Культура

История одного побега

Знаете ли вы, кто такой Александр Печерский? Человек, в память о котором установлены памятники в Бостоне и Тель-Авиве, названа улица в израильском городе Цфате, о котором написано множество книг на разных языках и снят фильм в Голливуде? На родине он лишь недавно был награжден орденом Мужества и о нем наконец сняли кино – пришло время собирать камни…

Удивительно, что единственный успешный массовый побег заключенных из концлагеря не вошел в советский официоз, и мы куда больше наслышаны о Дахау, Освенциме или Треблинке, нежели о Собиборе. Организатором легендарного побега из этого лагеря смерти был лейтенант советской армии Александр Печерский, в мирной жизни руководивший художественной самодеятельностью. И вот история этого подвига стала режиссерским дебютом Константина Хабенского. Он же в «Собиборе» сыграл главную роль… Итак, Константин Хабенский – о проекте.

Это эмоциональная история о том, что происходило с людьми, которые находились в концлагере. Их падения и взлеты, их форма защиты, как агрессивная, так и пассивная – уход в безумие. Рядом с ними дышала смерть, у них за забором происходила чистка земли от «низшей расы». Они все понимали, но ничего не могли сделать.

Мне кажется, это еще и о вере в человека. О том, что всегда, в любой ситуации, какой бы ужасающей она ни была, есть человек, который вселяет веру в других, что они тоже люди и имеют право на жизнь. За Печерским пошли, но представьте себе, насколько ему было сложно организовать побег людей, говорящих на самых разных языках. Для этого нужны были харизма, уверенность, ярость…

История цепляет с самого начала все возрастные группы, что меня радует несказанно. Я показывал фрагменты из него десятилетним детям. Вот та-а-акие, конечно, глаза. «Жестко?» – спросил я. «Да, жестко». «А ты вот только что в компьютерной игре мочил направо-налево. Это не жестко?» Почесал голову: «Да, это то же самое». Компьютерные игры по уровню жестокости куда сильнее многих фильмов. Но на самом деле мы ушли от той жесткости и жестокости, которая была в Собиборе. Всю страшную правду мы не показали. Сделали больше акцент на взаимоотношениях людей. Все-таки четкость, правда донесения исторических фактов – это прерогатива документального кино. В художественном – правда донесения эмоций. Если документалистика в игровом кино не добавляет эмоции, а только забирает внимание и сбивает прицел, тогда от нее стоит отказаться. Мы стремились к эмоциональной правде о том, что происходило в Собиборе. А дальше зрителю судить, цепляет ли его это, кажется ему история правдивой или нет…

В каком-то смысле это мифологическая история. Да, мы отталкивались от Собибора, и все же это не локальная история конкретного концлагеря. Хотелось добиться библейских ассоциаций, ведь подобные вещи происходят на протяжении всего существования человечества. Сверхидея «Собибора»: подобные лагеря порождают только зло. Даже если человек на 100 процентов прав в своем желании мстить, какими бы прекрасными мотивами и лозунгами ни были подкреплены его действия, он ожесточен, он сам становится убийцей, только с другой идеологией.

Я не собираюсь кричать, махать флагом и говорить: «Не забывайте!» Всегда есть люди, которые стараются думать, которые понимают, что лозунги не меняются, что человек может дойти до предела и перешагнуть… Эти люди будут помнить, анализировать и передавать свое знание дальше. Наш месседж – это кино. Дальше уже видящий увидит, слышащий услышит. Передаст другому.

Играя Александра Печерского, я не стремился к документальности. Иначе это сковало бы руки. Для меня вообще нет разницы, играть исторического персонажа или не исторического. Нужно рассказывать про людей, про то, что с ними происходило, как они воевали, любили, плакали, смеялись, и над чем плакали и смеялись. И в данном случае надо было быть достаточно деликатным, но не документальным. Понятно, что есть какие-то вехи в его судьбе, с которыми мы должны считаться. Плюс неплохо было бы понимать, какой деятельностью герой занимался – нельзя представить, что лейтенант Печерский в мирное время занимался составлением астрологических прогнозов. А в остальном – фантазия. Я, работая с историческими персонажами, принципиально избегаю их собственных жизнеописаний. Скорее, читаю дневники современников, которые с ними общались. Мне интереснее взгляд со стороны. Потом сыграть человека таким, каким он был на самом деле, не может никто. У нас очень много фильмов, где актеры играют правдоподобно, не более того. Мне же важно создать образ собирательный, нафантазированный, но эмоционально убедительный. А уж верить ему или нет – это решать зрителю.

