Блоги #NaNevskomИскусство

Po-Ku Revolution

Текст: Марина Гончарова

Текст: Марина Гончарова

Так обозначают стиль одного из крупнейших современных художников мира Такаси Мураками. «Po” – это поп-культура, «Ku” – последний слог слова «отаку», в переводе с японского – упертый фанат аниме и манги, такие в Японии не приветствуются. Получается революция упертого фаната поп-культуры. И этот революционер – Такаси Муракми, первая выставка которого в России открылась в Москве.
«Будет ласковый дождь» – восемьдесят первая персональная выставка Мураками. Он много успел за двадцать семь лет творческой деятельности, за половину своей жизни. Кстати, и выглядит прекрасно, по-японски молодо для своих пятидесяти пяти лет, в звериной шапке и национальном японском костюме, веселый такой революционный шаман, японский Микки-маус. И даже очень похож на обоих (в одном лице) японских Дедов Морозов – в голубом, розовом, зеленом и темно-красном, как полагается в японской новогодней традиции.
Художник, скульптор, дизайнер, кинорежиссер, живет и работает в Токио и Нью-Йорке, доктор искусств Токийского университета искусств, который окончил по специальности «Нихонга» (традиционная японская живопись XIX века). Его работы были выставлены в Версальском дворце в Париже, он снял на своей фабрике-студии KaiKai KiKi Co фантастический фильм «Глаза медузы» о жизни японцев после Фукусимы, его скульптура «My lonesome cowboy” («Мой одинокий ковбой») была продана на торгах Sotheby^s за 15,2 млн долларов, он создает сумки для Louis Vitton в сотрудничестве с Марком Джейкобсом. Он сам продвигает себя сначала на интернациональный арт-рынок, а оттуда – на японский арт-рынок, потому что – вы же помните – японцы не любят отаку. При этом они испытывают уважение к любому последовательному и ежедневному труду. Поэтому Мураками, непрерывно совершающий революционные, но созидательные действия, снискал не только международную славу, но и приязнь сограждан.
Особое влияние на творчество Мураками оказали два современных арт-гения противоположного знака – немецкий интеллектуал Ансельм Кифер и американская звезда поп-арта Джефф Кунс. Так и пошло дальше, и поехало – в единстве и борьбе противоположностей: Восток – Запад, высокое искусство – низкое искусство, прошлое – настоящее, японский поп-арт – традиционная японская живопись. Главную свою задачу художника Мураками видит в обеспечении доступности этих категорий для любой публики. Поп-арт он считает действительно живым искусством, которое в Японии не любят как низовую культуру и низкий жанр.
Самые известные произведения Мураками – смеющиеся цветы в различных комбинациях. И в объектах, и в инсталляциях, и понятно, прежде всего в живописи, он придерживается двухмерного принципа изображения, принятого в японском искусстве. Он называет эту характерную черту 2G, Superflat.
Название выставки «Будет ласковый дождь» восходит к одному из самых известных рассказов Рэя Брэдбери о ядерной катастрофе 5 августа 2026 года, написанного в 1950 году, после Хиросимы и Нагасаки. Название рассказу в свою очередь дало лирическое стихотворение американской поэтессы Сары Тисдэйл 1920 года, которое вплетено в сюжет. Мураками родился через семнадцать лет после ядерной бомбардировки в августе 1945 года. Но осознание японцами этой катастрофы продолжается чуть ли не до сих пор. (Например, Нобелевскую премию по литературе 2017 получил британец японского происхождения Кадзуро Исигуро, первый роман которого был написан об этой национальной травме, затронувшей и его семью). То есть ядерная катастрофа уже не сама по себе, а ее последствия в современности. (Кстати, в третьем сезоне Сериала «Твин Пикс» становится очевидным, что именно ядерные испытания и являются причиной появления другой реальности в виде Белого и Черного вигвамов). Эта тема очень актуальна сейчас в мировой культуре. Возможно, поэтому, одна из первых работ экспозиции – гравюра с бабочками, которые согласно даосизму символизируют в первую очередь иллюзорность бытия.
Ядерному взрыву посвящена одна из пяти глав экспозиции. В ней тоже свой герой – это Time Bocan из одноименного аниме-сериала, изображение черепа, который похож на ядерный гриб и который стал точкой отсчета новой японской визуальности. Фильм «Глаза медузы», который впервые демонстрируется в России на этой выставке, показывает жизнь японских школьников после цунами и ядерной аварии на АЭС Фукусима-1. Очень обаятельный фильм о странных кукольных существах, которые живут в мобильных устройствах детей и по сути являются их самыми близкими друзьями. Все вместе эти виртуальные существа побеждают чудовище, облако негативной энергии, собственно ядерное облако, ценой своего исчезновения. Но чудесный хэппи-энд никто не отменял – благодаря высоким технологиям все опять живы, здоровы и плывут в будущее на облаке взаимной любви.
Представлено более восемьдесят работ – живопись, графика, аниме, манга, анимация, полнометражный фильм, инсталляция, японская гравюра, артефакты из студии Мураками. Это вторая ретроспективная выставка художника, она почти такая же большая как первая, которая проходила десять лет назад в США и Германии.
Выставка раскинулась во всех пространствах нового здания МСИ Garag, созданного по проекту Рэма Колхаса. Не только в выставочных залах, очень провокативных по интерьеру – прозрачные вставки в полу и в стенах, подходишь поближе к работам Мураками и вдруг обнаруживаешь себя стоящим на стекле и глядящем в стекло. Да, экспозиция везде – в холле, в кафе, в книжном магазине, на фасаде музея. Совершенно потрясает встраивание произведений Мураками в интерьер музея – в пол, в стены, целые типа комнаты из смеющихся цветов или золота на красном. Интересно, что в холле музея архитектор сохранил фрагмент советской мозаики 60-х -70-х годов, сохранил фрагмент кирпичной кладки под мозаикой, и одна из работ Мураками включается в эту общность из прошлого и составляет с ней симбиоз, входит в отношения естественного союза.
Очень эффектна инсталляция, имитирующая косплей-зоны фанатов аниме в гиковских районах Токио – мириады мелких фигурок. И чтобы их не растащили на сувениры, проходить между двумя островами манги позволяется очень быстро и гуськом, и если снимать видео, то на ходу. Это глава «Каваий» – в переводе с японского «Милый», развлечения как они есть. Впечатляют самые новые работы – диптих, посвящений Фрэнсису Бэкону (2017), а также цикл «Untitled” (2017) из листового золота и листовой платины. Очень здорово, что мы можем видеть творчество Мураками почти в то же время, когда он создает свои произведения. А не так, как увидели поп-арт Энди Уорхола – через тридцать лет. Культурные обмены невероятно важны для развития любого общества, они одинаково нужны для обеих сторон. Может, и Уорхол стал бы производить на Фабрике что-нибудь другое, побывай он в СССР со своим супом Campbells лично.

Предыдущая статья

ВЫСТАВКА ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Следующая статья

Танцевальный фестиваль Звезда Санкт-Петербурга — 2017

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*