Культура

Соль земли нерусской

Итак, случилось. Я все-таки купила соль. Первые дни было просто не до нее. Эти не разобранные коробки с вещами повсюду, кипы документов, так не вовремя пошедший дождь, незнакомая система общественного транспорта, отсутствие жизненно важного чайника и элементарного одеяла. Куда запропастился дурацкий зонт?! А ведь еще в универ надо ездить каждый день, и всё это под аккомпанемент из австрийского наречия. Я пребывала в таком шоке, что, кажется, забывала не только есть, но и моргать. Какая ж тут соль? Только если на раны.

Текст: Мария Дейкова

Вне зоны комфорта

Но раны открылись чуть позже, когда первая безумная неделя осталась позади, а я – одна. Опустошенная настолько, что вакуумом из моей грудной клетки можно было снабдить парочку близлежащих галактик. Без преувеличения.

Мне 25, и я не первый раз надолго уезжаю за границу. Всегда считала себя из тех свободных людей «где бросил шляпу, там и дом», открытой ко всему новому, без страха перемен. Но выяснилось, что чем старше ты становишься и чем уютнее устраиваешь свою жизнь, тем сложнее потом покидать эту зону комфорта. Тем больнее и печальнее отказываться от любимого одеяла и привычного чайника, даже если на другой чаше весов – приключения и новые неизведанные миры.

Пресная жизнь в соленом городе

Организму миры не понравились. Он сразу же начал их отторгать, и впервые за три года я плакала так горько, что от удивления сама себя жалела. Я рыдала, проснувшись и засыпая, за завтраком и за рулем, в туалете между парами и в очереди в магистрат. Мой рев до икоты пугал бедную маму по скайпу, а уж сколько бессвязного нытья пришлось выслушать сотрудникам спецслужб, прослушивающим телефон, даже подумать страшно. Сложнее всего было сдержать слезы за поеданием родной вареной петербургской гречи: они капали в тарелку и с лихвой компенсировали отсутствие в доме солонки.

Потом наступила стадия гнева. «Чертов Зальцбург, – ядовито думала я. – На редкость уродливый город! Маленький, но неуютный. И соль из принципа не куплю! Никогда!» (Salz или «зальц» в переводе с немецкого  – «соль»). Злая на весь белый свет, я смотрела на очаровательные европейские улицы через призму презрения, видела везде угрозы и агрессию, старалась максимально не выходить из дома и отказывалась принимать реальность.  А реальность в свою очередь превратилась в недоваренные и совершенно безвкусные несоленые макароны. Я давилась ими, давилась слезами и жуткими философскими текстами на немецком для универа и чувствовала себя совершенно несчастной.

Вселенскую тоску разогнало чувство юмора

Но вчера один тумблер как будто перещелкнуло. Тихонько, на цыпочках, почти незаметно в голову прокрались старые знакомые мысли. О том, что счастье здесь и сейчас. Надо радоваться каждому мгновенью. Всё новое – хорошо. Человек способен справиться с любой трудностью. Не бывает всё время плохо. Что, в конце концов, alles, was passiert, hat einen Sinn! («Всё, что происходит, имеет смысл» – перевод с немецкого.) Делай, что должно, и будь что будет.

Мне пока тяжело в них обратно поверить. И всё еще больно отпускать прошлое. Реальность по-прежнему совершенно не кажется реальной. Да и плакать, если честно, я не перестала. Но! Похоже, дело идет на поправку. Сегодня я купила соль.

И первое, что с ней случилось: полсолонки просыпалось в раковину. У Вселенной отменное чувство юмора.

salzburg-spb

 

Предыдущая статья

Дистанционка: с прической и дипломом

Следующая статья

Красота спасет мир, а здоровье – красоту