Факты о кино

> Когда Константин Хабенский пришел к продюсерам обсудить предложение сыграть главную роль в фильме «Собибор», он поинтересовался: «Кто режиссер?» Услышав «мы в поиске», актер шутя предложил: «Давайте я и сниму». Пошутил и ушел. А потом начались переговоры. Когда обе стороны ударили по рукам, для поддержки на первом этапе съемок был приглашен Александр Малюков, снявший не одну военную картину. Как заметил дебютант, «по-моему, Малюков остался доволен тем процессом, который мы закрутили».

> По реальным чертежам Собибора художник-постановщик фильма Юргита Гердвилайте создала декорации.

> Со всей Европы было собрано несколько тысяч единиц реквизита. В масштабных сценах принимают участие свыше 10 000 актеров массовки.

> Во время съемок отдельных сцен для общения членов команды на площадке присутствовали пять переводчиков – с идиша, голландского, польского, английского и немецкого языков.

> Роль антагониста Александра Печерского, коменданта лагеря обершарфюрера СС Карла Френцеля исполнил американский актер Кристофер Ламберт.

«Собибор»

Автор идеи Вл. Медицинский, сценаристы: А. Адабашьян, А. Назаров, А. Чернакова, режиссер К. Хабенский.

В ролях: К. Хабенский, К. Ламберт, М. Кожевникова, Р. Агеев, Г. Месхи, М. Ольшанска, Ф. Рейнхардт.

Выход в прокат 3 мая.

ЗАБЫТЫЙ ГЕРОЙ

23 сентября 1943 года в Собибор прибыл первый эшелон с советскими евреями. Среди них был ростовчанин Александр Аронович Печерский. В этом лагере смерти он пробыл всего 22 дня. Тихим и солнечным днем 14 октября узники Собибора подняли восстание. Согласно плану Печерского, они должны были тайно, поодиночке ликвидировать персонал лагеря, а затем завладеть оружием, находившимся на складе, и перебить охрану. Но удалось убить лишь 12 нацистов – охрана открыла огонь по заключенным, и они вынуждены были прорываться из лагеря через минные поля. Из 550 узников Собибора 150 человек не приняли участие в побеге и были позже расстреляны. 80 человек погибли во время восстания. 320 узников смогли бежать. Из них 170 человек были убиты при организованном нацистами преследовании, 92 убиты поляками или выданы немцам. До конца войны дожили 53 человека. По приказу Гиммлера сведения о восстании были засекречены, а сам лагерь сровняли с землей.

Печерский со своим отрядом дошел до Белоруссии, где влился в партизанский отряд и воевал в его составе до прихода Красной армии. Затем он попал в штрафной батальон, где «свою вину перед Родиной искупил кровью». После войны первые годы Печерского не брали на работу – как узника концлагеря. На хлеб непризнанный герой зарабатывал, продавая на рынке вышитые им картины. Александру Печерскому было суждено прожить долгую жизнь – он умер в 80 лет. Он был словно заговорен от пуль, огня, мин. Печерский не погиб в лагере смерти, в белорусских болотах, в штрафном батальоне. Кто знает, может быть, его спас подарок, который дала ему перед побегом на удачу узница по имени Люка. Эта рубашка отца девушки, получившего тяжелое ранение в боях в Испании и спасенного русской медсестрой, до сих пор хранится в семье Александра Печерского.

Ольга Машкова

Предыдущая статья

Тот самый Гутов

Следующая статья

Открыта регистрация на Арифметические Игры ExpoOlimpia

Нет комментариев

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*