сестры были награждены женским японским Орденом Священной короны IV степени за исключительные заслуги перед государством. Варвара – за русский вклад в японскую кульутуру, в том числе переводы русской литературы, Анна – за обучение двух поколений японских скрипачей числом более 1000 человек.

Причем это только часть головокружительного сюжета жизни Варвары Бубновой, выставка работ которой сейчас проходит в галерее «Матисс».
Поскольку Анна Бубнова в 1918 году обвенчалась с Сунъити Оно, студентом-зоологом и будущим дядей Йоко Оно, то ее средняя сестра стала будущей тетей жены Джона Леннона. И знаменитая племянница посетила выставку своей родственницы в Третьяковской галерее в 1961 году. Это была вторая персональная выставка Варвары Бубновой после возвращения в Советский союз в 1958 году, в хрущевскую оттепель. В начале 1930-х годов художницу лишили советского гражданства за связь с врагом народа – за официальную (по просьбе посольства) экскурсию по Токио для высокопоставленного советского чиновника, который при возвращении в СССР был арестован.

Но в 1936 году Варвара Бубнова попала в политические тиски – она и ее второй муж были признаны в Японии (после «путча молодых офицеров») нежелательными иностранцами и высланы из Токио в горную местность. В результате бомбежки оставленный без присмотра дом сгорел, сгорели практически все ее работы почти за 20 лет. В СССР художница жила в Сухуми с сестрами Анной (вернулась на родину в 1960 году) и Марией, затем смогла переехать  в родной город – в Ленинград. Здесь она родилась и выросла в дворянской семье, получила образование в Академии художеств, стала членом одного из самых радикальных творческих объединений «Союз молодежи» (Бурлюк, Гончарова, Ларионов, Малевич, Татлин, Филонов). В 1970-е годы была ленинградской легендой.

Перед отъездом в Японию Варвара Бубнова очарованно изучала древнерусские иконы и миниатюры. В 2008 году в Японии обнаружилась икона ее работы «Всех Скорбящих Радосте», пожертвованная Никольскому собору в 1925 году. Сейчас икона находится в епископальном зале Сендайской и Восточно-Японской епархии. Японское визуальное искусство тоже значительно повлияло на стиль художницы – классическая японская живопись суйбоку-га в черно-белой гамме пришлась очень кстати в ее графических поисках. Про технику печати Варвары Бубновой (литография на цинке), открывшей новые возможности, до сих пор спорят специалисты и коллекционеры. В частности, в Японии эта техника широко применяется в искусстве плаката.

Предыдущая статья

Указующий перст

Следующая статья

5 принципов построения компании будущего в digital-эпоху

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*