Туризм

«Сказки» вепсского леса

Анекдотичная эта история – давнишняя. В середине семидесятых меня, студента истфака, мое этнографическое любопытство привело в поселок Важины. Остановился у Звездиных. Хозяин дома по паспорту был русским, но с гордостью утверждал, что по национальности он вепс. И взбрело мне в голову начать постигать азы вепсского языка.

Я кивал на предмет, Николай называл его по-вепсски. Я записывал. «Стол?» – «Сёмсия». «Стул?» – «Иштим». «Печь?» – «Пячь». «Кровать?» – «Маганусия». «Самовар?» – «Самвар. Без “а”. «Чай?» – «Так и будет – чай. Это слово не русское и не вепсское». Дверь в комнату была открыта. На пороге появилась кошка. Спрашиваю: «Как по-вепсски кошка?». «Киска, – говорит Николай и ехидно улыбается. «Я серьезно».– «И я серьезно». Ну что ж, раз так, пишу: «Киска».

В последующие годы я бывал в Присвирье в основном проездом, и возможности разобраться, прикололся надо мною важинский вепс или нет, не представилось. В последнее время благодаря стараниям правительства Ленинградской области по развитию сельского туризма (и не только сельского) я трижды посетил «столицу вепсского края» деревню Винницы. Спрашиваю женщину в национальном костюме: «Как “кошка” по-вепсски?» – «Кажи…»

Информация к сведению

Малый народ с большой историей

Вепсы – малочисленный финно-угорский народ, традиционно проживающий на территории Карелии, Вологодской и Ленинградской областей. В 500‑м году до нашей эры вепсы уже жили в Межозерье – между Онежским и Ладожским озерами. «Открыл» вепсов миру лет двести назад российский этнограф Андрей Шёгрен. Всего их немногим более (а может, уже и менее) шести тысяч человек.

Вепсский язык включен ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира как «находящийся под сильной угрозой исчезновения». Вепсы традиционно вели сельскохозяйственный образ жизни. Выращивали рожь, ячмень, овес, картофель. Животноводство играло подсобную роль. Занимались охотой и рыбной ловлей. Вероисповедание «сложносочиненное»: сочетание христианского и языческого. Притом что высокочтимый в христианском мире преподобный Александр Свирский – вепс.

Попытка национального возрождения вепсов была предпринята в 1920‑е годы. Появились вепсские школы. В 1932‑м издана первая азбука. Однако уже в 1937‑м многие представители этого малого народа были раскулачены, арестованы, посажены или сосланы в Сибирь. Национальные школы закрыли, издание книг на вепсском языке было запрещено. Все изменилось в годы перестройки. В конце 1980‑х началось пробуждение национального самосознания. Стали выходить газеты, издаются учебники и книги. Более тридцати лет в селе Винницы проходит праздник «Древо Жизни», на который съезжаются вепсы со всей России и из ближнего зарубежья. В этом году винничане показали губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко новое двухэтажное здание Вепсского центра фольклора.

Из записной книжки журналиста

«Вепсы не показывают свою культуру – они живут ею»

При общении с вепсами убеждаешься: расхожее мнение, что люди они замкнутые, глубоко ошибочно. Добродушны, доброжелательны. А если начнешь человека расспрашивать о быте и культуре его народа, только успевай записывать!

***
– Время не остановить. Вновь праздник «Древо жизни». Может, мы не способны петь так, как наши бабушки, но делаем все, чтобы самобытность нашего народа сохранялась.

***
– Мы, вепсы, до сих пор верим в духов. Вепс не войдет в лес без дара Хозяину леса. В былые времена обязательно под дерево или под кусточек горсточку зерна высыплет или монетку положит. Сейчас – кусочек сахара или конфетку. Попросит разрешения грибов или ягод пособирать, а покидая лес, поделится с Хозяином леса обретенным, положит на пенечек гриб-другой, ягодок немножко отсыплет. Бережное отношение к лесу у вепса на подсознательном уровне. Без надобности не срубит дерева, не сломает кустик. Раньше вепс всегда разговаривал с деревом, которое собирался срубить. Зачитывал молитву и, сняв шапку, говорил о необходимости, вынудившей его взяться за топор.Деревья – живые существа. Вепсы никогда не срубят дерево на кладбище – а вдруг в него вселилась душа покойного? Сухие, мертвые деревья тоже – в них уже нет энергии, подпитывающей человека.

Вепсы знают свойства деревьев. Уважают липу – из нее делается хорошая посуда. Осиновое полено помогает от головной боли – если положить под голову. Осиновой щепой наши предки натирали десну при зубной боли. Вытягивая энергию, осина ослабляла боль. Верят вепсы и в Хозяина воды. И ему делают подношения – куриное яйцо, например, или какую выпечку. От Хозяина воды зависит улов. В воду нельзя бросать мусор, на воде нельзя ругаться.

***
– Живы, живы наши древние ремесла! В каждой деревне свой промысел. Одна славится посудой, другая – плетением из бересты. Какой еще народ пиджаки из бересты делал?!..

***
– Вепсы не любят торговать продуктами… Если хозяйка испечет хлеб, обязательно угостит соседей.

***
– После того как вблизи села Шоокша было обнаружено месторождение малиново-красного кварцита (этот камень использовался при отделке Эрмитажа, был подарен Франции для саркофага Наполеону), многие вепсы стали знатными каменотесами – строили дома в Петербурге и Москве, укрепления Кронштадта.

***
– Для наших предков танец был много больше, чем танец. Встречаться юношам и девушкам наедине было нельзя. А общаться хотелось. Вот и общались в танце.

***
– Вепсы гадают?

– Гадают. С помощью кусочков хлеба, камушков. Вепсы считаются колдунами.

– Все?

– Точно не все. (Смеется.)

***
– Для вепса порог дома – граница между внутренним и внешним миром. Воткнутое в щель на пороге перо птицы – оберег. До недавнего времени в деревнях обходились «вепсским замком» – веточкой-рогатинкой, вставленной в дверной пробой.

***
– Вепсы жили большими семьями. Восемь человек – маленькая семья. Средняя – 10‑12. В каждой семье был мальчик-«нырок». Река Оять была богата жемчугом, и его добыча оказывалась прибыльным делом.
Юноша, перед тем как сделать девушке предложение руки и сердца, доставал со дна реки раковину. Если в ней не оказывалось жемчужины, откладывал сватовство на год. Если и на следующий год в раковине жемчужины не было, отказывался от этой невесты.

***
– О нас говорят: вепсы не показывают свою культуру, они живут ею.

***
– Как только не называют северо-восток Ленинградской области: и «Лесная Венеция», и «Легкие Петербурга». Наверное, так и есть. Я где-то читала, что ежегодно Подпорожский район посещают более 6000 туристов. В такую-то глушь люди едут! Вы видели у дороги рекламный щит: «Путешествие с любовью»? К нам едут с любовью. Мы отвечаем тем же. Не знаю, кто первым обратил внимание, что контур Ленинградской области напоминает бабочку. Ну бабочка и бабочка. А контур Подпорожского района похож на человеческое сердце…

Владимир Желтов, фото автора

Предыдущая статья

V Музыкальный марафон

Следующая статья

Встречаем новый год с "Кенгуру"

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*